ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Охотник на вундерваффе
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Игра Джи
Мир-ловушка
Посею нежность – взойдет любовь
Черный кандидат
Завтрак в облаках
Удочеряя Америку
A
A

Название третьего источника было также вполне оправдано. Среди песков лежала довольно большая лагуна, наполненная мутной водой, с илистым, судя по этому обстоятельству, дном. Идеальное место для обитания крокодилов. По берегу лагуны росли тамаринды и древовидные кактусы. Этот пояс из деревьев был рассечен несколькими просеками, в которых лошади сразу же учуяли вкусную траву. В глубине одной из этих просек и бил из-под земли собственно источник, наполнявший своей водой лагуну, и в самом начале своего пути к лагуне вода эта была кристально-чистой, прозрачной и очень вкусной.

А мутной и грязной в лагуне ее делали сообразно своим нравам живущие в ней крокодилы. Почуяв приближение людей, множество из них высунули из воды свои жуткие пасти. Опрокидывая друг друга, наползая на спину один другому, они поползли навстречу нашим путешественникам.

— Сколько же их здесь! — удивился доктор Моргенштерн. — Господи! Тридцать! Сорок! Шестьдесят! Что ты скажешь по этому поводу, Фриц? — обратился он к слуге, за неимением рядом ученого коллеги.

— Что я скажу? Да ничего! Я как раскрыл рот от удивления, так только что его и закрыл. Интересно, а чем они здесь питаются?

Ему ответил Отец-Ягуар, подъехавший к ним сзади.

— Если мы немного подождем, то сможем сами увидеть, как они это делают. Мы снова приблизились к Рио-Саладо и находимся на территории, которую река ежегодно во время сезона дождей затопляет. В это время они отъедаются. Потом для них наступает время поста, впрочем, в лагуне остается еще кое-какая рыбешка и прочая речная живность, но ее все же им не хватает. А когда они окончательно оголодают, то начинают воевать друг с другом. Как всегда, сильный побеждает слабого, большие поедают маленьких.

— А если маленьких не хватает?

— Тогда им не остается ничего другого, как… — он вдруг прервал свою речь — что-то в воде вдруг привлекло его внимание. — Да вот, смотрите!

Недалеко от берега медленно кружили, не сводя друг с друга воспаленно-злобного взгляда, два матерых самца. Время от времени один из них делал резкое движение тяжелым хвостом или головой. После каждого такого движения со дна лагуны поднимался столб воды, насыщенной илом. Наконец крокодилы, видимо, сочли ритуальный боевой танец оконченным и разинули во всю ширь свои отвратительные пасти, а еще через мгновение бросились друг на друга, сцепившись в один безобразный клубок. И тут появился третий хищник, тут же укусивший одного из сородичей — участников схватки. Укушенный издал такой звук, который нельзя назвать ни криком, ни воплем — но люди, стоящие на берегу и слышавшие этот звук, ощутили нечто похожее на то, как если бы вдруг приотворилась дверь, ведущая в преисподнюю. Через несколько минут поверженный боец был растерзан на куски…

— …Они не знают, что такое жалость, — задумчиво сказал Отец-Ягуар, но тем не менее они трусы. Сейчас вы в этом убедитесь.

Он снял с плеча свое ружье и выстрелил. И тут же в воде закружилась карусель из крокодильих спин. Как только поднятый со дна ил снова осел, вода в лагуне приняла такой вид, как будто никакой живности тут никогда и вовсе не водилось. Только беспечные трясогузки сновали по берегу, выискивая в свежих выбросах ила что-то съедобное для себя. А на деревьях как ни в чем не бывало о чем-то с жаром сплетничали своими трескучими голосами ярко оперенные попугаи.

Фриц вскинул ружье и прицелился в одного из них.

— Стойте! — воскликнул Отец-Ягуар.

— Но почему? — удивился Фриц. — Разве плохо будет добавить к нашему рыбному столу еще и рагу из птицы?

— Только в том случае, если у вас зубы такие же острые, как у крокодилов. Попугаи живут очень долго, мясо от этого нежнее не становится, да и в юном возрасте оно у них жесткое.

— Как у страуса? — Фриц припомнил свой недавний охотничий опыт.

— Примерно. Потерпите еще немного, скоро мы доберемся до наших друзей индейцев камба, и там вы сможете прекрасно поесть и отдохнуть, — обнадежил его Отец-Ягуар, одновременно давая понять, что пора заняться тем, ради чего, собственно, они сюда и прибыли.

Дальше все пошло тем же порядком, что и у источника Пиявок: нашли тайник, раскопали его, достали оружие и снова заделали вход в тайник, принявший прежний вид. Как только все закончили, развели костер. Снова балагурил Шутник. Немцы сидели своим кружком, разговаривая на родном языке.

Старый Ансиано и его воспитанник подошли к немцам, хотя ни тот, ни другой ни слова по-немецки не понимали. Эта была инициатива старика: ему хотелось, чтобы юный инка чаще бывал в хорошем обществе.

Понемногу разговоры улеглись, и все уснули. Лишь часовые ходили вокруг лагеря, время от времени разжигая небольшие костры, чтобы согреться.

Перед тем, как заснуть, дон Пармесан решил в последний раз взглянуть на своих дорогих пиявок. Они живо туда-сюда сновали во флягах. Хирург с чувством удовлетворения подумал, что они так хорошо себя чувствуют потому, что он им только после обеда дважды менял воду. Рядом ворочался во сне Фриц. Дон Пармесан поставил фляги с пиявками между ним и собой.

Ночь прошла спокойно, без каких-либо происшествий. Под утро на часы заступил Шутник. Из лагеря доносился нестройный хор храпов на все лады, ночная прохлада проникала под кожаную рубашку, ему было скучно и неуютно, и вдруг он понял, как можно развеселиться… Он наказал своему напарнику смотреть в оба и тихонько подобрался к хирургу, остановился, замер… Дон Пармесан крепко спал. Тогда Шутник открыл одну из его фляг с пиявками и… — ну вы, конечно, помните, что сапоги у хирурга были высокие, с широкими раструбами вверху, но сейчас они были спущены ниже колен — в эти-то раструбы Шутник и вылил содержимое двух фляг. Взяв третью, он подполз к Фрицу, подождал, когда тот в очередной раз повернется, и, изловчившись, вылил содержимое третьей фляги в одну из складок пончо. Потом он вернул фляги на место. И все это проделал почти бесшумно. Затем довольный вернулся на свой пост.

— Ну как, удалось? — нетерпеливо спросил его напарник.

— Удалось! — ответил, еле сдерживаясь, чтобы не расхохотаться, парень.

— Представляю, что будет с доном Пармесаном, когда он проснется, — сказал его товарищ.

— Он никогда, бедняга, не догадается, как они выбрались из бутылок. И еще кое-кто поломает над этим свою бедную голову.

— Ты это о ком?

— О Федерико, слуге ученого.

— Вот его ты зря в это историю втянул, он славный и храбрый парень.

— Не только славный и храбрый, но и с юмором. Я думаю, он не станет на меня обижаться из-за безобидной шутки.

— Сколько должно пройти времени до того, как пиявки присосутся к их телам?

— Кто знает! Я же не врач, и мне никогда никто пиявок не ставил. Думаю, может, час пройдет, может, больше Уже светает, так что, как только в лагере поднимется суматоха, мы сразу это увидим.

— Но мы должны разбудить всех еще до рассвета.

— Совсем не обязательно это делать. Я упросил Отца-Ягуара позволить людям на этот раз поспать подольше

Начало светать, в утренних сумерках уже проступил горизонт, и они ушли со своего поста, потому что их вахта была в эту ночь последней. Оба залегли неподалеку от жертв своей ночной забавы, внимательно за ними наблюдая.

Между тем пиявки прошли дистанцию, отделяющую их от тел хирурга и слуги ученого. И тот и другой спали крепко, но все же сквозь сон начали ощущать какое-то беспокойство и стали ворочаться все чаще и чаще, бормоча при этом что-то сердитое. Так прошло еще несколько минут. Шутник сказал:

— Все, больше мы ждать не можем. Надо будить ребят, а то уже совсем светло стало.

И они стали поднимать спящих. Когда Отец-Ягуар увидел, что уже совсем светло, он чуть за голову не схватился: да, он разрешил сегодняшним утренним часовым разбудить народ попозже, но не настолько же поздно! Только он собрался было отругать их, как его остановил совершенно дикий вопль маленького ученого:

— Фриц! Что это у тебя на лице? — И уже тише, пораженный, он констатировал: — Боже мой! Да это же пиявки! Одна у тебя на щеке, по-латыни называемой «гена», еще две — на носу!

53
{"b":"18386","o":1}