ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы все время смотрите на меня. У вас есть для этого какие-то особые причины?

— Есть, — ответил офицер.

— Могу я узнать, какие? Может быть, мы с вами где-то уже встречались?

— Нет, не в этом дело. Меня поразили ваши волосы, такие длинные, абсолютно белые… Они напомнили мне об одном скальпе, который я видел совсем недавно.

— Скальпе? Но что это такое — скальп?

— У индейцев Северной Америки есть обычай снимать кожу с головы своих врагов, чаще уже мертвых, но иногда и с живых, вместе с волосами. Это и называется скальп, которым они потом гордятся как знаком своей воинской доблести. Это то же самое, что по-испански называется «пьель дель кранео» [69].

— Какое же я имею отношение к тому скальпу?

— Не знаю, право, но это странное сходство… Тот скальп, о котором я упомянул, имел точно такие же, как у вас, длинные седые волосы.

Ансиано даже привстал от удивления, лицо его вытянулось, приняло тревожно-скорбное выражение.

— Говорите, волосы были точно такими же? — спросил он. — Очень странное сходство. — Но тут он вдруг подумал, что это какое-то недоразумение, да и и не волосы это вовсе могли быть. — Но у белых не бывает таких волос!

— И я никогда не встречал! Но опять-таки не в этом дело: Скальп скорее всего был снят с головы индейца.

— Североамериканского?

— Нет, южноамериканского.

— К какому племени он принадлежал?

— Этого я не знаю. Я задал точно такой же вопрос владельцу скальпа, но не получил от него вразумительного ответа.

— А где вы, говорите, видели эту «кожу с черепа»?

— В Буэнос-Айресе.

— У кого?

— У эспады Антонио Перильо. Я был как-то вместе с одним своим товарищем у него в доме. Комната была украшена всевозможными трофеями, в основном, трофеями корриды, но среди них был и этот странный скальп.

— Антонио Перильо, эспада! — воскликнул Отец-Ягуар. — Этот тот, о ком вы уже упоминали в связи с кражей оружия? Значит, мы еще столкнемся с ним… А не рассказывал ли он вам, как к нему попал этот скальп?

— Рассказывал. Он сказал, что сошелся в схватке не на жизнь, а на смерть с одним индейцем и победил его. И в качестве регалии за победу для себя снял с него скальп.

— Где происходила эта схватка? — почти задыхаясь от внезапно охватившего его волнения, спросил Ансиано.

— Где-то в южной пампе. Это все, что мне удалось тогда узнать.

— А… Нет, это не имеет никакого отношения к тому, о чем я подумал…

Он весь как бы погас, снова надев на свое выразительное лицо маску сдержанности. Казалось, старик потерял всякий интерес к тому, что сообщил ему лейтенант Берано. А тот все никак не мог прервать свои воспоминания.

— Волосы на скальпе были роскошные, — задумчиво проговорил он, — ну в точности такие же, как ваши. Да, я вспомнил еще одну деталь: они были стянуты обручем, по которому было видно, что тот, кто его носил, был очень старым и очень бедным человеком.

— Обручем? — Ансиано вновь встрепенулся, — Как выглядел этот обруч? И почему вы решили, что носивший его на своей голове был очень беден?

— Обруч был сделан из простого железа. Видно, украшения из более ценных металлов были ему не по карману. Спереди на обруче красовалось изображение солнца, от которого отходили двенадцать лучей.

— Двенадцать лучей! — вскрикнул Ансиано. Потом помолчал секунду, словно решая что-то важное для себя, и объявил тоном королевского глашатая: — Сеньор, обруч был не из железа, а из чистейшего золота! Просто искусно окрашен под железо. Это было сделано для того, чтобы не привлекать к нему внимания алчных людей.

— Но откуда вы все это знаете? Вы что, были хорошо знакомы с этим человеком?

— Был ли я с ним знаком? Был ли… Ах, юноша, тот седовласый индеец, скальп которого вы видели, был моим повелителем, моим господином, великим человеком…

Ансиано, казалось, просто теряет рассудок. Глаза его лихорадочно блестели, он выхватил нож из-за пояса и стал размахивать им в воздухе. Лейтенант смотрел на старика с безмерным удивлением. А тот уже был готов рассказать этому случайному собеседнику все свои так до сего момента тщательно, так долго хранимые тайны. И тут вмешался Аука: он почувствовал, что Ансиано впал в состояние полного отчаяния, и поспешил на помощь старику.

— Остановись, отец! — воскликнул юноша. — Мы знаем точно только то, что этот несчастный был индеец. Сначала надо доподлинно узнать, как все произошло. Может быть, он пал в справедливой схватке, если нет — тогда это убийство. Несмотря на свой возраст, он был еще очень силен и храбр, казалось, старость не брала его. Нет, я все-таки никак не могу поверить, что его одолел какой-то там Антонио Перильо! Нет и еще раз нет! Его, конечно, убили…

— Это ясно, это ясно… — сказал старик. — Нам не нужно искать убийц. Перильо сам хвастался, что убил его. Мы с тобой теперь знаем, что наши с ним дорожки непременно пересекутся. Ну попади он мне только в руки! Он будет держать ответ перед нами.

— Держать ответ?

— Да, пусть немножко подрожит от страха. А потом я нанесу ему ответный удар. — Инка-наследник престола поднял свою булаву-уаманчай и описал ею в воздухе круг вокруг своей головы. Он был взволнован и разъярен не меньше Ансиано, но лучше владел своими чувствами. А когда заметил, что все присутствующие пристально смотрят на него, взял себя в руки, вернулся и сел на свое прежнее место, а булаву положил рядом на траву.

Рассказ лейтенанта Берано взволновал не менее сильно, чем Ауку и Ансиано, и еще одного человека. Этим человеком был Отец-Ягуар. С того момента, как лейтенант впервые употребил слово «скальп», он напряженно прислушивался к каждому слову Берано, старика и Ауки. А когда разговор стих, подошел к Инке, сел рядом с ним, молча поднял с земли его булаву и стал внимательно ее рассматривать. Она выглядела не просто черной, а такой черной, словно материалом для нее послужила непроглядная ночь. Повертев булаву в руках и так, и этак, Отец-Ягуар положил ее на прежнее место и сказал:

— Право же, не стоит употреблять такой замечательный предмет на то, чтобы снять скальп с головы негодяя. Вам не стоит забывать, как вы совершенно справедливо заметили сначала сами, что неоспоримых доказательств того, что преступление совершил именно Антонио Перильо и убил он именно вашего соплеменника, а не какого-нибудь другого человека, похожего на него в такой же степени, как Ансиано, у вас все-таки нет. На самом деле очень похожих друг на друга людей на свете довольно много, встречаются даже полные двойники. Но я обещаю вам, что уже очень скоро мы узнаем абсолютно точно, кто был убитый и кто убийца.

— Не стоит тратить на это усилия, — ответил ему вместо Ауки Ансиано. — Обруч — такое доказательство, сильнее которого уже не найдешь.

— Может быть. Но я хочу сказать только, что сейчас надо переключить внимание на другое. Нам необходимо решить, в какую сторону двигаться отсюда дальше. — Отец-Ягуар произнес эти слова очень строгим тоном, одновременно дав понять Ансиано характерным кивком головы, чтобы тот воздержался от желания продолжить обсуждение темы убийства седовласого индейца.

— В любом случае, мы должны направляться в сторону Пальмового озера, — вставил лейтенант Берано. — Однако где-то вблизи него, но немного не доходя, следует остановиться и произвести сначала разведку. Хотя я не уверен, что наши враги уже там, но предосторожность не помешает. Мы имеем дело с мятежниками и откровенными убийцами. Поэтому, прежде чем начинать действовать, должны узнать про их планы как можно больше.

— У вас, я чувствую, в голове уже созрел какой-то тактический замысел? — спросил Отец-Ягуар.

— Я кое-что придумал, скажем так. Вот послушайте! Итак, мы знаем, что абипоны вышли на тропу войны — точат ножи на своих старых врагов камба. Хорошо бы подавить это их намерение в зародыше. Я вполне отдаю себе отчет в том, что наших сил для этого явно мало. Вот еще что надо учесть: абипоны, как правило, люди злые по характеру, а уж по отношению к тем, на кого давно копят злость, просто одержимы ненавистью. В таком состоянии они вступают даже в открытый бой среди бела дня, хотя обычная их подлая тактика — нападать ночью, исподтишка. Кстати, в этом им нет равных, да плюс еще их отравленные стрелы, полета которых ночью не заметишь, а все индейцы в темноте видят не хуже кошек. Вывод: нам нужно подкрепление, и не только со стороны камба.

вернуться

69

Кожа на черепе (исп.).

64
{"b":"18386","o":1}