ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я отнес его в ближайшую щель между скалами и заложил сверху камнями. Кровь засыпал песком. После этого попытался было пойти по следам его убийцы, но потом вынужден был прекратить преследование.

— Но почему, сеньор? Я не понимаю вас! — Ансиано был почти возмущен.

— Это не имело никакого смысла. Когда я увидел этого всадника, было раннее утро, только начинало светать. В полдень я выехал из Салины-дель-Кондор и лишь несколько часов спустя нашел тело. И все же, пока еще было светло, я шел по следу, но ничего существенного не обнаружил, к тому же почва там каменистая, лишь кое-где попадаются небольшие песчаные участки, а травы нет совсем: и днем-то почти ничего не разглядишь, а ночью, хотя и при полной луне, и подавно. Утром я встал с намерением продолжать преследование, однако скоро убедился, что это невозможно. Под ногами теперь были сплошь одни камни, ни крупинки песка. Я призвал на помощь весь свой опыт и всю свою интуицию, но прошло уже слишком много времени…

— Жаль, сеньор, очень жаль… А скажите, что бы вы сделали с этим негодяем, если бы догнали его тогда?

— Я поступил бы, исходя из конкретных обстоятельств. Но одно с самого начала решил для себя совершенно твердо: этот убийца заслуживает самой суровой кары.

— А вы могли бы найти то место, где погребли тело?

— Да, я вижу это место так ясно, как будто оно сейчас у меня перед глазами.

— Я слышал, вы с вашими людьми намеревались перейти через перевал. В каком направлении вы будете двигаться?

— Я хотел идти на север, но в этом случае нам нельзя будет сделать ни малейшего отклонения от маршрута. Впрочем, теперь это уже не имеет никакого значения: если желаете, я отведу вас туда, где похоронил Инку.

— Разумеется, желаем. Его надо перезахоронить со всеми подобающими его высокому положению ритуалами и почестями.

— Извините, что я продолжаю настаивать на своей точке зрения по поводу этой печальной истории, но мне кажется, было бы большой несправедливостью по отношению к убитому Инке скрывать от людей то, что у него есть наследник. Наследник трона, но и наследник, кстати говоря, огромных ценностей. Я надеюсь, хоть какая-то их часть сохранилась?

— Да, сохранилась, — сказал Аукаропора. — Нашим предкам удалось спасти немало ценностей, когда испанцы начали вывозить их к себе на родину. Все эти сокровища были спрятаны в горах, окружающих Барранку-дель-Омисидио. Мы же почти нищенствовали, и отец, чтобы добыть средства на жизнь, стал регулярно навещать тайник, брал из него каждый раз немного золота, которое потом продавал. Происходило это всегда в полнолуние…

— Ты знаешь, где находится тайник?

— Конечно, знаю.

— Ты был ли там уже после того, как погиб отец?

— Был, но не открывал тайник, потому что у меня нет на это права.

— Пока нет, — уточнил Ансиано. — Прежде чем Аукаропора вступит в свои права наследника, Земля со дня его рождения должна сделать восемнадцать полных оборотов вокруг Солнца. До этого великого дня осталось ровно две недели.

— Но, чтобы вступить в права Верховного Инки, насколько я знаю, наследник должен уже владеть драгоценным томагавком.

— Отец передал ему томагавк перед тем, как уйти в последний раз к Барранке-дель-Омисидио. У нас было еще несколько небольших вещичек из золота, которые мы продали, и этого хватило, чтобы совершить путешествие в Испанию и вернуться обратно, а томагавк хранится в надежном месте в нашем поселке в горах. Да, времени прошло немало. Нам всегда казалось само собой разумеющимся, что никто, кроме Верховного Инки, не может заглянуть в тайник, но вопрос, который вы задали Ауке, смутил меня… Так вы полагаете, что убийца или убийцы могли проникнуть в тайник?

— Это совсем не исключено.

— Скажите, сеньор Ягуар, — продолжил задумчиво Ансиано, — а вы не хотели бы посчитаться с Антонио Перильо?

— Нет

— А с кем-нибудь другим из его спутников?

— Тоже нет, но это желание наверняка обуревает сеньора Моргенштерна.

— Не думаю, чтобы этот маленький сеньор мог жаждать чьей-то крови, — возразил умудренный жизнью старик. — Поэтому я прошу вас помочь мне найти убийцу

— Я ничего не имел бы против, если бы убедился в том, что он действительно убил человека.

— Но лейтенант Берано не похож на человека, который может солгать или хотя бы преувеличить.

— Конечно, он не солгал и ничего не выдумал. Я верю ему. Но с тех пор, как я видел этого человека в Салине-дель-Кондор, прошло несколько лет, к тому же длилось это всего несколько секунд. Случай свел меня с ним еще раз, и было это совсем недавно, в Буэнос-Айресе, но я все же не могу быть уверен, что это один и тот же человек.

— Вы разговаривали с ним при встрече в столице?

— Да, я напомнил ему о Салине-дель-Кондор, то есть не то, чтобы о чем-то конкретном в связи с тем, что там случилось, просто произнес это название и подождал его реакции. Он испугался. Это было совершенно явно заметно. Жестокие и безнравственные люди, надо заметить, очень часто на поверку оказываются трусами, но именно из трусости, боясь разоблачения или мести, они идут на самые страшные преступления. Сейчас Антонио Перильо на пути к Пальмовому озеру. Я обещаю тебе, что помогу взять его в плен. А дальше можешь делать с ним, что хочешь.

И Отец-Ягуар натянул поводья, дав понять, что разговор окончен. Еще через мгновение он уже скакал по направлению к голове их растянувшейся колонны. Ему показалось: после всего, что было сказано, Ансиано и Ауке необходимо побыть вдвоем, чтобы прийти в себя и как следует обдумать все, что они узнали за этот день.

Глава XIII

У ИНДЕЙЦЕВ КАМБА

Итак, они направлялись, как было решено, к Прозрачному ручью.

Лошадей опять пустили во весь опор. Отец-Ягуар решил уточнить у Прочного Черепа:

— Далеко ли отсюда до ближайшей деревни абипонов?

— Если дальше будем ехать так же быстро, как сейчас, то доберемся туда сразу после того, как стемнеет.

— Темнота нам на руку Мы незаметно минуем деревню и станем лагерем где-нибудь не особенно далеко от нее.

Путь пролегал через пустыню, и обширные участки пампы с густой, сочной травой чередовались участками песка, но постепенно трава становилась все выше и гуще, потом пошел подлесок, и наконец они въехали в лес, состоящий из высоких деревьев с мощными стволами. Отец-Ягуар по каким-то ему одному ведомым признакам безошибочно находил в лесу естественные просеки, и благодаря этому они двигались без задержек.

Закатилось солнце, и сразу же на небе засияла россыпь ярких звезд. Их света было вполне достаточно для того, чтобы ориентироваться в лесу. Примерно через три четверти часа после заката члены экспедиции услышали очень странные звуки, которые донес ветер. Они очень напоминали кошачьи крики, которые перемежались с хлопками, похожими на те, что получаются при выбивании ковра.

— Что это может быть? — спросил Фриц своего хозяина.

— Не знаю, но такие звуки не могут издавать человеческие существа, — ответил доктор Моргенштерн. — Какие невероятные тоны и обертоны у этих воплей, какая экзотическая звуковая окраска! Вряд ли человеческое горло способно на такое!

— Тут вы ошибаетесь, дружище! — сказал Отец-Ягуар. — Абипоны очень свободно могут издавать подобные вопли. У них необычайно эластичные и чутко вибрирующие голосовые связки. Меня больше волнует их значение. То, что мы с вами только что слышали, — их боевой клич.

— А хлопки что означают? — спросил Фриц.

— Это удары по боевым барабанам.

— Никогда раньше не слышал подобных звуков! И не встречал таких барабанов!

— Это примитивные, но своеобразные инструменты, они делаются из выдолбленных и высушенных тыкв, над отверстием которых натягиваются шкуры каких-нибудь зверей. Эти удары-сигналы означают, по крайней мере, две вещи: «пора вооружаться» и «сюда идут белые». Что ж, очень ценная для нас информация. Однако надо разузнать поточнее, сколько воинов находится в этой деревне.

68
{"b":"18386","o":1}