ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заполыхали один за другим костры в лагере. Он был устроен на довольно значительном расстоянии от болота. Отсветы от лагерных костров позволили Отцу-Ягуару увидеть, что место казни со стороны лагеря практически не просматривается из-за полосы кустов, которые, словно ширма, перегораживали вид на болото Индейцы сновали по лагерю туда-сюда, не забывая время от времени подкидывать камыш и сухие ветки деревьев в костры. Терпение Ансиано истощилось, он взмолился:

— Сеньор, если мы сейчас же не начнем действовать, я наделаю каких-нибудь глупостей! Отсюда до наших подвешенных спутников всего несколько прыжков. Перерезаем ремни и тут же обратно!

— Ну, это действительно глупость, и больше ничего! Как только ты полоснешь ножом по ремням лассо, Моргенштерн и Фриц упадут прямо в пасти к крокодилам.

— Ох, какая досада: об этом я действительно и не подумал! Нет, нам надо забраться на дерево, чтобы подтянуть их, наоборот, повыше!

— Сначала надо бы убедиться в том, выдержат ли ветви такую нагрузку мы-то с тобой тоже кое-что весим, особенно я. Нет, надо по-другому действовать, с помощью лассо, хотя это и дольше получится. Потом, есть еще одна причина, по которой я не хотел бы перерезать ремни. Гамбусино должен остаться в убеждении, что его пленники свалились в болото.

— Почему?

— Об этом потом Мы действительно больше не можем выжидать Смотри, они разделывают мясо. Значит, мы располагаем только тем временем, которое уйдет на его приготовление и поедание а они голодные и быстро все это умнут.

Абипоны собрались на ужин в одном месте на склоне холма. Костер на берегу болота догорал. Отец-Ягуар выпрыгнул из-за камышей и по-кошачьи бесшумно подбежал к дереву Старик проделал то же самое с не меньшей ловкостью Дальше нельзя было терять ни секунды.

Отец-Ягуар взял свое лассо, быстро-быстро скрутил его в несколько колец и произнес так, чтобы Моргенштерн и Фриц услышали его.

— К вам пришла помощь! Не делайте никаких движений, пока не почувствуете, что стоите на твердой почве.

Хаммер метнул лассо, и в ту же секунду оно обвило тело доктора, потом он обратился к старику:

— Залезай на сук, развяжи ремни, на которых он висит, но постарайся удержать его тело на весу некоторое время, пока я не оттяну его своим лассо на берег.

Ансиано все так именно и сделал Совершив кульбит в воздухе, тщедушное тело доктора, оказалось наконец на берегу Взмах ножа, и его руки стали свободны. Ученый тут же бросился к своему спасителю, но едва он открыл рот, чтобы произнести слова благодарности, как тот остановил его.

— Ни слова! Лассо еще на вашем теле.

Он имел в виду в данный момент не свое лассо, а то, которым доктора связали абипоны Освободив ученого от этих пут он подал знак Ансиано и вместе они точно тем же способом что и в первый раз, сняли со зловещего приболотного эшафота Фрица. После этого Отец-Ягуар сказал:

— А теперь надо с помощью этих индейских лассо изобразить печальные последствия падения их жертв в эту обитель крокодилов — И он ловким движением своей огромной ладони стянул ремни в один узел, имитируя их хаотично-естественное спутывание, и перерезал всю эту путаницу ножом, стараясь сделать линию отреза рваной. После этого ремни были опять привязаны к суку точно такими же узлами, какими их завязали индейцы.

Итак все было сделано так, как задумано, и очень быстро, во всяком случае, быстрее, чем прозвучал бы прочитанный вслух мой текст, посвященный этому эпизоду.

А в лагере тем временем ужин был в разгаре. Проголодавшиеся мужчины, получив по сочному куску мяса, забыли, кажется, обо всем на свете. Но вдруг Бенито Пахаро, закатив от наслаждения глаза, случайно заметил, что костер под деревом у воды больше не горит, и послал человека снова разжечь его. Тот вернулся очень быстро, выкрикивая на ходу:

— Сеньор, вы не представляете, что случилось! Крокодилы сожрали пленников!

Все повскакали со своих мест и, прихватив с собой в качестве факелов горящие поленья, устремились к болоту. Картину с обрывками лассо, которую я уже описал, дополнили, словно специально подыгрывая беглецам, несколько крокодилов, курсировавших вдоль берега. Они метали столь кровожадные взгляды на подбежавших людей, что у большинства из индейцев не возникло ни малейших сомнений по поводу версии о том, что пленники уже сожраны этими жуткими тварями. Но не все были так доверчивы.

— Не нравится мне это! — сказал Антонио Перильо. — Очень уж похоже на побег. Кто бы мог подумать, что им в их положении удастся сбежать?.. Тут явно не обошлось без посторонней помощи, но кто мог им в этой ситуации помочь?

— Нет-нет, голодные крокодилы вполне могут выпрыгнуть на такую высоту, поверьте мне, — возразил ему капитан Пелехо.

— Вряд ли! — высказал свое мнение гамбусино. — Парни висели все же очень высоко. Мне тоже кажется, что кто-то перерезал лассо, и они сбежали.

— Хм, — да чего гадать? Снимем лассо и посмотрим, как они выглядят вблизи, — предложил эспада.

Однако тщательный осмотр места обрыва кожаных ремней тем не менее не позволил им сказать твердое «да» версии о побеге: Отец-Ягуар не оплошал: место обрыва выглядело именно так, как будто его рвали зубами крокодилы.

— Да, голодные крокодилы действительно прыгают не хуже цирковых акробатов, — сказал гамбусино. — Эти коротышки-немцы, видно, пришлись им по вкусу, а крокодилы, видно, вошли во вкус, еще хотят человечинки, не уходят. Так или иначе, но с врагами покончено, они получили то, что заслужили.

— Ничего не имел бы против, если бы не одно обстоятельство, — сказал Антонио Перильо. — Все это произошло слишком быстро, подозрительно быстро. А крокодилы появились здесь, возможно, просто потому, что погас костер, который до сих пор отпугивал их.

Но на этот раз скептик эспада остался в одиночестве со своим мнением, никто его не поддержал.

Между тем пленники и их освободители, обойдя вокруг болота (идти ночью через камыши было очень опасно) добрались до того места, где их ждал с лошадьми Аука. Увидев всех четверых целыми и невредимыми, он страшно обрадовался.

Доктор и Фриц до сих пор молчали, наконец доктор, глубоко вздохнув, решился заговорить и обратился к Отцу-Ягуару на немецком:

— Мы выполнили ваше требование и молчали. Теперь, я думаю, можно говорить! Герр Хаммер, это было так страшно! Описать невозможно словами, как страшно! До сих у меня дрожит, кажется, каждая клеточка моего тела.

— И у меня! — добавил Фриц. — До сих пор я не знал, что такое страх, а теперь вот…

— Вы заметили знак, который я подал вам из камышей? — спросил Отец-Ягуар.

— Да, — ответил Фриц, — я заметил вас и, хотя видел ваш силуэт всего какое-то мгновение, сразу понял, что вы не оставите нас в беде.

— Конечно, не оставлю, несмотря даже на ваше в некотором роде предательство по отношению ко мне, беглецы! Ну ладно, не будем об этом. Скажите-ка мне вот что: вас допрашивали?

— Меня допрашивали, — ответил Фриц. — Но я ничего им не сказал.

— А обо мне спрашивали?

— Вы интересовали их в первую очередь, а еще больше то, где именно вы сейчас находитесь. Но мне кажется, я убедил этих негодяев, что вы идете по их следам.

И Фриц уже более подробно рассказал о допросе.

— В этом вы оказались молодец, сумели заморочить им головы и не проговорились ни разу, — сказал ему Отец-Ягуар. — Но поведайте мне еще одну вещь: кому это из вас пришла в голову идея вернуться к болоту?

— Тут моя вина, — признался доктор Моргенштерн. — Я не мог забыть о костях, что остались здесь. Они не шли у меня из головы никак, и я понял, что не избавлюсь от этого наваждения, пока снова не окажусь здесь.

— Но разве вам не было известно, что сюда же двигаются и абипоны?

— Мы надеялись управиться со своими делами еще до их появления здесь.

— Какая удивительная беспечность! Ладно, нам пора уходить отсюда, остальное доскажете по дороге. К сожалению, лошадей у нас больше нет. Но вы с Фрицем выглядите еще весьма бледно. Поэтому вас мы посадим в седла, а я и Ансиано пойдем пешком.

80
{"b":"18386","o":1}