ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никто не умеет так точно и правдиво показать суть проблемы, как делают это иногда люди непосредственные по натуре и не искушенные в правилах хорошего тона. Замечание юноши как будто немного смутило ученого, однако он быстро нашелся:

— Но разве бой не состоялся бы, если бы я не пришел?

— М-м-м… Состоялся бы.

— Таким образом, вы не можете не признать, юноша, что мой протест все равно ничего бы не изменил. Во всяком случае, сегодня и в этой стране. А кроме того, меня извиняет то обстоятельство, что я смотрю на корриду как на явление, то есть глазами ученого, присутствующего на своего рода зоологическом спектакле. Но, должен вам заметить, что своему пристрастию к эпохе деливиума я, как ученый, не изменю никогда, какие бы еще замечательные зоологические спектакли мне не довелось увидеть.

— Интересно, а в доледниковые времена происходило где-нибудь что-либо подобное? — снова спросил любознательный племянник банкира. И лукавая улыбка тронула его губы. Кажется, у него уже появилось определенное отношение к одержимости доктора Моргенштерна своей наукой, и отношение это было ироническим.

Доктор заметил эту улыбку, однако, бросив на юношу испытующий взгляд, ответил совершенно невозмутимо:

— На ваш вопрос нельзя ответить однозначно, короткими «да» или «нет». Думаю, мы вправе порассуждать в связи с этим не только о времени, непосредственно предшествовавшем прохождению ледника по Земле, но и о гораздо более раннем периоде истории человечества. Существуют наскальные рисунки, изображающие, как человек гонит друг на друга ящеров, а также мастодонтов на мегатериев. Мы живем, конечно, в иное время, но что касается отношения к животным, то, увы, почти ничем от древних дикарей не отличаемся, как ни прискорбно это признавать. Мы…

Его голос потонул в реве труб: оркестр грянул туш. Президент появился в своей ложе и подал знак к началу корриды. В одно мгновение только что бушевавшая публика стихла. Над цирком повисла тишина… Оркестр заиграл марш, распахнулись ворота, и на арену выехали пикадоры. Под ними были далеко не лучшие лошади: для пикадоров обычно подбирали таких, которых не будет жалко, если их покалечат. За пикадорами шли бандерильеры и эспады. Выйдя на арену, они сначала расположились по ее периметру, а как только пикадоры собрались в центре, отошли назад, в ниши за бетонными опорами арены.

Президент снова подал условный знак, по которому надлежало выпустить первого быка. В барьере, отделяющем арену от загона для животных, распахнулись ворота, и первый бык ворвался в круг, замкнутый в буквальном смысле этого слова, круг своей жизни и смерти.

Это мощный и красивый черный бык с острыми, выдвинутыми далеко вперед рогами. Опьянев от неожиданно предоставленной ему после тесного загона свободы, он стал прыгать то в одну, то в другую сторону Но вдруг, заметив пикадоров, пошел прямо на них. Они моментально собрались в одном месте, но быка это не остановило, наоборот, он прибавил скорость и на всем ходу пропорол брюхо крайней лошади. Пикадор, сидевший на ней, захотел было выпрыгнуть из седла, но застрял ногой в стремени и упал на землю вместе с лошадью. На помощь ему тут же бросились бандерильеры. Искусно манипулируя тремя, потом четырьмя яркими полотнищами, они закрывали быку весь обзор. Тот остановился, и это спасло упавшему на землю пикадору жизнь. Раненую лошадь его товарищи быстро оттащили в сторону

Дальнейшие события разворачивались в таком темпе, что было уже почти невозможно рассмотреть отдельные движения тореадоров, все смешалось в один яркий, движущийся и ревущий калейдоскоп. Пикадоры были в костюмах, точно копирующих костюмы средневековых испанских рыцарей, бандерильеры, напротив, — в современных, но тоже испанских костюмах, богато украшенных позументами и лентами

Черный бык помотал головой, чтобы убрать ненавистные яркие тряпки, повисшие у него на лбу, но сразу сделать это ему не удалось, и он бешено взревел. Можно было не сомневаться: следующая его атака будет страшной. Бандерильеры очень хорошо это понимали и, собрав всю свою волю, забыв обо всем на свете, кроме этой черной рогатой головы, ждали… И тут раздалось.

— Пропустите меня к нему!

Этот красивый, звучный голос принадлежал Крусаде, матадору из Мадрида. Бандерильеры, однако, не торопились пропускать звезду корриды на арену Они понимали, что риск, которому он себя подвергает именно в этот момент, когда бык разъярен до предела, огромен. Но Крусада повторил свое требование, и они отступили. Испанский матадор был в костюме алого цвета. В левой руке он держал мулету — кусок красной, блестящей шелковой ткани, закрепленной одним краем вдоль палки, а в правой — сверкающую под лучами солнца обнаженную шпагу. Крусада остановился шагах в десяти от быка. Это был с его стороны дерзкий вызов по отношению к быку, который тот, уж само собой, ни за что не спустит жалкому человечишке. Теперь уже ничто не застило глаза животному: перед ним стоял враг, с наглым самодовольством играющий своей пошлой красной тряпкой. Нет, уже за одно только это его надо немедленно проучить как следует! Бык наклонил голову и бросился на человека. Матадор не двинулся с места, пока рога быка не оказались совсем близко от него — примерно в двух дюймах. Все дальнейшие действия человека уместились в одно ослепительно короткое мгновение: точным, элегантным и молниеносным движением он вонзил свою шпагу прямо в грудь быка! Тот сделал, спотыкаясь, еще несколько неверных шагов вперед и, уже мертвый, рухнул на песок… Матадор вытащил шпагу из его груди и под восторженный рев трибун прижал ее к своей гордо поднятой голове. Он был беспредельно счастлив: и здесь, в далеком от его родины Буэнос-Айресе, оценили его артистизм и мастерство!

Вышли остальные тореадоры, чтобы унести поверженного быка и раненую лошадь. Президент подал знак выпускать на арену второго быка. Второй ранил одного из бандерильеров и эспаду, после чего испанец прикончил его. Третий бык запорол двух лошадей и задел Перильо. Крусада заколол и его. Женщины забрасывали Крусаду цветами после каждой победы. Перильо, раненный в ногу, хотя и легко, все же должен был покинуть арену, но в его душе бушевали злость и зависть к конкуренту.

Теперь по программе корриды должен был следовать ее гвоздь — схватка ягуара с бизоном, в которой приезжей знаменитости предстояло потягаться в искусстве боя с аргентинскими эспадами.

Открыли ворота, за которыми до сих пор находился ягуар. Зверя держали на длинном лассо, закрепленном на его шее металлическим карабином. Ягуар старался высвободиться из петли, но у него ничего не получалось, и злость переполняла все его существо. Казалось, он не обращал ни малейшего внимания на публику. Несколько дней зверя совсем не кормили, и теперь он, время от времени нервно вздрагивая, слизывал с лап собственную кровь, капавшую из раны, натертой туго натянутой веревкой на шее. Это был крупный, сильный и еще не старый зверь.

Резко распахнулись ворота загона, в котором находился бизон. Все ожидали, что он немедленно бросится на ягуара, но дикий бык почему-то не торопился нападать и стал медленно вышагивать по арене, словно понимал: для того, чтобы произвести как можно более выигрышное впечатление на публику, сначала надо покрасоваться перед ней. Это был великолепный экземпляр своей породы, почти три метра в длину, могучий, состоящий, казалось, из одних только мышц, весом никак не меньше трех тонн. Но вот он наконец остановился, напрягся, отбросил со лба одним движением пряди гривы, застилавшие ему глаза, и остановил свой взгляд на ягуаре… Ягуар с ревом рванулся с лассо, но люди на другом его конце удержали кожаный ремень. Бизон же удостоил этот выпад противника всего лишь тем, что скосил один глаз на него. Казалось, он раздумывал, стоит ли ему вообще связываться с таким суетливым и истеричным зверем. Но ягуар продолжал рваться в бой. Бизон наклонил голову к земле, продемонстрировав всем свою великолепную мощную шею и затылок, и оглушительно заревел. Это была заявка на серьезные намерения. Ягуар это понял и попятился назад, рыча, но уже потише. А бизон, тяжело ступая, прошагал мимо него, даже голову отвернул, выказывая тем самым свое глубочайшее презрение к противнику. Но в то же время дикий бык не пренебрегал осторожностью. Теперь уже никто среди зрителей не сомневался, что ягуар спасовал перед хозяином североамериканских прерий.

9
{"b":"18386","o":1}