ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маленькая жизнь
Империя из песка
Роковое свидание
За гранью. Капитан поневоле
Небо в алмазах
Исчезающие в темноте – 2. Дар
Энцо Феррари. Биография
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета
Актеры затонувшего театра

– Раэн…

– Виасто, – произносит призрак женщины, и по воде проходит рябь. – Виасто, – повторяет она и протягивает руку.

– Постой, не исчезай! Постой!

Ты всматриваешься в темную глубину, но там только отражение неба. Его синева пуста. Вода успокаивается, и в последний миг на ее поверхности, отливая серебром, проступает тонкий узор. Однако рисунок неполный, в нем не хватает завершающего штриха.

– Виасто… – шепчет ветер, ласково касаясь твоего лба.

– Где ты? Поговори со мной…

Колодец рассыпается миллионами брызг. Они разлетаются, сверкая на солнце, и драгоценными камнями падают на холодный мрамор.

Мастер рун очнулся, едва подавив крик разочарования. Несколько минут он сидел, пытаясь понять, что произошло. Память возвращалась неохотно.

Что означает этот странный сон? Он снова видел Раэн. Ее образ никак не отпускает его. Он рядом с любимой и во сне, и наяву. В неясных иллюзорных видениях она снова оживает для него.

Франц выбрался из гамака и пошел на кухню напиться воды. По полке, звеня посудой, пробежал домовой. Его быстрый топот затих где-то в углу за вениками. Мужчина, не обращая на него внимания, налил полный ковш воды и вздохнул. В доме было темно, мерцали только угольки в печке, и он не мог видеть своего отражения в ковше.

– Ну, вот… Ты уже начинаешь верить в чудеса, – пробормотал он.

Другой домовой, греющийся в печи, громко чихнул, взметнув облако сажи. В углу послышался довольный хохот.

Франц покачал головой. Если в доме Рика и Дайны подобные вещи происходили постоянно, то неудивительно, что односельчане заподозрили ее в колдовстве. Сейчас людям на каждом шагу мерещатся прислужники темных сил. Достаточно малой искры, чтобы вспыхнуло пламя недоверия и ненависти.

Но что же такого важного было в его сне, что он никак не идет у него из головы? И проблема не только в Раэн. Какое-то незавершенное дело, и оно изводит его…

Мужчина опустился на стул, понимая, что не сможет заснуть, пока не разгадает эту загадку. Разгадка была рядом, она манила его, обещая принести успокоение. У мастера было чувство, что он забыл часть сновидения, и если он его вспомнит, то проблема решится сама собой.

– Чужак, чужак… – пропищал невидимый домовой и швырнул ему в глаза пригоршню сажи.

Франц выругался, размазывая сажу по лицу.

– Ты что творишь? – взвизгнул другой, и послышался звук, как будто на пол упала мокрая тряпка. – Это же гость!

– Вы что там, совсем обалдели? – рассердился Франц. – Так ведь и ослепить недолго!

И тут его осенило. Он забыл про недоразумение с домовыми и принялся чертить в воздухе рисунок, увиденный им на поверхности воды. Он кое-что вспомнил.

– Так вот что это значит. Раэн дала мне ключ, назвала руну. Мне же нужно ее только закончить. Господи, и как такое может быть?

Будучи не в силах остановиться, он продолжал составлять руну. Бросить все на полпути, когда завершение уже приближалось к концу, было для него невыносимо.

– Виасто… Виасто… – лихорадочно повторял Франц, и над его ладонью вспыхнула сложная руна, переливающаяся золотом. В ней было всего понемножку – исцеления, истины, честности, справедливости, солнечного тепла и первого весеннего ветра.

Он довел руну до конца и не мог оторвать от нее восхищенного взгляда. Она была совершенна. Этот знак принадлежал к числу созидающих и освещал своим мягким светом не только его ладонь, но даже стол и занавески на окне. Домовые притихли, они никогда не видели ничего более чудесного.

Руна потухла, оставив Франца наедине со своими мыслями. Он не понимал, что происходит, и боялся, что никогда не сможет этого понять. Почему дух Раэн помогает ему? Если бы не сон, он не стал бы создавать новую руну. Да, в такие моменты ему недостает хладнокровия и уверенности в себе. А вот Римус наверняка бы разобрался в этом, объяснил, что пугаться нечего. У священника всегда было наготове разумное объяснение. В крайнем случае можно все списать на божественное провидение. Господу сверху виднее. Он глупостей не делает, и если и испытывает несмышленого смертного, то имеет на это право.

Какая замечательная, исключительная получилась руна! Она обязательно должна исполнить свое предназначение. Мужчина поднялся и, немного колеблясь, отправился в спальню хозяев. Дверь они не закрывали, поэтому он беспрепятственно проскользнул в комнату и замер у их изголовья. Франц некоторое время не двигался, прислушиваясь к их ровному дыханию. Он надеялся, что все делает правильно.

– Виасто, – прошептал он, начертив и направив силу знака на Дайну.

Змейкой блеснула золотистая молния и тут же погасла. Вот и все – никаких взрывов, раскатов громов, смерчей и того подобного. Мастера рун не волшебники, они работают тихо. Франц развернулся и на цыпочках ушел к себе, аккуратно притворив дверь. Едва он снова лег, то заснул как убитый и проспал до самого утра. На этот раз без сновидений.

Проснулся мужчина от громкого крика. Это кричала Дайна. Мастер встревоженно вскочил, но, осознав, что это крик радости, облегченно перевел дух. Ошеломленный Рик пробежал мимо и тотчас вернулся обратно, неся зеркало.

– Это я? Это правда? – воскликнула Дайна и залилась счастливым смехом. – Чудо-то какое!

Она вбежала в комнату, комкая в руках платок. Ее рыжие, как языки пламени, волосы рассыпались по плечам, глаза сияли, и Франц невольно залюбовался ею. Нет, конечно, Раэн оставалась самой красивой женщиной в мире, но Дайна была полна жизни, и ее смех был так заразителен, что он не смог сдержать улыбку.

– Это, наверное, вчерашний путешественник? – спросила Дайна весело. – Наш гость?

– Да, это я.

– Теперь я вас узнала. По голосу. Вы не поверите, но я снова могу видеть. Ко мне вернулось зрение!

– Дайна, дорогая, как это случилось, объясни толком… – По голосу Рика было слышно, что он страшно волнуется.

– Сама не знаю. Все было как обычно. Вчера я еще была слепа, но сегодня, как только открыла глаза, то смогла видеть. Звучит невероятно, но это так. Как же я счастлива!

– Я слышал, что увечья, связанные с ушибами головы, со временем проходят, – вставил Франц. – Очень рад за вас.

– Это чудо! – Дайна обняла и крепко поцеловала Рика. – Ты именно такой, каким я себе представляла. Только еще лучше.

Рик, украдкой вытирая слезы, сжал ее в объятиях, а потом принялся обсыпать лицо и глаза поцелуями. Францу стало неловко за то, что он стал свидетелем этой сцены. Эта пара так горячо и искренне любила друг друга, что он им на мгновение позавидовал. Но только на мгновение.

– У нас сегодня праздник! – закричал Рик, подхватывая жену на руки и кружа ее по комнате. Они перевернули стул и сбили полку с полотенцами, но не обратили на это особого внимания.

Франц тем временем направился к выходу. Уже рассвело, и если он хотел успеть дойти до лагеря торговцев до наступления ночи, то должен был отправиться в путь.

– Куда же вы? – огорчилась Дайна. – Вы обязательно должны остаться. Ваш приход отмечен добрым знамением. Видно, вы божий человек.

– Нет-нет, что вы… – покачал головой Франц. – Это не так. Не могу злоупотреблять вашим гостеприимством. И мне действительно пора идти.

– Хм, ну раз вы так спешите… Но что за путешествие на голодный желудок? – Дайна усадила гостя обратно в гамак, а сама исчезла на кухне.

Она вернулась через несколько минут, держа старенький заплечный мешок.

– Здесь продукты. Хлеб, домашняя колбаса, горшочек со сметаной, яблоки – всего понемногу. И не смейте отказываться. – Хозяйка протянула ему мешок и улыбнулась. – Да и не стесняйтесь вы так…

– Не буду, – ответил Франц. – Спасибо.

– Возьмите мою куртку. – Рик протянул мастеру куртку с множеством карманов и кожаных нашивок.

– А как…

– У меня еще одна есть.

Франц был рад куртке даже больше, чем продуктам. Он тут же надел ее и с удовлетворением отметил, что она ему пришлась впору.

– Отлично. Теперь я не замерзну.

14
{"b":"1839","o":1}