ЛитМир - Электронная Библиотека

Так Франц, без происшествий, во всяком случае, тех, которые затрагивали бы его лично, ехал уже несколько часов, как вдруг откуда-то справа послышался подозрительный шум. Мужчина тотчас натянул поводья. Кусты закачались, и раздался хруст ломающихся веток. Относительную тишину ночи нарушил волчий вой. Конь, испуганно заржав, дернулся в сторону, едва не сбросив седока.

– Спокойно, спокойно… – зашептал Франц, поглаживая коня по шее. – Ничего страшного. Мы уйдем от них.

Вой неожиданно оборвался, сменившись жалобным визгом. Кусты снова зашевелились. Что-то большое, намного больше волка, приближалось к Францу. Мужчина почувствовал, как его окутывают волны холода и у него по коже побежали мурашки. Трава и деревья вокруг застыли, превращаясь в блестящие ледышки. Они покрывались колючим инеем и со звоном падали вниз, ломаясь под собственной тяжестью.

Уголек всхрапнул и встал на дыбы. Франц не удержался и полетел вниз. Дико вращая глазами, конь понесся дальше по дороге, прочь от этого страшного места, оставив хозяина лежать на земле. Мастер поднялся, но подвернул ногу и упал снова. Рана на груди открылась, и он ощущал, как немилосердно хлещущая кровь заливает рубашку.

Черная тень прошла мимо него и остановилась посередине дороги, загородив собою проход. Существо тяжело, с хрипами и надрывами дышало. От него почему-то исходил такой невероятный холод, какого не бывает и лютой зимой. Франц, стоя на четвереньках, повернул голову. На него уставилась пара маленьких пронзительных ярко-желтых глаз, в которых светился разум.

– Что же ты за чудище? – пробормотал мужчина, силясь достать меч. Рукоять запуталась в ремне плаща, и он никак не мог вытащить его.

Ему было страшно. Существо пока не причиняло ему вреда, но он чувствовал колоссальную ненависть, которую оно излучало. Эта ненависть была направлена именно на него.

– Не торопись… – прозвучал в голове неприятный, похожий на металлический скрежет голос. И зверь выпрямился во весь рост.

– Кто ты? – едва двигая побелевшими губами, спросил Франц.

Любое движение давалось ему с трудом. А каждый новый вздох был сродни подвигу.

– Твой убийца, – просто ответил зверь, превращаясь в молодого красивого мужчину.

Он подошел к мастеру, наклонился к нему, и тот увидел, что у него, несмотря на молодое тело, невероятно старые глаза.

– Ты же не человек… – простонал Франц, чувствуя, как каменеют его руки и ноги.

Незнакомец широко улыбнулся, продемонстрировав длинные и тонкие как иглы клыки. Затем он схватил мастера за плечи и потащил прочь от дороги. Последнее, что помнил Франц, были волки, которые почтительно расступались перед незнакомцем. Потом он потерял сознание, и над ним сомкнулась тьма.

Его одежда была разорвана в клочья – рукава вообще отсутствовали, ноги и руки покрыты глубокими кровоточащими ссадинами, но он был жив. И не был связан. Превозмогая боль, Франц заставил себя сесть. Во всем теле ощущалась слабость, голова кружилась. Он потерял много крови. Его рана в груди настойчиво напоминала о себе.

– Беллс, – прошептал он, водя указательным пальцем по груди. Эта нехитрая руна должна была помочь остановить кровотечение и ускорить заживление тканей.

Франц обнаружил пропажу меча и кинжала, но в общем-то не очень этому удивился. Вряд ли его похититель был настолько глуп, чтобы оставить ему оружие. Он встал, пригнув голову, и, сделав несколько осторожных шагов, осмотрелся. Было темно, но мастер начертил руну дневного света, и в воздухе замигал белый огонек размером с куриное яйцо.

Это была пещера с низким потолком. На полу валялся разный мусор: ветки, сухие листья, попадались и осколки костей… Хозяина пещеры нигде не было видно, но это не означало, что он не собирался вернуться сюда в ближайшее время.

Рядом был коридор, который вел в две пещеры поменьше. В первой Франц обнаружил гнездо зверя, состоящее из обрывков шкур, пуха, волос, листвы и комков паутины, а во второй кладовую. От вони, исходящей от кучи гнилого мяса, покрытого белесой слизью, предохраняющей его от полного разложения, у мужчины перехватило дыхание и слезы набежали на глаза. Закрыв нос, он заставил себя приблизиться к ним и даже немного наклонился для более пристального рассмотрения. Так и есть – останки были человеческими. Сверху лежала хорошо сохранившаяся кисть, которой недоставало безымянного пальца.

– Спаси Боже их душу, – пробормотал Франц. Он не был религиозен, но увиденное потрясло его.

Мяса было много. Похоже, что здесь нашли свое последнее пристанище не один десяток человек. На полу что-то заблестело, привлекая его внимание. Франц нагнулся и подобрал кожаный ремешок, по всей видимости, некогда принадлежавшей одной из жертв. Это было простенькое женское украшение, к нему крепились маленькие бусы из разноцветного бисера. Мужчина перевернул ремешок и прочел на оборотной стороне имя его владелицы – «Пика Белакоба». Он тяжело вздохнул.

Франц знал эту женщину, она вместе с тремя сестрами летом нанималась пасти скот на больших лугах, а осенью собирала коренья и грибы. Пика была первой, кто не вернулся домой после заката. Женщина возглавила печальный список пропавших горожан. Несомненно, если бы он нашел в себе силы, здесь можно было бы найти и другие доказательства вины существа в похищении жителей Таурина. Но у Франца их не было. Сейчас он хотел лишь не составить компанию этим беднягам и самому не превратиться в кусок гниющего мяса.

Мастер повернул обратно. К сожалению, выход из пещеры преграждали два огромных волка, которые с рычанием кинулись на него, стоило ему пересечь невидимую черту. Франц отпрянул назад, и животные тут же успокоились.

Ему определенно не везло. Сначала оборотень, теперь спустя всего сутки – это сомнительное приключение. Нужно было срочно придумать, как пройти мимо волков. Мужчина замер, лихорадочно перебирая в голове возможные варианты спасения. Очевидно, волки полностью подчинялись хозяину пещеры, но как и всякое животное, должны были бояться огня. Если он устроит гигантский костер из валяющихся здесь веток, то под его прикрытием сможет проскользнуть мимо. Другое дело, что огонь наверняка привлечет внимание их хозяина. К тому же неизвестно, сколько волков находится снаружи. Может, их целая стая?

Внутренне чутье подсказывало Францу, что там их именно стая. В его силах убить или обездвижить этих зверей, но что потом делать с остальными? Они успеют разорвать его на клочки раньше, чем он скажет хоть слово. Он не сводил глаз с неподвижных, похожих на каменные изваяния, животных. Молчаливые, не знающие жалости стражи…

Внезапно ему в голову пришла пугающая мысль, что существо, похитившее его, смотрит на него их глазами. Уж больно взгляд у волков был осмысленный. Это означало, что оно знает о том, что пленник очнулся. Напомнив себе еще раз о печальной участи жителей Таурина, Франц снова повторил попытку. На этот раз он едва успел спасти ногу от волчьих клыков.

– Бесполезно… – с насмешкой сказал их хозяин, величаво входя в пещеру. – Лучше не провоцируй их.

– Кто ты? – спросил Франц, ощущая, как волна холода острыми иглами впилась в кожу.

– У меня нет имени, – ответил хозяин волков, недовольно поморщившись при виде огонька света. – Но ты можешь называть меня Эрхом. Мне нравится так себя называть…

Теперь у него была возможность рассмотреть его как следует. Сейчас он выглядел как высокий, идеально сложенный мужчина. У Эрха была очень бледная кожа, сквозь которую просвечивали кровеносные сосуды, и тонкий изящный нос с горбинкой, словно вылепленный скульптором позапрошлого века. Его волосы были иссиня-черными, блестящими и доходили до плеч. Он производил впечатление утонченного, обаятельного человека, но это было лишь прикрытие для ужасной звериной натуры, притаившейся в глубине. Франца опять поразил контраст между молодым телом мужчины и глазами глубокого старика. С чем или с кем он столкнулся? Существо было слишком примитивным для духа, но не подходило ни под одно описание известных ему обитателей междумирья.

8
{"b":"1839","o":1}