ЛитМир - Электронная Библиотека

Сиделка собиралась снова уложить меня на кушетку, но в этот момент в процедурную заглянула миссис Коуп.

– Еще один гость! – предупредила она.

Я поспешила освободить место.

– Спасибо, мне больше не нужно, – поблагодарила я, сдирая со лба компресс и протягивая санитарке.

Тяжело дыша, Майк ввел мертвенно-бледного Ли Стивенса, на биологии сидевшего за соседней партой.

Мы с Эдвардом попятились, освобождая место.

– О нет, – пробормотал Эдвард. – Белла, тебе лучше выйти в приемную.

Я смотрела на него, крайне обескураженная.

– Выйди, прошу тебя.

Ничего не ответив, я вышла из процедурной. Кал-лен вышел следом.

– Неужели ты меня послушалась? – с наигранным удивлением спросил он.

– Просто почувствовала запах крови, – поморщила нос я. Наверняка Стивенс успел проколоть себе палец.

– Люди не чувствуют запаха крови, – не поверил мне Каллен.

– Я чувствую, меня от него тошнит. Кровь пахнет ржавчиной… и солью.

В глазах Эдварда застыло престранное выражение.

– Что такое? – поинтересовалась я.

– Так, ничего.

В приемную вышел Майк и встал неподалеку, глядя то на Эдварда, то на меня. Судя по всему, Кал-лен прав: когда Ньютон на него смотрел, голубые глаза темнели от ненависти. Похоже, мое поведение Майка тоже не радовало.

– По-моему, тебе лучше, – мрачно заметил он.

– Только палец свой не показывай, ладно, – попыталась пошутить я.

– Кровь давно остановилась, – без тени улыбки отозвался Майк. – Идешь на биологию? – с сомнением спросил он.

– Ты шутишь? Поспорим, что через пять минут я снова отключусь?

– Да уж, не стоит. А в Ла-Пуш поедешь? – спросил Майк, окидывая свирепым взглядом Эдварда, античной статуей в задумчивости застывшего у заваленной бумагами стойки.

– Конечно, поеду! – В эти два слова я постаралась вложить как можно больше уверенности.

– Встречаемся в десять в магазине моего отца. – Майк бросил на Каллена подозрительный взгляд, словно опасаясь, что тот подслушал секретную информацию. Приглашать Эдварда он вовсе не собирался.

– Договорились!

– Увидимся на физкультуре.

– До скорого, – отозвалась я.

Майк еще раз посмотрел на меня с явной обидой, а выйдя на крыльцо, сгорбился словно старик. Меня тут же захлестнули волны жалости. Еще один урок в его обществе.

– Физкультура! – чуть слышно застонала я.

– Сейчас что-нибудь придумаем, – пообещал Эдвард. – Сядь на стул и сделай вид, что тебе плохо.

Ну, это несложно. Бледной я была всегда, а сейчас еще и лоб блестел от пота. Очень кстати. Я опустилась на скрипучий стул, прислонила голову к стене и закрыла глаза.

Вдруг послышался негромкий голос медсестры.

– Да, мистер Каллен? – Оказывается, миссис Коуп уже вернулась в приемную.

– У Беллы сейчас физкультура, но, мне кажется, для баскетбола она слишком слаба. Думаю, ей лучше поехать домой. Не могли бы вы написать освобождение? – Голос Каллена был подобен тающему меду. Представляю, как он смотрит медсестре в глаза!

– Полагаю, тебе освобождение тоже понадобится, да, Эдвард? – любезно предложила миссис Коуп.

– Нет, спасибо! У меня философия с миссис Гофф.

– Значит, все в порядке, – подытожила медсестра. – Белла, тебе лучше?

Я слабо кивнула, стараясь не переиграть.

– Сможешь дойти до стоянки, или взять тебя на руки? – Эдвард повернулся к медсестре спиной, в золотистых глазах плясали бесенята.

– Дойду.

Я медленно встала, голова больше не кружилась.

Приторно улыбаясь, Каллен раскрыл передо мной дверь. На улице моросило. В первый раз в жизни я радовалась дождю – свежие прохладные капли смывали с лица липкий пот.

– Спасибо! – поблагодарила я Эдварда. – Стоило попасть в медпункт ради того, чтобы пропустить физкультуру!

– Не за что! – Каллен быстро шел к стоянке.

– Поедешь со мной в субботу? – с надеждой спросила я. Конечно, он вряд ли согласится. Не представляю, что Каллен поедет в одной машине с Майком и компанией, он ведь совсем другой!.. Но можно же помечтать. Первый раз я подумала о поездке к океану с радостью.

– Куда именно вы едете? – поинтересовался Эдвард, безучастно глядя перед собой.

– В Ла-Пуш, на дикий пляж! Золотисто-медовые глаза чуть сузились.

– Меня не приглашали. А он, оказывается, зануда!

– Я только что тебя пригласила.

– Думаю, на этой неделе нам с тобой больше не стоит мучить старину Ньютона, а то вдруг кусаться начнет. – В глазах Эдварда загорелись огоньки.

– Бедный Майк, – пробормотала я, а в голове засели слова «нам с тобой». Мне они понравились куда больше, чем хотелось бы.

Вот уже и стоянка! Я повернула налево, к своему пикапу, но кто-то сильно дернул меня за рукав.

– Куда направилась? – возмущенно спросил Эдвард, крепко держа меня за руку.

– Домой, – в полном замешательстве ответила я.

– Ты что, не слышала: я обещал лично тебя отвезти! Думаешь, я позволю тебе сесть за руль в таком состоянии?

– В каком еще состоянии? А что будет с моим пикапом? – продолжала недоумевать я.

– Элис пригонит после уроков. – Он поволок меня к своей машине, словно беглую корову! Попробуй убежать, притащит за шиворот!

– Отпусти! – тщетно потребовала я.

Вот, наконец, и «вольво». Эдвард отпустил мою руку и подтолкнул к передней дверце.

– Ты такой бесцеремонный!

– Дверь открыта, – прозвучало в ответ.

– Я прекрасно могла доехать сама! – продолжала ворчать я. Дождь пошел сильнее, капюшон я не надела, так что с волос ручьем текла вода.

– Садись в машину, Белла. – Эдвард опустил стекло и тянулся ко мне через сиденье.

Я не шелохнулась. Интересно, успею я добежать до пикапа, прежде чем он меня поймает? Боюсь, что нет…

– Я притащу тебя обратно! – пообещал Эдвард, словно читая мои мысли.

Изображая поруганное достоинство, я села в машину. По-моему, я больше напоминала мокрую кошку в скрипучих сапогах.

– Вот это уже слишком, – чопорно проговорила я.

Каллен не ответил. Он завел мотор, включил печку и негромкую музыку. Я решила, что не стану с ним разговаривать, и обиженно надулась. Но тут я узнала музыку, и мои планы изменились.

– «Лунный свет»?

– Ты знаешь Дебюсси? – Эдвард искренне удивился.

– Не очень хорошо. Моя мама любит классику, а я знаю только те вещи, которые мне нравятся.

– Я тоже люблю Дебюсси, – отозвался Каллен, задумчиво глядя на дождь.

Расслабившись на мягком кожаном сиденье, я вслушивалась в знакомые, умиротворяющие аккорды. Дождь окрасил пейзаж за окном в серо-зеленые тона. Машина двигалась так ровно, что скорость чувствовалась разве что по проносящимся мимо огням светофоров.

– Расскажи о своей маме! – неожиданно попросил Эдвард.

Оказывается, он уже перестал злиться и смотрел на меня с явным интересом.

– Внешне мы очень похожи, только она красивее. Во мне слишком много от Чарли. Она гораздо общительнее и безрассуднее. Довольно безответственна и эксцентрична, любит экспериментировать. Я считаю ее своей лучшей подругой.

– Сколько тебе лет, Белла? – Почему-то голос Эдварда звучал расстроенно. Машина остановилась – оказывается, мы уже приехали! Дождь был настолько сильным, что я едва разглядела дом. Такое впечатление, что мы не в машине, а в подводной лодке.

– Семнадцать, – удивленно ответила я.

– Тебе не дашь семнадцати!

– Правда? А сколько дашь? – рассмеялась я. – Мама часто говорит, что я родилась тридцатилетней, а теперь и до пенсии недалеко… Ну, кому-то же нужно быть взрослым! – Я помолчала и добавила: – Знаешь, ты и сам не слишком похож на школьника!

Он скорчил недовольную физиономию и поспешил сменить тему.

– Так почему твоя мать вышла за Фила?

Удивительно, что он запомнил имя, ведь я упоминала отчима лишь однажды, почти два месяца назад.

– В душе мама слишком молода для своего возраста. А с Филом она чувствует себя еще моложе. Так или иначе, она от него без ума. – Я пожала плечами.

16
{"b":"18393","o":1}