ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да тоже ничего особенного. Я здесь устроился на ночлег, но никак не мог заснуть, и…

Розалетта не дослушала меня. К нам приближался кто-то третий, и она кинулась ему навстречу. Это был Окандо, но, к счастью, меня не стали представлять, и примиренная парочка удалилась в поисках уединенного уголка.

Мне было худо. Ошеломленный, я себя чувствовал так, как если бы меня разрезали пополам без анестезии. Облегчения в будущем не предвиделось. Оставаться здесь я не мог и потому, взяв свои пожитки, побрел через лес наугад.

Ранее я не знал, что страсть, которой так упиваешься, может обернуться сущей пыткой. Потеряв Розалетту, я ощутил внутри себя страшную пустоту, и это было тоже ново для меня. Пустоту эту необходимо было изжить, а изживание вызывало острую боль. Я говорил себе, что любовь, вспыхнувшая внезапно, не может длиться долго. Я утешал себя тем, что в моем положении женитьба исключается. Все было напрасно.

Если бы только не встрял тот негодник с переразвитым чувством юмора! Дернула же его нелегкая сунуться куда не надо! Я весь кипел от возмущения, напрасно стараясь выкинуть из головы виновника моего несчастья. Но, словно назло, он в тот же миг оказался рядом со мной.

Зная его увертливость, я даже не попытался на него замахнуться.

— Какого дьявола тебе еще нужно? — буркнул я. Озорник, по обыкновению, расхохотался, но на сей раз смех его звучал примирительно.

— Прости, что вмешал тебя в это дело, но я всего лишь следовал полученным инструкциям. Видишь ли, — зачастил он, пока я мрачно взирал на него, — все любовники в округе перессорились и подняли такой гвалт, что мне приказали восстановить спокойствие. Не торопись так, давай передохнем. Я здорово притомился.

Остановившись, я тоже почувствовал усталость.

— Уф, дал же я маху, — продолжал говорун, усаживаясь рядом со мной на покатый камень. — Сорвал задание. Себе на горе ты подвернулся мне под руку, когда я соединял пары. Девица рыдала, а ты суетился вокруг нее с глупым видом — чем не любовная ссора? Вот я и подлатал прореху.

— Ну и сразу оставил бы нас в покое! Ведь потом мы поладили как нельзя лучше…

— Оставил бы, если мог, — объяснил негодяй. — Но босс заметил промашку и заставил меня ее исправить. Послать стрелы в сердца любовников, предназначенных друг другу. Вот тебе и натянули нос. Что, туго пришлось?

— Переживу как-нибудь.

— Переживешь, конечно, — согласился он. — Охотно забудешь — и с не меньшим удовольствием вспомнишь. Но так или иначе, я должен загладить свою вину, вот и помчался тебе вдогонку. Итак, тебе нужно попасть в Хеорот?

Я подумал, что пора положить конец бесцельным блужданиям.

— Да. Выведи меня хотя бы из леса. Я так долго здесь пробыл, что душу готов заложить, лишь бы выбраться из этой темницы.

— Считай, ты уже на свободе, — заверил меня мой гид, спрыгнув на землю. — Взгляни: нужная тропа — у тебя под ногами.

Я видел, что стою на тропе, но сколько уже раз они меня обманывали!

— Куда я должен свернуть?

— Налево. Та тропа выведет тебя на дорогу. Потом свернешь направо, и затем — опять налево. Хеорот — это самое большое строение в первом же городе, который тебе попадется.

— А далеко это отсюда?

— Как долго тебе придется идти? Хм, дай подумать… По Уотлинг-стрит — не более двадцати пяти миль, да около мили после поворота.

Уотлинг-стрит! Ее упоминал Голиас. Значит, цель близка? Впервые я проникся доверием к своему проводнику.

— По-твоему, Хеорот — здание, а не город? Это меняет дело. А то я боялся, что придется стучаться во все двери, пока не разыщу приятеля.

— Опытному ходоку добраться туда пустяк. Ты, наверное, голоден?

Переключившись на другие проблемы, я почувствовал себя бодрее.

— Готов с целым быком расправиться.

— У самой дороги есть чайная, открытая круглосуточно. Дальше перекусить будет негде, так что постарайся подкрепиться как следует. Будь здоров!

Уже через полчаса впереди показалась забегаловка, о которой шла речь. Начинало светать, и строение вырисовывалось довольно четко. Оно напоминало коттедж с двумя каминными трубами по краям крыши. В окнах свет не горел, но, как и было обещано, обслуживание велось непрерывно. Стол стоял на открытом воздухе. Приближаясь, я услышал позвякивание ложечек о фарфор и затем увидел посетителей.

Огромный стол был накрыт на дюжину персон, клиентов же было только трое. Все они сидели близко друг к другу. Я вытаращил глаза. Один из них, одетый в обноски прадедушки, носил напоминавший печную трубу цилиндр, высокий стоячий воротничок и галстук, пестрый как обои. Второй нарядился кроликом, третий напялил на себя костюм мыши. Он крепко спал. Почти все чашки были уже использованы, но я нашел себе чистый прибор на другом конце стола.

— А вы недурно провели ночь, ребята, — заметил я. Парень в цилиндре отозвался на мое замечание не сразу:

— Ночь мы никак не провели, потому что еще не встретили ее. Нам никак ее не дождаться.

Он показал мне часы с запачканным циферблатом.

— Взгляните, сейчас только шесть часов вечера. По моим представлениям, близилось к четырем утра, но с принявшими дозу спорить о времени бесполезно.

— Да, пожалуй, — согласился я с ним. Прислуга не появлялась, и потому я сам взял себе хлеб, масло, мармелад, ломтик холодного ростбифа и приправленные пряностями яйца. Намазывая хлеб маслом, я решил расспросить сотрапезников о маршруте и заодно проверить, не околпачил ли меня снова лесной проныра.

— Вы, парни, живете где-нибудь неподалеку? — спросил я с набитым ртом.

Человека в цилиндре мой вопрос явно поставил в тупик.

— Я всегда живу неподалеку, — проговорил он после долгого раздумья. — А вы?

— А я нет, — ответил я, наливая себе чай, который был здесь, по-видимому, единственным напитком. — Я живу в Чикаго.

— Забавно, — заметил он. — Разве не удобней жить там, где находишься?

— Верно, — вздохнул я. — Ваша взяла. Хорошо, я живу здесь.

— Поздно, — вмешался ряженный кроликом. — Вы упустили свой шанс. Люди то и дело умудряются попадать впросак, — доверительно сообщил он своему компаньону. — Вот результат плоского мышления.

Будучи не в духе, я не собирался спускать подобные дерзости.

— Послушайте, мистер, — предупредил я дерзкого выскочку, — я понимаю, вы изрядно нагрузились, но мне и дела нет, насколько трезво вы мыслите. Так что лучше держите свои мнения при себе.

Вместо ответа фальшивый кролик принялся обсуждать со своим приятелем, правильно ли они поступили, смазав часы сливочным маслом: ведь застрявшие в нем хлебные крошки могут попасть в механизм. Их беседа — из тех, что часто слышишь в баре, — несколько улучшила мое настроение.

— Я хотел задать вам очень простой вопрос, — перебил я пьянчуг, надеясь, что они позабыли о моей вспышке. — Можете ли вы мне сказать, куда идет эта дорога?

Посетитель в старомодных обносках обмакнул печенье в чай и откусил кусочек.

— Эта дорога не идет, — промямлил он. — О ней даже не скажешь, что она ползет.

Разговор снова зашел в тупик, однако я как ни в чем не бывало продолжал:

— Но где она проходит?

— Эта дорога любит сидеть дома, — сообщили мне. — Нет сведений о том, чтобы она где-то блуждала.

— Я не шучу, — стоял я на своем. — Мне необходимо уточнить маршрут, потому что я не знаю, куда направляюсь.

— И вы думаете, что дорога сама приведет вас именно туда? Вы слишком многого хотите от дороги.

Сделав мне выговор, кролик заявил приятелю в цилиндре театральным шепотом:

— Нет ничего глупее безмерного оптимизма!

На этот раз я хотя и с трудом, но сдержал свое раздражение.

— Посмотрим на дело с другой стороны, — упорствовал я. — Приведет ли эта дорога меня в Хеорот?

Тип в цилиндре, прежде чем ответить, поскреб затылок.

— Возможно. Если допустить, что она придет туда первой.

— Да идите вы сами ко всем чертям, — исступленно рявкнул я. Мое бешенство их ничуть не смутило, хотя чудак, одетый мышью, проснулся.

23
{"b":"18394","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Заветный ковчег Гумилева
Психология влияния
Пятьдесят оттенков свободы
Тринадцатая сказка
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Раунд. Оптический роман
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!