ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Не плачь
Замок мечты
День, когда я начала жить
Зло
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Призрак Канта
Входя в дом, оглянись
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни

— Где все это произошло? — резко спросил он.

— В верхней части города. Он посмотрел на Лору.

— Если он оттуда добрался сюда, то выдержит, если перенесем его на диван. Можешь встать на ноги?

— Могу. — Клэй попытался сесть.

— Помалкивай и лежи.

Они отнесли его в библиотеку и положили на диван.

— Дай ножницы, — попросил Бен.

Лора подала ножницы, лежавшие на столе. Бен разрезал свитер Клэя снизу доверху. Пропитанная кровью рубаха прилипла к боку. Лора принесла чистые полотенца из комнаты для гостей, и Бен туго обернул одно из них вокруг раны.

— Я ни черта не смыслю в пулевых ранах. Не знаю, повреждены ли органы или же он просто потерял много крови. Может быть, и то и другое.

— «Скорая» выехала? Когда приедет?

— Сказали через несколько минут.

— «Скорая»! — воскликнул Клэй. — Нет, черт подери, никакой скорой… узнает полиция… не звоните…

— Я уже позвонил, — сказал Бен. — Думаешь, мы будем сидеть и смотреть, как ты истекаешь кровью?

— Черт тебя подери! О, проклятье, Лора, как больно, больно…

— Бен, помоги мне, — сказала она. — Хочу обнять его.

Бен приподнял Клэя, Лора села на диван и обняла его, прижав к груди.

— Клэй, мы отвезем тебя в госпиталь. Он, соглашаясь, кивнул.

— Посиди так. Клэй закрыл глаза.

— Хочется спать. Так стало хорошо. Может… уснуть? Поцелуй меня. Пожалуйста.

Лора склонила голову и поцеловала его лоб, закрытые глаза, откинула назад его волосы.

— Где ты был, Клэй?

Она хотела узнать, где он провел две недели, когда ушел из дома, но он не понял ее. Открыв глаза, он начал рассказывать о своем великом походе в дом Феликса, затем вспомнил, что принял какое-то решение, когда дожидался удобного момента на крыше. Трудно было вспомнить все, но он знал, что не должен ничего рассказывать ей, по какой причине — не помнил, но рассказывать ей нельзя.

— Пришел попрощаться, — сказал он, — поцеловать на прощание. Уеду куда-нибудь… В Мексику, Европу, куда-нибудь… Не решил.

Бен пододвинул к кровати подушечку, которую при молитве подкладывают под колени.

— В четыре утра ты не шел к Лоре. Ты был на деле.

— Нет, я ничего не крал. Нет. Бродил и думал.

— Как же тебя подстрелили?

— О, надули. Кто-то ограбил меня. Я сопротивлялся… он… выстрелил.

— В спину, — сказал Бен

— Увидел пистолет и побежал, — хитро усмехнулся Клэй, — ты сделал бы так же, так ведь, старина? Пара умных братцев, неплохая команда, знаешь, когда надо убежать?

— Верно, — сказал Бен, чувствуя что поддается очарованию Клэя. Даже сейчас он полностью сохранил его. — Но я не верю тебе.

— Ради Бога! — воскликнул Клэй и скривился от боли.

— Бен, оставь его, — сказала Лора. — Какая разница?

— Хорошо, — сказал Клэй. Он несколько раз прерывисто вздохнул. — Послушай, я должен тебе сказать… Боже, Лора, я такой сонный. Знаешь, не могу проснуться. Смешно. Никогда не беспокоился… Когда просыпался поздно… Послушай, Лора, я хотел сказать… Дайте пить. Ужасная жажда.

— Сейчас принесу, — сказал Бен. Он прошел через столовую на кухню.

Клэй снова закрыл глаза.

— Прости. Я пришел, чтобы сказать это. Прости за все, что сделал. Действительно… Втянул тебя в неприятности. Не хотел. Извини…

Последнее слово прозвучало как вздох.

— Пытался скрыться. Знаешь? Но я… не смог.

— Клэй, — сказала Лора, взяв стакан, который принес Бен. — Пей.

Она поднесла стакан к его губам, и он жадно глотал воду.

— Боже, как хорошо!

На мгновение он открыл глаза с отяжелевшими веками, но они вновь закрылись.

— Добрый старина Бен. Как поживаешь, дружище? Давно не виделись, да? Оставь нас… Я хочу поговорить с сестрой. Лора? Знаешь, я люблю тебя. Не хочу, чтобы ты думала…

Слова смолкли.

— Старался скрыться. Покер, воровство, всего понемногу… Это как медленное умирание. Можешь понять? О, черт, ты не можешь, не можешь…

Он попытался подняться, но Лора прижала его к себе еще крепче.

— Ну-ну, успокойся, Клэй. Понимаю. Не вставай, я здесь.

— Послушай! Слышишь? Никогда не хотел обидеть тебя!

Он открыл глаза; они горели от возбуждения, он заговорил быстрее:

— Должен был бы понять. Никогда не думал, что кто-то сможет догадаться… Думал, ты ни при чем. Никогда бы не сделал, если бы знал… что ты пострадаешь. Гораздо хуже… — он рассмеялся, лицо его кривилось гримасой — Самое худшее, я хотел рассказать тебе об этом. О том, как это великолепно. Слишком здорово, чтобы отказаться. Но ты не стала бы любить меня, если б знала, не так ли? Бедная, маленькая Лора. Мечтала о семье, жаль, что ты вложила деньги в Клэя. Неудачный выбор. Но, черт подери, я любил тебя за это. За то, что ты держалась за меня, хорошо думала обо мне. Иногда бывало трудно…

Он улыбнулся задумчиво и поднял руку, делая неопределенные движения, пока Лора не взяла ее в свою.

— Я тоже хотел иметь семью. Но подумал… это мало. Послушай, Лора, ты должна понять — я старался бросить! Но не смог. Я весь какой-то опустошенный, понимаешь? Высушенный, пустой, мертвый. Больше не было того Клэя. Потом я придумывал новое дело, и все озарялось светом. Опасность, возбуждение, и я вновь был жив. Фантастика! Там наверху на этой крыше… Король…

— На чьей крыше? — резко спросил Бен.

— Просто… на крыше. На любой. Король мира. Помнишь, когда мы были детьми, мы взбирались высоко и чувствовали…

Он вновь рассмеялся:

— …Неуязвимыми, да? Хочу жить. Но, может быть, вместо этого я скоро умру. Лора! Думаешь, я умру?

— Нет, не умрешь, начнешь все снова… — Лора заплакала. Впервые с тех пор, как Феликс указал ей на дверь дома Оуэна, она дала волю слезам. Бен сидел на валике дивана. Она положила голову ему на колени и плакала, потому что Клэй так сильно хотел жить.

— Ну, не надо, — сказал Клэй. — Я не вынесу. Ты должна быть счастливой, а не плакать. Не перенесу, если буду считать, что заставил тебя плакать. Может, я не умру? Я везучий. Просто немного посплю… так хочется спать…

Он лежал неподвижно. Были слышны лишь всхлипывания Лоры.

— Погоди, — внезапно сказал Клэй. — Черт, почти забыл. Послушай, заставь Феликса открыть сейф в присутствии людей. Хорошо?

— Что ты говоришь?

— Письмо Оуэна. Там.

— Письмо Оуэна? В сейфе Феликса? Но это невозможно! Клэй, откуда ты знаешь? Как ты узнал? Неужели ты… Боже мой, какое ты имеешь к нему отношение?

— Нет, нет, нет, нет. Неправильно.

Его дыхание участилось, руки стали хватать воздух.

— Видел его в сейфе. Когда украл картины Роуалтса, — он почувствовал, как она напряглась, — прости, прости, прости. Теперь это не имеет значения. Сейф! Черт возьми! Слушай! Стараюсь сказать тебе. Важно. Заставь Феликса открыть сейф. В присутствии других людей. Хорошо?

Лора посмотрела на Бена.

— Не понимаю, какой толк от этого. Письмо написано много лет назад…

— Адвокат, — с отчаянием в голосе сказал Клэй. — Найдите адвоката. Не могу сказать почему… ужасно хочу спать. Чертовски удачный выстрел. Почти попал, но не совсем… Феликс! Обещай насчет Феликса! Обещай!

— Обещаю, — сказала Лора. — Не волнуйся, Клэй, обещаю.

Он облегченно вздохнул:

— Хорошо, очень хорошо.

На его бледных губах под бравыми усами мелькнуло подобие улыбки.

— Я собирался написать… Рассказать тебе об этом. Никогда не думал, что окажусь у тебя… на коленях. Сумасшедший, правда? Я люблю тебя, Лора. Хотел, чтобы ты любила меня и… гордилась мной…

Слова отлетели с длинным вздохом, который становился все тоньше и тоньше и наконец пропал вовсе.

— Клэй! — воскликнула Лора сквозь хлынувшие слезы. Они заполнили ее глаза, текли по щекам, и когда она наклонилась к нему, оставили мокрый след на его лице.

— Клэй, все будет хорошо! Мы позаботимся о тебе, ты поправишься и начнешь все заново. Ты начнешь, начнешь, любой может начать заново! В тебе так много хорошего, я знаю! Клэй, ты начнешь заново, и на этот раз…

178
{"b":"18395","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Колыбельная звезд
Стрекоза летит на север
Город под кожей
Пропавшие девочки
Крушение пирса (сборник)
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах