ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока Пенни накрывала на стол, он сидел и дулся в своей комнате. Сабрина приготовила салат и выставила тушеное мясо из духовки, с которым пришлось возиться весь день. Гарт хотел, было спросить, с каких это пор ей стал нравиться футбол, но сдержался, вовремя угадав ее резкую реакцию. Несомненно, она снова завела бы свою давнишнюю песню, что если бы он проводил с семьей больше времени, то не задавал бы глупых вопросов.

Клифф и за столом продолжал дуться. Его мрачное настроение давило на всех членов семьи.

— Наказали или просто предупредили? — спросил Гарт, желая проявить сочувствие.

— Не твое дело, — глухо ответил Клифф, упершись взглядом в свою тарелку.

— Клиффорд! — гневно воскликнула Сабрина. — Как ты смеешь?! Посмотри на меня! Я сказала: посмотри на меня! Клифф удивленно поднял на нее взгляд.

Как ты смеешь разговаривать с отцом в таком тоне?! Я думала, что мы все вместе обсудим игру, попросим тебя больше не забывать о том, что ты играешь не сам по себе, а в команде… Но мы ни о чем не будем говорить, пока ты не извинишься! Ну!

— Я и так знаю, что играю в команде! — горячо возразил Клифф. — Просто…

— Мы ждем твоих извинений.

— Слушай, мам, передо мной был открытый проход…

— Клифф!

Сабрина устремила на него рассерженный взгляд. Боковым зрением она уловила, что на нее смотрит Гарт. Видимо, она зашла слишком далеко и уже ведет себя не так, как вела бы Стефания. Но Сабрина была возбуждена, и ей было все равно. Гарт вздрогнул от грубости Клиффа, и она просто не могла не вмешаться. Она не позволит ставить Гарта в такое положение. Особенно после вчерашнего… Когда они стояли на улице… Она ощутила понимание и теплоту.

— Извини, — буркнул Клифф.

— И впредь больше не позволяй себе грубости, — спокойно произнесла Сабрина.

— Прошу прощения! — выкрикнул дрожащим голосом Клифф. — Но следующую игру я буду сидеть на скамейке!

— Ну, это уж слишком, — покачал головой Гарт. — Достаточно одного тайма…

— Ты это ему и скажи!

— Возможно, скажу.

— Да нет, пап, спасибо. Мне тогда еще больше достанется дерьма на голову.

— Клифф! — воскликнула Сабрина. Гарт улыбнулся. — Не забывай, что ты сидишь за семейным столом, а не с приятелями в футбольной раздевалке, — заметила Сабрина.

— Ладно, извиняюсь, — отмахнулся Клифф и, взглянув на нее, спросил: — Что ты там говорила про коллективную игру?

— Тебе захотелось, чтобы Пат Раян проиграл спор, и поэтому ты устроил показуху. Настоящий игрок, осознающий себя частью команды, никогда не позволил бы себе такого.

— Да при чем тут…

— Твой товарищ стоял перед пустыми воротами. Однако вместо того, чтобы сделать пас, ты предпочел единолично завершить комбинацию.

— Но я же думал, что у меня самого получится! Там был чистый проход!..

— Который через несколько секунд был плотно закрыт чуть ли не всей командой противника. Ты знал, что у тебя отберут мяч.

— У меня был шанс.

— Речь могла идти только о чуде.

— Ну и что? Все-таки надежда была! Или ты предлагаешь не всегда уклоняться от риска?

— Я этого не говорила, — с улыбкой, которая была предназначена больше самой себе, ответила Сабрина. — Риск — благородное дело. Но предварительно нужно взвешивать все за и против. Надо знать, на что идешь. Иначе это назовут глупым безрассудством. — Она задумчиво взглянула на него. — Ты хороший игрок, Клифф. Легко передвигаешься по полю, хорошо чувствуешь игру, обладаешь неплохой обводкой. Но как только ты начинаешь играть в одиночку, тут же проваливаешься. Несмотря на все твои способности.

Клифф был явно озадачен.

— Откуда ты так много знаешь о европейском футболе? Мне казалось, что ты совсем не разбираешься в этом. Да и не любишь.

— Я книгу прочитала. Не люблю смотреть на что-нибудь и ничего не понимать. Сказав это, Сабрина тут же отвернулась к Пенни и стала проверять у нее задание по истории.

Гарт внимательно наблюдал за своей женой. Она выглядела оживленной и заинтересованной. Такой же, какой она была вчера вечером у Голднеров. Оживленной и заинтересованной во всем! Кроме дел своего мужа, впрочем. Возможно, она всегда была такой, но раньше это не бросалось в глаза. Он почувствовал себя ничтожеством, недостойным ее оживленности.

Наливая кофе, Сабрина взглянула на Гарта: «Почему у него такой взгляд? Что-то заметил?»

— Чем ты сегодня занималась? — спросил он.

— А… — отмахнулась она. — Приезжала Долорес. Посидели, кофейку попили.

— Что-то серьезное? Или просто заглянула поболтать?

— Она затевает целый план, с помощью которого собирается осчастливить Линду. Любопытно. Долорес проявляет о друзьях такую же заботу, как о своих цветах. По-моему, однажды она затащит нас на какой-нибудь конкурс типа «Соревнования супружеских пар Среднего Запада». Как ты думаешь? Он рассмеялся:

— Надеюсь, мы выиграем?

— Разве Долорес когда-нибудь проигрывала? — ответила она вопросом на вопрос. — Кроме того, сегодня я сделала еще одно дело. Поднялась в мой старый офис.

— И что ты там нашла?

— Пыль. Воспоминания. Впрочем, занимательно было покопаться в бумагах. И знаешь… Я думаю, что могу вернуться в бизнес. Я просмотрела «Эванстон ревью». Там написано, что недвижимость продается сейчас по всему северному побережью, видимо, тут все дело в инфляции. Люди возвращаются в город или куда-нибудь поближе к нему. Чтобы можно было послать своих детей в колледж…

Ее голос увял. Гарт смотрел мимо нее. На лице его не было никакого выражения, кроме разве что равнодушия. Лишь один раз он взглянул на нее, но этого хватило, чтобы заметить ее горячий взгляд, который был под стать ее возбужденному голосу и предположить, что к бизнесу она проявляет больше интереса, чем к мужу.

— Ты действительно хочешь возобновить дело? — вяло спросил Гарт. — Рискованное предприятие. Особенно если ты до сих пор не поняла, почему у тебя случилась неудача в первый раз.

Волна гнева захлестнула Сабрину. Она рисковала выдать себя, когда вступилась за Гарта перед нагрубившим Клиффом. Но стоило ей упомянуть о недвижимости, как он тут же превратился в лед. Он не поинтересовался тем, как она думает добиться успеха и не нужна ли ей помощь. В этот момент он напомнил ей об Антонио и об ее «лавчонке». Теперь она хорошо понимала, почему Стефания сердилась на него: ему было на все наплевать, кроме самого себя.

Она удивилась тому, как сильно была задета и разочарована.

— Я пошел в лабораторию, — заявил Гарт, отодвигая стул. — Если не ляжешь спать рано, я загляну пожелать спокойной ночи. — Сабрина кивнула. Как раз то, что ей надо: тихий вечер, уютный дом. И все же ее жгло ощущение потери. Когда за ним захлопнулась дверь, стены как-то сразу надвинулись на нее, и она почувствовала себя очень одинокой.

За завтраком атмосфера была натянутой. Даже Пенни и Клифф выглядели подавленными. Сабрина дала Клиффу урок правильной речи. На это ушло много времени, так как по программе в пятницу нужно было прогнать все слова за неделю. Пенни спросила насчет миссис Кейзи. Сабрина пообещала встретиться с ней на следующей неделе.

— Поужинаем сегодня пораньше, ладно, мам? — предложил Клифф. — Мы сегодня с Пенни разбегаемся по друзьям. Потом дети ушли, и Сабрина осталась наедине с Гартом. Он открыл и закрыл свой портфель.

— Прошу прощения за вчерашнее. Я не имел права критиковать тебя за недостаток интереса к моей работе, так как не интересовался твоей.

«Интересно, о каком недостатке интереса идет речь? — подумала она. — Стефания, конечно, всегда интересовалась его работой».

Но Сабрине не хотелось сейчас ссориться. Гарт был гораздо приятнее, когда улыбался.

— Спасибо, — проговорила она.

— Если ты хочешь поговорить сейчас…

— Ничего, подождет. — Она взглянула на его портфель. — Тебе надо идти?

Он поцеловал ее в щеку:

— Через полчаса на факультете совещание. Увидимся вечером.

За ужином Гарт был оживлен. Пенни и Клифф продолжали суетиться, бегая из комнаты в комнату — каждый готовился к своей вечеринке. Как только они ушли из дому, Гарт поднялся из-за стола и подошел к окну.

43
{"b":"18396","o":1}