ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как насчет того, чтобы прогуляться? Я весь день просидел в кабинете и любовался из окна тем, как резвятся на озере мои студенты. Ты помнишь, почему я решил много лет назад все-таки получить диплом, вместо того чтобы остаться вечным студентом? Я уже начал забывать. Помню только, что была такая проблема…

— Тебе надоело сдавать экзамены и захотелось их принимать.

Гарт кивнул:

— Ох уж эта студенческая молодость! Кстати, я ведь тебе кое-что принес. — Гарт на минуту вышел из комнаты и вернулся с бумажным свертком. — С поклоном от моих коллег. От тебя просят только одного: чтобы ты почаще готовила свой обалденный бифштекс.

Сабрина развернула сверток и достала фарфоровую ступку и пестик.

— О, какое чудо! Будут вам бифштексы. Кстати, как это использовалось в лаборатории?

— А кто его знает? Я украл это у химиков. Не забудь хорошенько прокипятить.

Сабрина понесла неожиданный подарок на кухню. Гарт последовал за ней с чашками и кофейником в руках.

— Так как насчет прогулки?

— Мне надо прибраться. Пенни и Клифф, видимо, очень спешили. Накидали тут всего…

— Подождет. Ну, прошу тебя.

— Ты разве не возвращаешься в лабораторию?

— Нет, а ты думала, я поеду туда сейчас? У тебя какие-то свои планы на вечер?

— Разумеемся, нет. С удовольствием прогуляюсь.

Солнце низко висело над горизонтом. Воздух был тихий и теплый. Ветерок доносил запахи свежести с озера и прелый аромат опавшей листвы. Они пересекли парк, и перед ними открылась водная гладь, спокойная и густо-синяя под закатным небом. Вдали виднелись четкие белые силуэты парусных лодок, покачивающихся на мелких темных волнах. Мимо то и дело пробегали спортсмены-любители. Мальчишки играли в «контактный» футбол. В кустах прыгала маленькая собачка, распугивая крохотных белочек. Под кронами деревьев скрывались влюбленные парочки.

Гарт взял Сабрину за руку, и они пошли вдоль берега. Под косыми лучами заходящего солнца их тени далеко убегали по воде, то, сливаясь в одну, то вновь распадаясь. Сабрина задержалась, чтобы завязать шнурок, а когда выпрямилась, то пошла отдельно от Гарта. Он больше не брал ее за руку.

— Вивьен сказала, что на днях видела тебя, — проговорил Гарт.

— Кто?

— Вивьен Гудман. Она говорила, что вы встретились в Художественном институте.

— Ах, Вивьен! Забыла тебе рассказать. Она так хвалила тебя, говорила, что ты был так обходителен, но… она все еще обеспокоена. Ты мог бы еще что-нибудь для нее сделать или теперь уже все зависит от вице-президента?

Он замедлил шаг и внимательно посмотрел на нее:

— Разве Вивьен рассказала тебе о своей проблеме?

— М-м…. — «Стефания что, ничего не знала?.. А вдруг нет?» — Да. Просто надо уметь проявить к человеку интерес.

— Ты только сделала вид, что проявила к ней интерес?

— Вот и нет! — резковато возразила Сабрина, почувствовав холод в кончиках пальцев. — Она сильная, но на нее слишком много всего свалилось… Ей, видимо, пришлось переехать, в результате возникла проблема с детьми, которым нужно менять школу. Потом… «Как же зовут ее мужа?..» — И потом, Ганс только-только ушел со своей работы. Она мне нравится. Конечно, я с интересом отнеслась к ней и ее проблеме. — Решив рискнуть, Сабрина пошла дальше: — Возможно, раньше я не проявляла должного интереса, потому что из твоих уст это звучало не так серьезно…

— Я тебе об этом ни слова не рассказывал. Ты даже слушать не захотела!

— Вот это я и имею в виду. Она понимала, что городит уже какую-то чепуху, но Гарт пропустил эту ее ошибку мимо ушей.

— Я еще не говорил об этом с вице-президентом. Может быть, на следующей неделе.

И он начал описывать одного за другим членов комитета. Сабрина слушала, не переставая одновременно мысленно сравнивать себя с сестрой.

Вчера вечером она была рассержена, что Гарт не проявил должного интереса к ее задумке возобновить бизнес с недвижимостью. Но вот как насчет работы самого Гарта? Интересовала она Стефанию? Этого Сабрина не знала. Если Стефанию не волновали его дела, то у нее на это, должно быть, имелись серьезные причины. «Мне не нужно знать о них, — решила про себя Сабрина. — Это их дела. Я об этом даже думать не стану».

Она сосредоточилась на том, что говорил Гарт. Когда он в едких словах описывал Уильяма Вебстера, Сабрина не удержалась от смеха. Теперь она понимала восхищение Вивьен.

Опускались сумерки. Они молча шли по тропинке в бледном сиянии старомодных фонарей. Сабрина чувствовала спокойную силу мужчины, который шел рядом с ней. Его присутствие было ненавязчивым и от этого казалось комфортным. Он был хорошим спутником. Она была не одна и в тоже время предоставлена сама себе, ход ее мыслей никто не нарушал.

«Кто это со мной? — подумала она и улыбнулась в темноту вечера. — Сколько я еще пробуду с ним?»

— Папа сказал, что даст свое «добро», если ты согласишься, — сообщила ей субботним утром Пенни. — Велосипедная прогулка и пикник… Что может быть лучше? Поедем, а? Я соберу гербарий, а Клифф хочет поймать жабу.

— Почему бы и нет? Велосипедная прогулка и пикник! Звучит неплохо.

«Сколько, лет я не садилась на велосипед? — подумала Сабрина. — Ничего, этот навык никогда не забывается».

Вскоре они уже складывали в сумки хлеб, холодное мясо, сыр, яблоки и охлажденное имбирное пиво в банках.

— А как насчет десерта? — спросила Пенни.

— Шоколад с орехами купим по дороге.

— О, ты не забыла! Клифф говорил, что ты ничего не помнишь, а ты не забыла!

«Забыла?»

— А почему я должна была об этом забыть?

— Потому, что в последнее время ты многое забываешь. Вот Клифф и сказал, что ты забудешь о том, что на пикники мы всегда берем шоколад с орехами. А я сказала, что ты не забудешь, и оказалась права. Ну что, поехали?

— Да, — ответила Сабрина и передала ей сумки. — Помоги отцу прицепить их на велосипеды.

— А ты идешь?

— Приберусь только.

Убирая со стола, Сабрина думала о шоколаде с орехами. Говорила ли ей об этом Стефания? Или это еще одна загадка, которой она не сможет найти объяснения?

— Мам! — донесся снаружи голос Клиффа.

Через минуту она уже присоединилась к семье, чтобы впервые за последние пятнадцать лет сесть на велосипед.

А она и вправду не забыла, как крутить педали! Ноги у нее были сильными: спасибо регулярным занятиям теннисом. Проехав несколько кварталов, она окончательно уверилась в своих силах и решила, что может ехать с семьей хоть за тридевять земель. Она подставила лицо мягкому солнечному свету, любуясь голубым с золотинками небом и позволяя своему телу найти собственный спокойный ритм. Мышцы сокращались в строгой очередности, дыхание было ровным и глубоким, чего нельзя было сказать о мыслях, которые суетливо роились в ее голове.

Конечно же, никто не предупреждал ее о шоколаде с орехами. Никто не предупреждал ее и о ночной сорочке, и о купальном костюме. Равно как и о привычке хозяйки этого дома читать, сидя в кресле в спальне. Интересные совпадения. Наверно, все это оттого, что они близнецы… Она и Стефания следили за новыми научными разработками проблемы близнецов, над некоторыми посмеивались ввиду их очевидной глупости, в некоторых отмечали признаки истины. Однако до сих пор никем не проводилось эксперимента, аналогичного их нынешнему. Да и мыслимо ли это вообще? Ведь это не просто поменяться местожительством… Сабрина вынуждена была теперь жить, постоянно сравнивая свое поведение с возможным поведением Стефании и думая за двоих.

Интересно, а каково Стефании сейчас в Лондоне? Испытывает ли она похожие чувства? «Поговорим об этом, — подумала она, — когда встретимся в понедельник в аэропорту».

Понедельник. Послезавтра. Неделя истекала. Срок, конечно, недостаточный. Она еще не успела до конца сойтись с Пенни и Клиффом, почувствовать себя настоящим членом семьи. Так же как она не успела взглянуть со стороны на свою лондонскую жизнь, оценить ее, разложить по полочкам. А ведь, если уж честно, разве не по этой причине она вообще согласилась на этот бредовый эксперимент? Но много ли можно успеть за какую-то одну неде…

44
{"b":"18396","o":1}