ЛитМир - Электронная Библиотека

Головная боль донимала ее все сильней. Глаза готовы были вылезти из орбит. Она попыталась все это обдумать, насколько позволяли обстановка и время. Пожалуй, она справится. Первая неделя пролетела незаметно. Еще месяц… Срок не такой уж и большой. Кроме того, за неделю пребывания тут она не успела сделать и половины того, на что рассчитывала. Ей нравилось здесь. К тому же это предложила Стефания. Но…

— Стефания, не знаю, как я смогу прожить эти четыре недели и не… Я имею в виду Гарта. У Стефании перехватило дыхание. Она взглянула за окно, потому что в спальне внезапно потемнело. Оказалось, это надвинулись плотные облака. Тут и там в них виднелись разрывы, сквозь которые пробивалась бледная луна.

— Он и больше, бывало, терпел, Сабрина. Месяц — это не срок. У нас уже сто раз так было, что мы не занимались любовью черт знает сколько времени.

— Стефания! Две недели в Китае. Закончилась еще одна неделя здесь. И впереди целый месяц. Всего семь недель. Семь! Ты всерьез полагаешь?..

— У тебя получится. Я знаю, ты сможешь все устроить. Для меня это так много значит. Для моей семьи.

— А потом?

— Что — потом?

— Если Гарт все-таки узнает обо всем, что ты ему скажешь? Чем больше пройдет времени, тем меньше останется у нас оправданий. Стефания, за одну неделю еще можно как-то отговориться, но что будет, если он обнаружит, что мы обманывали его больше месяца?!

Облака проплывали за окном, а тусклый лунный свет продолжал отчаянно пробиваться в комнату.

— Я потеряю семью. Но не думаю, что у меня больше шансов сохранить ее, если я расскажу все сегодня. Так что… Я умоляю тебя, Сабрина?..

Вдруг в душе Сабрины что-то кольнуло. В ее сознании медленно проплыла мысль: «У меня будет своя семья еще целый месяц!»

— Хорошо. Но мы должны обо всем договориться. Нам нужно многое обсудить. «Амбассадор», Антонио… Позвони мне позже, когда я буду одна.

— Разумеется. Не знаю, как и благодарить-то тебя… Я знаю, что это не твой стиль жизни. Тебе он кажется глупым и…

— Стефания! — раздался наверху голос Гарта. Сабрина прикрыла ладонью трубку и быстро сказала:

— Я должна идти. Гарт проснулся. Позвони позже. Около десяти по здешнему времени.

— Хорошо, обязательно позвоню. Сабрина, спаси… Сабрина повесила трубку и подбежала к холодильнику. В комнату вошел Гарт.

— Что-нибудь случилось? — спросил он.

— У меня разгорелся дикий аппетит. Видимо, я поправляюсь.

— Могла бы и меня разбудить.

Она улыбнулась, чтобы приглушить сквозящую в его взгляде тревогу.

— Не хотела тебя беспокоить, ты так сладко спал. Но раз уж ты проснулся… Почему бы нам не покончить с тыквенным пирогом Долорес?

— Клиффорд убьет нас поутру обоих, — со смешком сказал Гарт.

Они сели за стол в столовой, не обращая внимания на окружавшую их ночь, и с аппетитом принялись есть из одной тарелки.

Глава 13

Гарт смотрел на своих студентов, которые собрались на обычные по понедельникам утренние занятия по генетике, а вместо них видел лицо спящей Стефании. Алебастровая кожа, загоревшаяся розовым румянцем во сне. Темно-каштановые волосы, разметавшиеся по белой подушке. Трепетавшие веки закрытых глаз.

Поднявшийся со своего места студент задал сложный вопрос. Против своего обыкновения Гарт ответил сухо и сжато. «Умник, — подумал он с внутренней усмешкой. — Захотел поразить профессора вопросом, вычитанным в книге. Это тебе не удалось, парень, так и знай». Впрочем, сегодня Гарт был ко всему снисходителен. Причиной тому был тыквенный пирог, который их профессор ел с женой в три часа ночи.

Он отпустил студентов немного раньше звонка.

Гарт позвонил жене, справился о ее самочувствии, затем доделал свои сиюминутные бумажные дела. Он спешил, ибо до следующей лекции хотел успеть сходить в лабораторию. Преодолевая на лестнице по две ступеньки за один шаг, он зашел в свой кабинет. На двери красовалась новая золотистая табличка:

ГАРТ АНДЕРСЕН
доктор наук, руководитель отдела.

Открывая дверь, он хотел приказать секретарше снять эту глупость, но в последний момент передумал. Она сделала это для него. В течение целого года между ними не утихали споры. Гарт упорно отказывался от этой рекламы, а секретарь доказывала, что студентам и посетителям просто необходимо знать, что он является руководителем отдела молекулярной биологии. Видимо, исчерпав в споре все аргументы, она, решив выйти из него победительницей, просто повесила табличку. Гарт пожал плечами. Возможно, тем самым она не только его возвысила в глазах окружающих, но и себя тоже. Ну, как же! Секретарь руководителя отдела! Звучит! Для Гарта же это могло означать только одно: увеличение административной работы за счет уменьшения исследований в лаборатории. Так что ему радоваться было нечему. Пройдя к себе, он первым делом позвонил домой, но линия была занята. Под телефонный аппарат была подложена записка: «Позвонить Тэду Морроу». Черт, как он мог забыть! Гарт позвонил ему и рассказал о происшедшем несчастном случае, добавив, что Стефания не могла работать эту неделю.

— И в ближайший месяц она не сможет печатать, так что, если ты пожелаешь нанять кого-нибудь другого, она поймет. Стефания просила меня так, и передать тебе.

— Не стоит беспокоиться, Гарт, мы подождем, пока она поправится.

Гарт снова набрал домашний номер. Линия все еще была занята, и он принялся просматривать почту. Просроченный счет за книги, не возвращенные в библиотеку. Письма от биологов из Амстердама и Стокгольма. Реклама лабораторного оборудования. Уведомление о встрече с вице-президентом по вопросу о Вивьен Гудман. Если они и дальше будут продвигаться таким же черепашьим темпом, Вивьен сможет получить к своей девятнадцатой годовщине пожизненный контракт. На дне коробки лежал авиационный билет в Сан-Франциско, куда он намеревался поехать на недельку, на научную конференцию генетиков. Билет был помечен шестым октября. Осталось две недели. Вот и еще одно дело, о котором он начисто забыл. Он снова позвонил Стефании. Занято. Видимо, ей весь город сейчас звонит, чтобы узнать, как она себя чувствует.

Гарт взглянул на программу конференции. Почему бы ему, в самом деле, не съездить в Калифорнию? Ничто не должно домешать. Ведь через две недели Стефания уже поправится и вполне обойдется без его постоянного присутствия. Пока же ему не следует никуда отлучаться. Она вроде говорила, что рука уже почти не болит в гипсе… И все же. Мало ли что?

Гарт взял трубку и вновь набрал домашний номер. Все еще занято. И в этот момент ему пришло в голову, что тут что-то не так. Он посмотрел на часы. Времени вполне хватало на то, чтобы заскочить домой и успеть вернуться к часу тридцати на занятия. Он нашел Стефанию в столовой. Она разговаривала с кем-то по телефону.

— Я позвоню тебе, если будет нужно, — говорила она. — И ты звони в любое время; Слышишь? В любое время. Ну, ладно… Главное мы обговорили.

Вдруг ее спина напряглась. Гарту это движение напомнило поведение белок у них на заднем дворе, которые всегда замирают, прежде чем унестись прочь, когда чувствуют, что к ним кто-то подкрадывается. Он прошел в комнату и положил руку жене на плечо. Кончиками пальцев он почувствовал, как сжались ее мышцы.

— Я не мог дозвониться, — небрежно проговорил он. — Забеспокоился.

— …если появится что-нибудь новое, мы поговорим, — произнесла она, заканчивая свой разговор таким спокойным тоном, как будто Гарта не было в доме. — Береги себя, а обо мне не волнуйся. Все будет в порядке.

Она повесила трубку и медленно повернулась на стуле лицом к мужу. Длинные ресницы были опущены на глаза.

— Прости, я не думала, что ты в это время можешь звонить сюда.

— Тебе не приходило в голову, что я могу беспокоиться? — с едкостью в голосе поинтересовался он, затем помолчал и уже другим тоном проговорил: — Ладно. С кем ты сейчас говорила?

— С сестрой.

58
{"b":"18396","o":1}