ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь она уже не бесилась, как это бывало раньше. И вообще она уделяла Клиффу и Пенни не так много внимания, как еще месяц назад. Дети не могли понять, в чем тут дело. Видимо, в сломанной руке. Это являлось единственным объяснением. А может, и что-то другое… Кто знает?

По крайней мере, мама уже вновь начала готовить еду, правда, пока лишь с помощью папы. Но это была уже серьезная заявка на то, что вскоре она сможет вернуться и к другим домашним делам. А пока Клиффу приходилось много работать по дому после занятий в школе и футбольных тренировок. Он считал это несправедливым. Надо поговорить об этом с мамой. На днях у них уже был небольшой разговор, и Клиффа приятно удивило то, что к нему обращаются как ко взрослому.

— Мам! — крикнул он, захлопнув за собой входную дверь и вываливая учебники на диван в гостиной. Он нашел мать на кухне, сидящей рядом с Пенни.

— У нас разговор! — сказала Пенни.

— Ты не вымыла посуду, — глядя в сторону раковины и морщась, проговорил Клифф.

— Сегодня твоя очередь.

— Я хочу поговорить с мамой.

— Но сейчас я разговариваю с ней!

— Мам… — начал, было, Клифф.

— Я могу составить график приема посетителей, — предложила Сабрина.

Клифф был смущен: он ожидал выговора за пререкания с сестрой. Но мама на этот раз почему-то не возмутилась. Наоборот, кажется, ей было приятно, что она нарасхват.

— Клифф, как насчет того, чтобы взять еду, молоко и поесть во дворике? Через несколько минут я освобожусь.

Пенни молчала, пока Клифф забирал продукты и молоко. Прихватив напоследок коробку с солеными хлебцами, он скрылся за дверью. Тогда девочка вновь повернулась к Сабрине:

— Так вот… Когда они ведут свои разговоры, я чувствую себя какой-то дурой и… меня пугает…

— Что тебя пугает? — спросила Сабрина.

— То, о чем они болтают. На переменах. Ну, ты понимаешь меня.

— Не совсем. О чем они болтают?

— Ну, это… Ну, ты знаешь… О том, как трахаться там, лапаться, мастурбировать и прочее…

— Пенни! Она покачала головой и опустила глаза.

— Ну, вот! Я так и знала, что ты взбесишься. Нет, правы те, кто говорит, что с матерью ни о чем не договоришься, но мне больше не с кем посоветоваться, пойми! Барбара? Да она знает об этом не больше моего! А если спросить учителя… Нет, я не могу. Если кто-нибудь узнает, я помру!

Сабрина согласно кивала головой, будто что-то вспоминая. К учителю действительно никто за этим не ходит. Через полчаса все станет известно всему классу. А с девчонками тоже об этом не поговоришь: поднимут на смех из-за твоего невежества. Но неужели Пенни нельзя подождать с этой проблемой какой-то месяц? Уже даже меньше. Вот вернется из Лондона Стефания… В конце концов, это материнская обязанность. Сабрина, взглянув на лицо Пенни, увидела на нем выражение страшного смущения, неловкости и тревоги и поняла, что не может вот так просто отказать в совете.

— Погоди… — Сабрина прошла к раковине, чтобы налить стакан воды и тем самым выиграть немного времени.

«Что я знаю о современных девчонках? Когда мы были в возрасте Пенни, нас волновали совершенно иные проблемы. Мы и не знали ничего такого. Как так вышло, что одиннадцатилетняя девочка уже вовсю рассуждает о том, как трахаться или как мастурбировать? Почему бы ей вместо этого не подумать о мороженом или об уроках плавания?» Сабрина вернулась к дивану.

— Пенни, неужели у вас, нет уроков здоровья или еще чего-нибудь в этом роде, где вам рассказывают о строении тела и о том, как человек взрослеет?

— Да есть у нас сексуальное образование, но это все чепуха. Пустая болтовня о сперме, яичниках, менструациях и венерических болезнях… Все это давно известно. Чепуха, я не это имела в виду. Сабрина изумленно посмотрела на Пенни:

— А что ты имела в виду?

— Я не хочу этим заниматься. «В шестом-то классе?!»

— Разумеется, тебе не нужно этим заниматься! А кто тебя заставляет? Никто не вступает в половые отношения в твоем возрасте.

— Да, но когда они ведут эти разговоры… О том, что мальчишкам больше всего нравится… И как здорово обниматься с ними… Я чувствую себя последней дурой. Я не хочу! Может, со мной что-то не так? Не хочу, и все! Никогда! Как представлю, так в дрожь бросает… Как подумаю о том, что ребята будут трогать меня там и тыкать в меня свои пенисы!.. Но когда я говорю это, девчонки смеются…

— Какие девчонки? — спросила Сабрина.

— Да из моего класса. У них уже началась менструация, и они все поголовно носят лифчики, а ты мне еще не купила ни одного…

— Да, но, Пенни… — растерянно проговорила Сабрина, автоматически бросив взгляд на плоскую грудь девочки.

— Я знаю, но в раздевалке я чувствую себя соплячкой! И все вокруг меня только и делают, что шепчутся, хихикают и болтают разные гадости…

Сабрина потрясение слушала нехитрый рассказ Пенни, и перед ней постепенно раскрывался образ поколения, о котором она не имела ни малейшего представления. В одиннадцать она и Стефания мнили себя бесстрашными девчонками, ибо к тому времени уже убегали от шофера. Но что нового может предложить взрослая жизнь этим девочкам, если они обо всем знают уже в школьном возрасте?! Или, может быть, к сорока годам они вернутся к детским «играм»? Она вздохнула. Ей было не до шуток. Пенни была дико смущена, чувствуя себя угнетенной, и ожидала помощи от матери.

— Понимаешь, — продолжала Пенни, — мне плевать, что они делают и о чем они болтают. Если им это нравится — о’кей. Но мне-то больше нравится другое. Рисовать эскизы или шить костюмы для кукол, ну, ты знаешь… Так вот я и спрашиваю: может, со мной что-то не так? Может, я ненормальная?

— Нет, — спокойно и твердо ответила Сабрина. — Ты самая нормальная из всех своих одноклассниц.

— Правда? Нормальная? А то, что я тебе говорила?

— Это… естественно. Когда повзрослеешь, ты изменишь свое мнение о половых отношениях между мужчиной и женщиной.

— Ты имеешь в виду траханье?

— Да, можно употребить и это слово. Но я не хочу им пользоваться. И скажу почему. Ты никогда не слышала, что половые сношения еще называются любовью?

— Конечно. Это всякий знает.

— В самом деле? Но некоторые предпочитают называть это траханьем. Как ты думаешь, почему так происходит?

— Не знаю… Наверное, это слово им просто больше по душе.

— Пенни, как ты думаешь, почему половые сношения называются любовью?

— Потому что… Ты любишь кого-нибудь и занимаешься с ним…

— А если не любишь, но занимаешься? Пенни нахмурила лобик, потом пожала плечами.

— Понимаешь, можно устраивать многочисленные сексуальные эксперименты. И если тебе повезло, и ты делаешь все правильно, тебе очень приятно. Ты можешь заниматься этим со множеством ребят и множество раз, и каждый раз тебе будет все приятнее и приятнее. Все равно как чесать ранку или есть жареный бифштекс после суточного голодания. Остановиться очень трудно. Тогда это называется траханьем. Но бывает так, что ты с помощью секса хочешь передать всю глубину своих чувств, испытываемых по отношению к какому-то парню. Тогда это называется любовью. Она взглянула за окно, где цвели поздние розы.

— Половая близость, половая любовь — это одно из самых сильных средств, с помощью которых ты можешь показать кому-нибудь, что ты так его любишь, что хочешь стать частью его. Есть много способов дать понять, как тебе нравится тот или иной парень: вы ведете, друг с другом бесконечные разговоры, обмениваетесь интимными шутками, кидаете друг на друга украдкой взгляды из разных концов комнаты на дружеской вечеринке, проводите вместе свободное время. Но половая близость — нечто большее, качественно иное. Это единственный способ сблизиться с любимым физически так же, как ты можешь сблизиться с ним духовно. Сабрина переплела свои пальцы с пальцами Пенни.

— Примерно так. Все сплетено. И мысли, и тела. И тогда ты понимаешь, что это любовь. По-моему, твои одноклассницы не имеют об этом никакого понятия. А может, им уже на это наплевать.

62
{"b":"18396","o":1}