ЛитМир - Электронная Библиотека

"Никому не отнять у меня «Амбассадора», — подумала Стефания и тут же выпалила вслух:

— Нет!

Лицо Николса сразу сморщилось и съежилось, как у ребенка, которому дали пощечину, когда он ожидал похвалы. На лице Александры появилось выражение искреннего удивления. Увидев это, Стефания пала духом. Сабрина, конечно, не позволила бы себе такой грубости: она отклонила бы предложение Николса изящно, тонко и дружелюбно. Так, что он еще остался бы доволен этим.

Она почувствовала руку Макса под своим локтем.

— Позволь уточнить, Николс, что бы ты не понял Сабрину превратно, — мягко начал он. — Она хотела всего лишь…

— Я была невежлива, — прервала его Сабрина и освободила свою руку. В данном случае она не нуждалась в защите Макса Стуйвезанта. — Николс, прошу у тебя прощения. Я думала о другом, слушала тебя рассеянно, поэтому и ответила так резко. Позволь мне подумать над этим предложением пару дней? Мы могли бы об этом поговорить с тобой позже, если, конечно, ты еще сохранил ко мне доброе расположение…

— Доброе распо… Да ты что, Сабрина! Я просто обожаю тебя! Подождем столько, сколько захочешь. У меня нет никого, кроме тебя, кому я мог бы сделать такое предложение, так что ни в коем случае не торопись. Ну что, может, вернемся? Похоже, торги вот-вот возобновятся.

— Боюсь, наши места уже заняты, — сказала Александра. — Давайте сделаем так. Мы с Сабриной пойдем прогуляемся, а джентльмены поищут нам стулья в павильоне. «Спасибо тебе», — подумала Стефания.

Взявшись за руки, они пошли по зеленой лужайке, плавно огибая группы отдыхающих, которые закрывали свои обеденные корзины и запирали своих собак обратно в машины, где тем предстояло томиться до конца аукциона под присмотром обслуживающего персонала, одетого исключительно в смокинги. Сами участники аукциона почти все были наряжены в твид, который хорошо гармонировал с бледно-зелеными газонами и старым красным кирпичом дома, окруженного роскошными дубами. Стефании казалось, что она попала на полотно какого-нибудь знаменитого живописца прошлого.. Это было красивое и совершенное место. Дамы были сама вежливость, а сопровождавшие их кавалеры — все истинные джентльмены. Гуляя здесь, невозможно было испытывать какую-либо тревогу или чувствовать себя несчастным. Непонятно, зачем Сабрине понадобилось бежать от всего этого?

— С тобой все в порядке, сердечко? — участливо спросила Александра.

— Немного нервозна. Сама не знаю почему.

— Запоздавшее проявление последствий твоей поездки. Возможно, тебе потребуется еще одна, чтобы окончательно прийти в норму.

Стефания рассмеялась:

— Нет, пока хватит с меня путешествий.

— А где сейчас бразильский любовник?

— В Бразилии, насколько мне известно.

— А Макс?

— А что Макс?

— Мне интересно, что ты скажешь о его новом имидже? Макс. Сила его обаяния ощущалась даже на таком приличном удалении.

— Ты давно его знаешь? — рассеянно спросила она, пытаясь уйти от ответа на прямой вопрос.

— Здравствуйте! — удивленно улыбнулась Александра. — Спустись на землю, сердечко. Неужели ты забыла о нашем знаменитом круизе? Ведь и мы с тобой там познакомились!

— Значит, забыла на минуту. Как ты думаешь, почему?

— Надеюсь, что не из-за меня. Лично я не прочь иной раз вспомнить о нем. У Макса много врагов, и, возможно, — это моя догадка, — он их заслуживает. Но я этого не знаю, и знать не хочу. Мы с ним развлекались. Нам было хорошо вместе и, как видишь, мы до сих пор остались друзьями. Так или иначе, но это было очень давно, и с тех пор все мы изменились, так что я даже люблю иной раз вспомнить тот круиз, хотя и тебя понимаю.

Они миновали невысокую кирпичную мастерскую, где творил последний владелец поместья, затем целый ряд гаражей.

— Леди Лонгворт! — вдруг раздался в стороне радостный голос.

Стефания повернулась и увидела безупречно одетого мужчину с сединой в волосах и заметными мешками под глазами. Он поклонился и припал на секунду к ее руке.

— Я надеялся поймать вас здесь. Насколько я понял, вы были в Китае…

Стефания ждала, пока он проговорится о своей персоне и тем самым даст ей возможность представить его княгине.

— Вы делали там покупки для своего очаровательного магазина?

Он дважды скосил глаза на Александру. Стефанией овладело смущение. Она была раздражена, этот человек не давал ей никакого ключа к разгадке.

Она холодно посмотрела на него и сказала:

— Отчасти.

— И, надеюсь, удачно, — тут же подхватил он. — Но позволю себе предположить, что вы не нашли там всего фарфора, который вам был нужен, а?.. Через несколько дней у меня появится несколько вещей, которые, я уверен, произведут на вас благоприятное впечатление. Можно ли будет занести их к вам показать? Продавец.

— Разумеется, — ответила она, почувствовав облегчение. Она не обязана была знакомить Александру с каким-то продавцом.

— С удовольствием взгляну на них. Они попрощались. Продавец отвесил миледи еще один полупоклон. Стефания вновь взяла Александру за руку, и они продолжили прогулку.

— Скажи: все ли знакомые тебе продавцы одеваются, как французские бароны? — с улыбкой спросила Александра.

— Да, но только в Англии. Во Франции они одеваются как английские лорды.

— А в Германии?

— Как итальянские герцоги. Александра весело рассмеялась:

— Ты хочешь сказать, что все они плуты?

— Возможно, — легко ответила Стефания. Она чувствовала воодушевление и дерзость. Все, что она успела сказать и сделать сегодня, никак ее не выдало. Даже наоборот, придало уверенности и укрепило в силах. — Ты серьезно полагаешь, что Макс изменился? — спросила она небрежно.

— Смягчился. Как груша. Стал нежнее, сочнее, может быть, слаще. Только сердцевина у груш всегда твердая, так что… сама понимаешь. Если бы я не знала его так долго и хорошо, то могла бы подумать, что он — именно то, что я ищу всю свою жизнь.

— А что ты ищешь всю свою жизнь?

— Ну, ты же знаешь. Того человека, который бы построил для меня замок, но позволил бы оставаться внутри него самой собой. Это не значит, что я бы тут же стала спать со всей округой. Я умею быть верной одному мужчине. Для меня это не является проблемой, как для других женщин. Я подхожу к этому вопросу философски. Разница между мужчинами не такая уж и большая. Так что когда спишь с одним из них — все равно, что со всеми сразу. Есть, конечно, индивидуальные отличия, но они незначительны. Так, мелочь. Судя по твоим приподнятым бровям, ты не согласна со мной.

«Я спала с одним-единственным мужчиной за всю жизнь», — как-то стыдливо подумалось Стефании.

— Просто твоя точка зрения небезупречна, и с ней можно поспорить.

— Догадываюсь. Если некуда девать время, остается спорить. Кстати, я хочу иметь в жизни еще что-нибудь, кроме секса и поддержания своей красоты. Даже не знаю, что это может быть. Поэтому я жду человека, который покажет мне жизненное направление, но не будет силой заставлять делать то, что он желает. Как ты думаешь, это возможно? Может, и нет. Совершенство не валяется на каждом углу. — Они незаметно вернулись к павильону. — О, если не ошибаюсь, наши кавалеры усиленно машут руками. Кстати, какой интерес здесь у Макса?

— Статуэтки из дерева.

— Наверное, для его нового дома. Понаблюдай внимательно за выражением его лица, когда он вступит в игру, это забавно. Создается впечатление, что, будь его воля, он задушил бы всех конкурентов собственными руками.

Как только участники торгов расселись по своим местам, как только умолк гул разговоров и даже шепот, как только люди перестали шелестеть страницами каталогов, их вниманию были представлены статуэтки из дерева. Стефания, помня совет Александры, тут же скосила глаза на Макса. Статуи продавались по одной. С каждой удачей глаза Макса становились темнее, а высокие скулы на его лице выступали четче, будто горные кряжи. Между ним и тремя другими участниками разгорелось настоящее сражение. Но ему удавалось всякий раз взять верх: он назначал цену выше той, которую сам ожидал. По павильону прокатывались волны удивления.

72
{"b":"18396","o":1}