ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я действовал так быстро, как только мог, – обрушился на него Уолтер. – Ты тянул с этим, а каждый раз, когда я закруглялся, ты хотел чего-то нового. Я не мог допустить, чтобы ты принял неправильное решение! Я бы выполнил эти строительные работы, если бы меня оставили в покое!

– Есть еще фазан? – спросила Нина. – Он такой вкусный, дорогая...

– Лучший, который я когда-либо ел, – сказал Уильям. – Спасибо, Гейл. Я бы тоже съел еще кусочек.

– И мне тоже, – сказал Кит. – Замечательный ужин.

Гейл встретилась глазами с Лео.

– Да, думаю, вероятно так и есть, – сказала она.

– У тебя есть еще вопросы, Анна? – спросил Уильям.

Уолтер вскочил со стула.

– Послушайте, прекратим мы когда-нибудь эту болтовню? Неужели нельзя просто продать компанию и покончить с этим? Черт побери, продайте ее и дайте нам деньги. Они нужны именно нам!

– Еще несколько вопросов, – сказала Анна. – Лео, в каком состоянии сейчас «Тамарак Компани»?

Она взглянула на Уолтера, который застыл в нерешительности, не зная, сесть на место или нет, и, наконец, сел.

– Все есть в отчете за последний год, – непринужденно ответил Лео. – У нас постоянный рост прибыли за последние шесть лет.

– С тех пор, как ты занял этот пост, – вставила Гейл.

– В основном это заслуга Итана, – сказал Лео. Мы работали вместе до того, как с ним случился удар. И я продолжаю работать по его планам. Мы приобрели новую собственность в городе и в долине, кое-что продали, многое улучшили на горе – главное, пустили фуникулер, увеличили число лыжных инструкторов, построили «Тамарак Отель», он занят полностью в разгар сезона и более, чем наполовину – в остальное время года. У нас возникли проблемы с управлением по охране окружающей среды и с запасами воды в этом году, и они причини ли нам ущерб, так что в этом квартале был спад и, может быть, он распространится на следующие два квартала, но нет оснований думать, что мы не восстановим свое положение; мы очень сильны.

– Сколько предприятий «Четем Девелопмент» показали прирост прибыли за последние полгода? – спросила Анна, переводя взгляд с Фреда на Чарльза и Уолтера.

– Ни одно, – коротко ответил Чарльз.

– Значит, Тамарак – единственный прибыльный филиал?

Чарльз кивнул.

– И вы собираетесь продавать его?

– Мы должны! – выкрикнул Уолтер.

– Зачем? – спросила Анна. Голос ее стал жестким. – Чтобы отдать деньги в руки тех же людей, которые уже потерпели неудачи с проектом «Дерстрим», Баррингстонским торговым центром и «Четем О'Хейр Тауэр»? Чтобы избавиться от единственного прибыльного филиала после того как другие филиалы «Четем Девелопмент» были проданы или закрыты? Чтобы добавить эти деньги к суммам, полученным от заклада имущества «Четем Девелопмент» и снова помещенным в эту компанию, так что не осталось средств для уплаты процентов по банковскому займу? Чтобы попытаться поднять компанию, скатившуюся на дно, с тем же руководством и персоналом, при котором дела пришли в упадок, когда нельзя предложить акционерам ничего нового?

– О, дорогая, дорогая, – вздохнула Нина. – На прошлой неделе все выглядело отлично, когда говорил Винс, а теперь это кажется ужасным, да, в самом деле.

Чарльз, закрыв глаза, сгорбился в своем кресле. Анне стало стыдно за то, что она делала с ним. Она чувствовала его агонию и его стыд, и, впервые с тех пор как ушла из дома, подумала о нем, как о человеке, которому больно и который нуждается в помощи. Но Анна помогала Гейл и Лео, они были первыми на очереди, по крайней мере сейчас. А потом шли другие, они смотрели на нее, нахмурившись от напряжения и раздражения. И хотелось помочь им всем; получалось, что можно помочь только некоторым. «Но спасая Тамарак, можно было в перспективе помочь всем, – подумала она, – все будут несчастны, если потеряют его».

– Разумно ли сваливать все на одну компанию? – спросила Анна. – Зачем это делать, если только у вас нет абсолютной уверенности? Насколько вы сейчас верите в «Четем Девелопмент»? Вы знаете ее показатели и знаете, как обстоят дела в Тамараке под руководством Лео, где будущее кажется более определенным? Разве не следует сосредоточиться на более сильных направлениях а не на слабых точках, когда вы находитесь в трудном положении?

– Верно, – тяжело обронил Уильям. – Совершенно верно, мы не можем притворяться, что это не так. Но что теперь? К чему мы пришли?

Фред стукнул кулаком по подлокотнику стула.

– Черт возьми, мы пришли к тому же, где были в начале; мы продаем эту проклятую компанию и вперед – в Чикаго! Не о чем разговаривать; никакой это не рай, а маленькая компания в маленьком занюханном городишке, который никому не нужен, разве только приехать на недельку покататься на лыжах, проветрить легкие и отправиться домой. Никому нет дела до этого места, оно не реально, одна фантазия. Мы получили заказы в Чикаго, одна компания уже давно крутится тут, а на прошлой неделе вы проголосовали за это дело. С тех пор ничего не изменилось, вы все голосовали за продажу...

– Нет, мы не голосовали, – сказала Мэриан, – мы решили рассмотреть вопрос о продаже. У нас даже не было настоящего голосования.

– Было намерение. Все мы знали, о чем шла речь, говорили о том, чтобы продать, как только нам предложат подходящую цену. И с тех пор ничего не изменилось.

– Хорошо, но понимаешь, Фред, по-прежнему быть не может, потому что дело уже кажется иным, – мягко сказала Нина. – Конечно, ты знаешь об этом бизнесе гораздо больше, чем я, но мне кажется, Винс нарисовал нам картину лишь частично. А Анна, она так хорошо говорит, Анна произвела на меня большое впечатление, нарисовала нам ее до конца, и фон, и мелкие детали, а детали так важны, не правда ли? У меня создалось впечатление, что Винс многое упустил – политики не любят деталей, стараются их избежать, вы заметили? И я думаю, сейчас нам нужно провести настоящее голосование, это мое мнение. Мне ужасно жаль, Чарльз, я тебя люблю и мне очень грустно, что у тебя таки неприятности, но я не могу представить себе, как сейчас можно продать «Тамарак Компани» и отдать тебе все деньги. Боже мой, а если ты их потеряешь, как уже все потерял? Что нам останется?

Наступила глубокая тишина. И это Нина, которая даже не читала финансовые отчеты «Четем Девелопмент», так явно склонялась на сторону Винса и так четко сформулировала аргументы против продажи, от этого кто угодно замолчал бы.

– Ну, что дальше? – спросила Мэриан через мгновение. – Анна, как ты считаешь? Ты выбила у нас почву из-под ног, есть у тебя предложения? Я знаю, ты говорила о бизнесе, я понимаю, но как насчет Чарльза?

Анна взглянула на Джоша.

– Лео говорил мне о твоей идее. Думаю, пора рассказать о ней.

– Я тоже так считаю, – быстро сказал Лео.

– Джош? – спросил Уолтер. – Сначала Анна, а потом Джош? Вы позволяете паре чужаков указывать нам, что делать?

– Анна член нашей семьи, – ледяным голосом сказала Гейл. – А Джош наш друг. И он беспокоится о нас.

– Я советую вам продать часть «Тамарак Компани», – сказал Джош. – Можно продать сорок девять процентов акций и сохранить контроль. Если вы получите хорошую цену за акции, то покроете выплату десяти миллионов процентов за следующий месяц, и Чарльз сможет выкупать что-то из своего личного залога. Вы смогли бы держать под контролем обе компании и выиграли бы время, чтобы найти деньги на выкуп оставшегося залога Чарльза и запустить очередной проект. Может быть, если вы пригласите другого президента со стороны, то откроются какие-то новые направления.

– Со стороны? – выкрикнул Фред. – Какого черта вы думаете...

– Фред, прекрати, – устало сказала Мэриан. – Мне нравится идея Джоша. Думаю, мы найдем того, кто купит сорок девять процентов «Тамарак Компани». Я не уверена, что стоит приглашать президента со стороны; может быть, взять вице-президента под руководством Фреда. Мы должны обсудить это. Извини, Чарльз, но я думаю, тебе нужно уйти в сторону. У нас никогда не было отдельно председателя правления; тебе мог бы понравиться этот пост. Гейл, как только мы проголосуем, я помогу тебе собрать тарелки. Я устала от разговора. Может быть, теперь мы полакомимся десертом.

106
{"b":"18397","o":1}