ЛитМир - Электронная Библиотека

Винс сильно нахмурился.

– Отсутствует. Он выпал?

– Мы не знаем. Вероятно, он расшатался из-за вибрации и выпал, хотя техники говорят, это заметили бы, если были неполадки с болтом – он большой и необычной формы, его ни с чем не перепутаешь. За пять дней до происшествия проводился полный технический осмотр механизма крепления; болт мог потеряться в один из последующих дней. Так или иначе, но мы искали его и не нашли. Или он выпал из-за вибрации, или... кто-то вынул его из скобы.

Винс быстро поднял глаза.

– Почему вы так говорите?

– Ну, помощник начальника горной службы, Кит Джакс, намекнул на это. Странный парень – о, извините, это ваш родственник, не так ли?

– Мой племянник. Немного странный, я согласен. Но, в основном, надежный. Что он сказал?

– Что кто-то мог сделать это. Мы занимаемся этим, но это дело шерифа, мы ведь должны лишь проверить техническое состояние системы. А оно кажется нормальным. Лео Кальдер – он ведь женат на вашей племяннице? Кстати, мы побеседовали с ним в больнице Альбукерка; парень держится хорошо, кажется, ему не понадобится операция. В любом случае, он и его команда возглавляет мой список; они четко вели записи проверок и контроля механизмов, техническое обслуживание безупречно. Но потом случилась эта неприятность, так что, похоже, где-то они допустили небрежность. Или не допустили, а кто-то попытался испортить систему, хотя понятия не имею, зачем это кому-то понадобилось. Но даже если мы никогда не узнаем, в точности, что случилось мы должны рекомендовать, чтобы все страховочные болты были снабжены блокировкой во избежание появления зазоров, и до начала работы фуникулера необходимо ежедневно проверять систему в течение нескольких недель. Таково мое мнение. Мы бы хотели оправдать их полностью, сенатор, – я знаю, это важно для их бизнеса – но пока не могу сделать это. Не сейчас, во всяком случае.

– Боже мой, Арвин, не говорите о вмешательстве в их бизнес, это разорило бы их. – Винс встал, засунув большие пальцы рук за ремень, глядя в пол, с расстроенным лицом. – Они так много работают, чтобы дела шли успешно... – Он задумался, медленно качая головой. – Да, я должен сделать это, у меня нет выбора, – сказал он наконец. – Я предпочел бы не говорить, но... Арвин, а что если вы найдете болт?

– Ну, мы смогли бы узнать, что случилось. Или болт неисправен, или саботаж. – Он взял еще горсть орешков и посмотрел на Винса долгим взглядом. – Именно поэтому сегодня вечером я здесь, сенатор?

Винс печально кивнул.

– Боюсь, что да. – Он снова сел и вновь наполнил стаканы. – Это нехорошая история. Единственный положительный момент – это то, что моя семья, я уверен, в этом не замешана.

Халлоран откинулся в кресле, стакана почти не было видно в его широкой ладони.

– Я слушаю, сенатор.

Винс выдержал паузу. Высоко на горе машины прокладывали трассу на спуске Итана под канатом фуникулера, их фары освещали то место, на склоне, куда упал вагончик.

– Есть один человек, его зовут Джош Дюран, – сказал он. – Живет в Лос-Анджелесе, археолог, и, кажется, профессор Университета. Он и моя дочь были вместе какое-то время, поэтому я с ним и познакомился, хотя и не очень близко; это хладнокровный мерзавец, с которым трудно находиться в дружеских отношениях. Он проводит здесь много времени; и я слышал, купил новый дом в Ривервуде. Дюран приезжает сюда уже много лет и никогда не уделял ни городу, ни компании внимания больше, чем любой другой турист. Потом, несколько месяцев тому назад, начал повсюду бывать, беседовать с людьми о компании и о ее проблемах – вы же знаете о загрязнении резервуара; к сожалению, средства массовой информации много писали об этом – и стал проводить много времени с Лео Кальдером и его семьей. Он даже сам себя приглашал на семейные ужины. А затем попросил Лео показать, как работает механизм, системы безопасности и все остальное.

Халлоран наклонился вперед.

– Вы понимаете, каким странным это кажется, ? продолжал Винс расстроенным и доверительным тоном. – Некоторые из нас забеспокоились, не собирается ли он купить «Тамарак Компани». Бог знает, почему, может быть, решил, что устал от мумий, и пора заняться делом. – Они с Халлораном обменялись улыбками. – В любом случае, нам показалось, что у него именно такие намерения. Конечно, семья не собиралась продавать компанию, и, насколько я знаю, прямо он ничего не говорил. Но на Рождество – я не смог здесь побывать, моя проклятая жизнь политика задержала меня в восточных штатах – так этот Джош Дюран явился на ужин, и мой племянник Кит рассказал мне, что ни с того, ни с сего тот заявил, будто нашел группу египетских инвесторов, которая хочет купить акции компании. Нашел, представляете? Бегая по пустыне, он спрашивал каждого шейха, не хочет ли тот купить «Тамарак Компани». Позвольте сказать, большинство из нас было потрясено, и я очень рассердился. Вы семейный человек, не так ли, Арвин?

Халлоран кивнул.

– Четверо детей, двое внуков, и еще один на подходе.

– Тогда вы понимаете, что я имею в виду. Семья. Боже, что еще может значить больше для человека? И я уверен, ваша семья с вами, в Денвере.

– Городок Аврора. Рядом с Денвером. Да, нам повезло, все живут рядом.

– Вам больше, чем повезло; вы имеете благословение свыше. А я не могу отлучиться из Вашингтона; чем же я мог бы помочь этим людям? Я не могу не любить свою работу в Сенате, для меня это стало настоящей страстью; работа на благо моего штата и моей страны. Но когда я вижу сукиного сына, который хочет использовать мою семью, говорю я вам, это буквально сводит меня с ума. Хорошо, так или иначе, думаю, он сказал, что его так называемые друзья, эти иностранцы, не хотят распоряжаться контрольным пакетом акций в компании. Однако, кто знает, что на самом деле имел в виду? Тогда он, наверное, думал, что семье потребуется какая-то помощь, Может быть, даже, думал, что они беспокоятся о продаже компании. Но Лео и его жена не хотят этого и об этом всегда заявляют. Я думаю, на Рождество здесь получился большой спор, и Дюран смог получить от них согласие на переговоры с египтянами, если они сюда приедут. Прошедшие несколько дней показали, некоторым из нас, – Винс сделал паузу, – что Дюран мог подумать, что есть способы убедить их продать компанию по той цене, которую предложат он и его египетские друзья.

– Убедить их продать, – повторил Халлоран. – Устроив аварию, которая сделала бы компанию менее привлекательной?

Винс воздел руки кверху, растопырив пальцы.

– Я не обвиняю его. Позвольте сказать, что я еще выяснил. Всем нам кажется, что Дюран так и не простил моей дочери разрыв с ним, мы думаем, он перенес свои планы мщения и на семью. Но вот он здесь, присосавшись к ним, купил дом по соседству. И одним из способов сблизиться с ними было то, что он сопровождал Лео в его инспекционных посещениях станции фуникулера. Каждое утро без одной минуты десять Лео отправлялся на гору, по нему можно было сверять часы. И Дюран, ехал с ним, если был в городе. Они поднимались на фуникулере, разговаривали с туристами, и съезжали на лыжах вниз. Единственный день, который Дюран пропустил, был день аварии на фуникулере. В это утро он уехал из города. Далеко, аж в Египет. Он там давно занимался раскопками, искал гробницу, насколько я понимаю, но вдруг ему срочно потребовалось туда ехать именно в то утро.

Они задумчиво выпили и Винс наполнил стаканы.

– Вы говорите, он купил здесь дом, – сказал Халлоран.

– В Ривервуде, ответил Винс. – Как раз по дороге к дому Кальдеров. Он сейчас усердно перестраивает свой дом.

– Надо быть ненормальным, чтобы выбросить болт у себя дома, – сделал гримасу Халлоран.

Винс пожал плечами.

– У него нет оснований думать, что кто-то станет его искать. Или может быть он считает, что болт есть болт, а возле его дома полно железок и строительного материала, а где найти лучшее место, чтобы спрятать какую-то деталь?

– Этот болт не похож ни на какой другой.

– Это вы так говорите. Археолог этого может и не знать.

118
{"b":"18397","o":1}