ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы думаем, что болт извлекли из контрольного механизма фуникулера. Его могли вынуть в любое время, так как это не вызовет аварии; ведь он только предохраняет фуникулер от внезапного отключения. Болт мог выпасть, кто-то его нашел и отнес к дому Джоша, но это маловероятно. Мы думаем, кто-то позвонил шерифу и сказал, где искать болт. Мы думаем, что в зажим крепления был вставлен кусок дерева и это вызвало аварию на фуникулере. Это мог сделать тот, кто знаком с устройством фуникулера и имел право находиться на станции, не вызывая подозрений, а Кит подходит под это описание, но, возможно, другие тоже. Мы думаем, Кит мог находиться в контакте с Винсом, может быть, даже работать с ним; об этом мы узнаем больше, когда проверим записи телефонных разговоров.

Она положила карандаш и посмотрела на Джоша, Гейл и Лео.

– Мы не знаем в точности, почему был блокирован именно тот зажим крепления, а не другой.

Лео резко втянул в себя воздух.

– Что это значит? – спросила Гейл. – Если ты хочешь устроить аварию, какая разница...

Лео положил руку на ее ладонь, он смотрел на Анну.

– Ты имеешь в виду еще одно совпадение. Что из ста шестидесяти восьми вагончиков фуникулера блокирован был тот, в котором находились мы с тобой.

Гейл посмотрела на него, потом на Анну.

Джош взял руку Анны и крепко сжал, а ее рука обвилась вокруг его руки. Она чувствовала силу его длинных пальцев и жесткую ладонь, прижатую к ее ладони, и впервые, насколько женщина могла вспомнить, ее поддерживала сочувствующая теплота другого человека. Его сила становилась ее силой, его близость была не угрозой, а защитой. Казалось, они долго так сидели, а потом зазвонил телефон.

– Да, – сказал Лео, отвечая на звонок, и через несколько минут. – Спасибо. Да, завтра утром. Дай мне знать. – Он положил трубку и повернулся к остальным. – Патрульный швырнул кусок дерева под опору фуникулера, чтобы убрать его с дороги. Завтра они найдут его, он точно знает, где это.

– Анна, – сказала Гейл почти шепотом, – не мог же он пытаться убить тебя... Или Лео. Он не мог! – Но она помнила, что рассказала Анна несколько месяцев тому назад, о том, что Винс угрожал убить ее. – Я не верю этому, – сказала Гейл с отчаянием в голосе. – Некоторые наши родственники могут поступать не очень хорошо, но мы не убиваем... – Она была потрясена этим словом.

– Мы не знаем, – жестко сказал Джош, подавляя тревогу, звучавшую в ее голосе и продолжая сжимать руку Анны. – Слишком многого мы не знаем. Может быть, он нацелился на первый вагончик, который поднимался в то утро, и ему было все равно, кто там находится. Это возможно. Но мы не можем исключить и того, что выбор был не случаен. Анна, если это было направлено против тебя, он попытается снова. Мы должны убедиться, что ты в безопасности.

Анна быстро взглянула на Лео и Гейл.

– Не только я, – ее охватил озноб. «Я никогда не освобожусь от него, он никогда не отпустит меня».

Она покачала головой.

– Подождите. Нужно подумать. Если за всем этим стоит Винс – а мы должны помнить, что ни в чем не уверены – если это так, я думаю, он не стал бы снова пытаться, какое-то время. Никто не оставит без внимания тот факт, что с Лео или со мной произошли два... несчастных случая подряд. Я думаю, сейчас с нами все в порядке; фактически, если мы действительно, в опасности, это, наверное, самое надежное время. – Она посмотрела на всех троих. – Я не собираюсь нанимать телохранителей. И не позволю ему или кому бы то ни было, держать меня в страхе. Я собираюсь сделать все, чтобы выяснить, что же случилось на самом деле и не допустить повторения.

Джош кивнул.

– Хорошо сказано. Но все-таки будь осторожна, переходя улицу.

– О, да, конечно. Я считаю... – Снова все в ней похолодело. – И вы тоже, – сказала она Лео и Гейл. – Мне кажется, нам не стоит беспокоиться о Робин и Неде, пока они в гипсе и находятся рядом.

– Вы только послушайте, о чем мы говорим, – сказала Гейл. – Как мы можем разговаривать о таких вещах?

– Давайте на этом остановимся, – предложила Анна. – Я думаю, с нас уже хватит. В любом случае, мы ничего не сможем сделать, пока не получим еще какую-то информацию. – Она сделала паузу и посмотрела на каждого из них. – Я хочу сказать вам, – медленно проговорила Анна, – как бы ни было все это ужасно, с другой стороны, это имеет для меня особое значение. То, что мы четверо вместе, вместе действуем и не оставляем друг друга... это так много значит для меня. И я хочу поблагодарить вас за то, что вы рядом.

Глаза Гейл наполнились слезами.

– Ты не должна благодарить нас, для нас это приятно, Анна. Нам нравится быть рядом с тобой, мы любим тебя. Не могу себе представить все эти годы без тебя.

– Мы должны быть благодарны т е б е, – сказал Лео. – Ты так много дала нам. Знаешь ли ты, как сильно изменилась наша жизнь из-за тебя? Я уже давно благодарен тебе. Мы любим тебя, Анна, и всем нам нравится, что ты часть нашего бытия.

– Ты наша, – спокойно сказал Джош.

Он почувствовал боль, которая скрывалась за этими словами, пустоту большей части ее жизни, и нужно было сдерживать себя, чтобы не вскочить с места и не прижать ее к себе. «Дорогая Анна, я люблю тебя», – сказал он про себя. Только Гейл и Лео могли сказать это вслух, по крайней мере сейчас. «Я люблю тебя. И никогда больше не будет пустоты в твоей жизни, если я смогу помочь в этом».

– Но мы еще не можем остановиться, – сказал Лео. – Мы пока не приблизились к тому, чтобы вызволить Джоша из неприятностей. Даже если они найдут этот кусок дерева и он подойдет, что из этого?

– Не знаю, – признался Джош. – Но ученые собирают факты для своей работы. Юристы тоже. Итак, мы начали. – Он отодвинул свой стул. – Анна права, мы ничего не можем сейчас сделать, а на сегодня уже более чем достаточно. А мне нужно идти, у меня еще много работы.

– Я провожу тебя, – сказала Анна. – Хочу подышать воздухом.

– И пойдешь обратно одна? – спросила Гейл.

– Со мной все будет в порядке, – ответила Анна. – Гейл, это же Ривервуд, поздний час и никто не знает, что я собираюсь прогуляться.

– Ужасно холодно, – заметил Лео.

– Я не пойду далеко и оденусь потеплее. Я просто хочу еще подумать немного обо всем. Я скоро вернусь.

Они шли по узкой дороге, от их дыхания в морозном воздухе образовывались облачка пара. Черное небо было густо усеяно звездами по обе стороны широкой, белой ленты Млечного Пути. Рядом с линией горизонта виднелся полумесяц со звездой, повисшей на его кончике. В ясной тишине раздавался лишь звук их шагов по твердому снежному насту. Теплые огни дома Гейл и Лео исчезли за поворотом дороги, но снежные поля, простиравшиеся вокруг, мерцали в слабом сиянии звезд, поэтому они могли видеть лица друг друга.

Они молча шли рядом, ожидая пока уродливость того, о чем пришлось говорить в этот вечер, растворится в великолепии ночи. На очередном повороте дороги оба поскользнулись на льду и ухватились друг за друга. Тогда Джош взял руку Анны и стал поддерживать ее. «Очень романтично», – сухо подумал он, так как на них были толстые лыжные перчатки, и разница между тем держать чью-то руку или не держать была едва ощутима, но он знал, что они связаны и этого ему было достаточно.

Анна опустила глаза и улыбнулась. В этом ледяном, молчаливом мире, где две их фигуры двигались, как тени в свете звезд, она чувствовала себя даже ближе к нему, чем в тепле кухни, которую они оставили.

– Я хотела бы узнать о твоих занятиях со студентами, – сказала она, и Джош стал рассказывать ей о своих студентах-выпускниках, помогавших в его поисках. Об их дискуссиях в аудитории и в кафе университетского городка, которые часто давали новое направление его работе. Анна услышала теплое чувство в его голосе, и поняла, что оно относилось не только к студентам, но и ко всем людям. Он был открыт и делился с ними, чем мог; в нем не было враждебности даже к тем людям, которые не могли ему понравиться, в нем было понимание, если не всегда присутствовала симпатия.

133
{"b":"18397","o":1}