ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Медвежий сад
Мифы о болезнях. Почему мы болеем?
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Новая Королева
Умрешь, если не сделаешь
Пять Жизней Читера
Сезон крови
Странная практика

– Ты так говоришь, чтобы смутить меня. Ты возьмешь меня с собой, ладно, Кит. Я хотела бы жить в Нью-Йорке, всегда об этом мечтала.

– Не Нью-Йорк, а Вашингтон, Д. С.[10], столица нашего государства. Вот куда я собираюсь.

– О, я ничего не знаю о Вашингтоне. Но уверена, там чудесно, это такой важный город. Когда ты... то есть у тебя намечено какое-то специальное время, чтобы уехать туда.

– Как только смогу.

В том-то и проблема – наметить срок. Кит всегда доходил до этого места и попадал в тупик. Дело было не в том, что он боялся уехать из долины, он ничего не боялся. Но кроме того, больше не собирался здесь болтаться, а должен был ухватиться за кого-то, именно так люди получают, что хотят. Войти в дело, распоряжаться людьми, которые выполняют твои указания, и все тебе завидуют. Главное, хоть и нет возможности вечно оставаться ребенком, но можно сделать так, чтобы всегда кто-то заботился о тебе. Вот какая штука; действительно, дерьмово быть взрослым, но есть способы облегчить себе жизнь. Этим он и занимался. Может быть, возьмет с собой и Еву. Она и вправду хорошенькая, вроде китайской куколки, и ради него будет на все готова, он мог бы из нее веревки вить. Он погладил ее шею.

– Я дам тебе знать, когда буду готов сняться с места. И я подумаю насчет того, чтобы взять тебя с собой. Обещаю. Красивая елка, правда? И сам городок тоже, верно?

Ева кивнула, пытаясь приноровиться к переменам в его настроении.

– Мне нравится, что огоньки не гасят до июня.

«Ну и дура», – подумал Кит. Такие глупости делают счастливыми людей, подобных Еве, а также туристов и тех, кто считает себя романтиками.

– Очень красивая елка, – повторил он. – Как и ты. Ну что, пошли?

– Куда?

«Не в постель», – подумал парень. Хотя именно там собирался провести вечер. Постель, безусловно, откладывалась, это было видно по ее поджатым губам.

– Выпьем у Тимоти, – сказал он, – и поужинаем у Ларча.

– О, Кит, – ее глаза сияли. – Иногда ты говоришь именно то, что нужно. Но... у Ларча! Это ужасно дорого, ты знаешь.

– У нас праздник. Двадцать дней до Рождества, зажжена ель у дома Фортсмана, и мы хорошо проводим время. Почему бы нам это не отпраздновать?

Ева взяла его под руку и сжала ее.

– И у нас впереди целая ночь.

Кит взглянул на нее, пока они шли по заснеженному тротуару, где толпились люди в дубленках, меховых шубах и разноцветных лыжных куртках. На Еве была красно-черная пуховая куртка, ее губы оказались полными и блестящими, а вовсе не поджатыми. Кит усмехнулся. «Если ты романтик, то ничего не получишь, – подумал он. – Но используя романтизм, можно многого добиться». И решив, что это чертовски глубокая мысль, остался чрезвычайно доволен собой.

Все ему доставляло радость в этот вечер, и наутро Кит проснулся, чувствуя себя непобедимым, а впереди простиралось блестящее будущее. Он постарался выставить Еву из своей квартиры как можно раньше, и позвонил Винсу.

– Послушай, я тут подумал: кое-что намечается. Ты не занят?

– Я ухожу на деловую встречу. Что намечается.

– Я могу перезвонить, если у тебя нет времени.

Винс молчал. В голосе Кита звучало странное торжество; что это он так взбодрился? Винс снова сел небрежным голосом сказал:

– У меня есть несколько минут. Что случилось?

– Хорошо, интересно, сколько еще времени я понадоблюсь тебе здесь. Я имею в виду, что по городу ходят слухи, что «Тамарак Компани» вот-вот будет продана. Так что если все меняется, ты ведь знаешь, я как бы остаюсь без работы. Без двух работ. Ну, знаешь – одна – помощник начальника горной службы, а другая – у тебя.

– Я об этих слухах не знаю.

– Ну, все приблизительно. Я имею в виду, здесь появился этот парень, Рей Белуа, из Денвера, он всем рассказывает, как собирается переделать здесь все, когда купи г компанию. Например, для магазинов нужны неоновые вывески, потому что туристы к ним привыкли; нам нужен настоящий отель, ты знаешь, Риц или Шератон, чтобы принимать съезды; потом – дорогие апартаменты, как в Вейле, потому что это дает живые деньги, и четырехлинейный хайвей и еще устроить паркинг на том месте, где находится Граувер Парк. Слова вытекают, как кода из крана, народ волнуется, в газете даже появилась передовица. Он круглый дурак, если бы он и вправду собирался все это сделать, то никогда не крутился бы здесь, даже купив в конце-концов компанию.

Винс забарабанил пальцами по столу. Белуа никогда не упоминал о своем визите в Тамарак.

– Он сказал, когда купит компанию?

– Точно. Об этом и ходят слухи. Я и подумал...

– Что говорит Уильям? А Мэриан и Фред? Ты бы позвонил им и спросил, ты же член семьи и живешь там, имеет смысл позвонить.

– Все они будут здесь на Рождество. Я могу тогда и спросись их.

? На Рождество? Все? Они никогда не приезжали туда на Рождество. Большинство вообще туда не ездило.

– Hу, все они здесь уже побывали, я тебе рассказывал. Чтобы повидаться с Анной. И они приезжают на Рождество.

? А что насчет ее?

– Анны? Она то приезжает, то уезжает. Я вижу ее каждый день, когда она здесь; всегда поднимается в вагончике фуникулера с Лео во время его утреннего обхода. Это как ритуал; ровно в девять часов они поднимаются в горы. A в последний раз я видел ее на этой самой иллюминации включении рождественской елки; она была с Гейл, Лео и детьми. Выглядела немного отрешенно и не казалась счастливой, знаешь ли. – Он подождал, но Винс ничего не сказал. – В любом случае, я подумал, тебе надо поговорить с дядей Чарльзом и выяснить, продал он компанию или в чем там дело. Это будет что-то, если он продал; по-моему, незаметно, чтобы остальные горели желанием продать компанию, ведь дела теперь идут лучше, в городе полно лыжников, хотя по сезону еще рано; выпали тонны снега, и те, кто вроде отказался, когда вода была плохая, вернулись, новые приехали, однако, дела идут хорошо, и местные стали вдруг счастливыми, как по заказу. Зачем бы им продавать сейчас, если они не сделали этого в сентябре, когда вода оказалась испорченной? То есть они со мной не делятся, так что я не знаю, но думаю, наверное, у них полно неприятностей и никому кроме них неизвестно, каких именно. К примеру, они истратили кучу денег на чистку резервуара и постоянно выбрасывают миллионы на рекламу, чтобы убедить всех в благополучии Тамарака, и это должно сработать, потому что сюда уже наехал народ, а впереди еще февраль и март, когда все забито. Так что у меня нет впечатления, будто они и правда без денег или в отчаянном положении. В любом случае, я тут подумал, учитывая ситуацию, что делать дальше...

– Я собираюсь подъехать через пару дней, – сказал Винс. – Я там давно не был, хочется лично пожелать всем счастливого Нового Года.

Повисла боязливая тишина.

– Я думал, что поеду в Вашингтон, – сказал Кит. – Мне казалось, ты доверял мне, поручая держать тебя в курсе. Я считал, именно этого ты от меня хотел, и я думал, ну, знаешь, поехать в Вашингтон и поговорить о тебе и обо мне, потому что когда тот парень или еще кто-нибудь купит компанию, меня отсюда уберут. У меня есть кое-какие идеи, но в конце-концов я пришел к выводу, что по телефону, знаешь, говорить этого не следует...

– Я там буду, – Винс полистал свой календарь, восемнадцатого декабря, в среду, с женой. Закажи нам на ночь номер в отеле «Тамарак». В четверг мы останемся на столько, на сколько потребуется, а потом полетим в Денвер. Обеспечь машину, чтобы ждала в аэропорту. Я приглашу семью, тех кто будет в городе, на ужин в ресторане отеля. Так пойдет?

– Отлично. Рестораны в отеле и у Ларча самые лучшие...

– Выясни, кто будет в городе и сделай заказ на вечер в среду. В четверг утром позавтракаешь со мной, в семь. Если я захочу поговорить с кем-то из семьи лично, то это будет в четверг, а в Денвер полечу в пятницу. Если потребуется сообщить мне что-то срочное до восемнадцатого, звони мне, если нет, то жди моего приезда. Еще что-нибудь?

вернуться

10

Д. С. – округ Колумбия.

96
{"b":"18397","o":1}