ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я знаю, что говорю! У него не было времени! Я верю ему! Почему тебе больше нравится думать, что он лжец? Это доставляет тебе удовольствие?

— Ничто в этой ситуации не доставляет мне удовольствие. Но я беспокоюсь за тебя. Я боюсь, что он заставит тебя страдать, потому что…

— Это его отец? — глаза Эммы расширились. — Его отец что-то тебе наговорил о нем? Ты с ним много времени проводишь, он рассказывает тебе о Бриксе? Что он сказал? Что он тебе наговорил?

— Неважно, что сказал мне его отец. Он мог сказать, что Брикс святой, но я все равно не хотела бы, чтобы ты с ним встречалась. Я видела его на корабле и видела тебя всю эту неделю — этого мне достаточно. Эмма, через пару месяцев ты уезжаешь в колледж — у тебя будут новые друзья, целая новая жизнь. У тебя просто нет сейчас времени увлечься кем-то, особенно тем, кто сделает тебя несчастной. Я хочу, чтобы ты отправилась в колледж с хорошими мыслями о себе и о мире; если ты будешь там только тосковать, то не сможешь порадоваться всему тому, что тебя ждет. Слушай, — прибавила она, когда лицо Эммы налилось упрямой злобой, — мы не поедем в Уэллфлит, мы можем поехать куда захочешь. Как насчет нескольких недель в Европе? Может быть, и всего лета? Или съездим сначала в Нью-Йорк и начнем подбирать себе одежду для колледжа, тебе понадобится компьютер…

— Это все деньги, да? — набросилась на нее Эмма. — Ты получила миллионы долларов и теперь думаешь, что можешь купить все. Ты думаешь, что можешь купить меня! А все, чего я хочу — это быть с Бриксом! Я люблю его, и он любит меня, и ты не сможешь разлучить нас, потому что не станешь рушить всю мою жизнь, когда она так замечательна! — Она снова разревелась и опрометью выбежала из кухни, а через минуту Клер и Ханна услышали, как хлопнула дверь ее спальни.

— Бедная девочка, — сказала Ханна. — Почему ты не пересказала ей того, что тебе рассказал о Бриксе его отец?

Клер подняла брови:

— Откуда ты знаешь, что он мне что-то сказал?

— Потому что ты ушла от ответа на ее вопрос, вместо того, чтобы просто его отвергнуть. Это так ужасно, что он рассказал?

— Я думаю, это очень плохо, — Клер помялась, а затем поведала Ханне все, что узнала от Квентина.

— И ты не думаешь, что Эмме следует знать это?

— Я не могу ей рассказать. Если она его больше не увидит, то ей это никогда и не понадобится. А если увидит… что же, тогда всегда будет время сказать ей. И, может быть, это правда, что он совершенно невиновен.

— Ты в это не веришь.

— Я бы поверила, если Квентин сказал, что он верит Бриксу. Во всяком случае, делал Брикс это или нет, я не хочу, чтобы Эмма услышала это от меня. — Клер подняла свою чашку, обнаружила, что кофе в ней нет и поставила обратно. — Сделал он это или нет, все, что я услышала о нем, говорит не в его пользу. Брикс почти ни с кем не дружил никогда, в их доме не могли удержаться няни, потому что он выживал их своими выходками и маленькими фокусами, это его отец назвал их маленькими, но кто знает? Квентин говорит, что Брикс вел себя так оттого, что чувствовал себя очень неуверенно, никогда не знал, где его дом, и это может быть правдой, но мне совершенно нет никакого дела до причин его выходок, и почему он устроил ловушку тому студенту, если он ее устроил. Я должна думать об Эмме.

Ханна налила еще кофе в их чашки.

— С другой стороны, — продолжала Клер, — может быть, она погуляет с ним несколько раз и сама для себя поймет, что он такое и порвет с ним по своей воле, Это будет лучше, чем если она станет надутой бродить по дому, воображая, что ее мать разрушает величайшую любовь века.

Ханна положила куски хлеба в тостер и поставила на стол масло.

Я не думаю, что она ускользнет украдкой и встретится с ним, — задумчиво заявила Клер, — но она сделает это, если он предложит. И это будет хуже всего, потому что тогда я не буду знать, что она делает. И она будет видеть во мне врага, а я этого не перенесу.

Ханна намазала тосты маслом и положила два кусочка на тарелку перед Клер.

— Я могла бы попросить Квентина запретить Бриксу… Нет, не стоит. Тогда получится, или может получиться, что я делаю из мухи слона — ведь я не могу точно узнать, что случилось в колледже с Бриксом, да и что бы это ни было, все случилось пару лет назад, а теперь он работает, и близок с отцом; Квентин, кажется, очень гордится им. И он уже далеко не тот мальчик, который изводил своих нянек. Я уверена, что с тех пор он сильно переменился.

Ханна поставила две банки с разным джемом рядом с тарелкой Клер; в каждой была маленькая ложечка.

— Я полагаю, надо позволить ей встретиться с ним и тогда уж посмотреть, что случится, — сказала Клер. — Тогда мы, по крайней мере, не будем с ней воевать; я хочу, чтобы мы оставались близки, так же, как было всегда. — Она взяла кусок тоста. — Как мило: — я действительно хочу есть. Спасибо, Ханна. И спасибо тебе за помощь с Эммой; хорошо иметь кого-то, с кем можно все обговорить.

Они поглядели друг на дружку и рассмеялись.

— Ну, я и вправду иногда мастерски слушаю, — сказала Ханна. Она положила свою руку на руку Клер. — Ты понадобишься Эмме, это так, и ты будешь рядом, когда это случится. Ты все делаешь верно.

Похвала Ханны тешила Клер весь день. Она чувствовала, как о ней заботятся, точно так же, как это было тогда, когда ее хвалила мать. Кажется, мне все еще нужна мама, подумала она печально. Но мать всегда хвалила ее за то, что она такая хорошая, спокойная и не шалит; она предпочитала похвалу Ханны, потому что здесь речь шла о том, что она делает что-то такое, что Ханна считает правильным.

А что приятно Эмме? — подумала она. Какую мать она хочет? Она спросила у себя это снова, когда провожала Эмму на свидание с Бриксом. Ее глаза светились, тело было напряжено нетерпением, она быстро поцеловала Клер и выбежала из дому, как только подъехала машина Брикса. Ей не нужна мать, подумала Клер, ей нужен кто-то, кто будет слушать, соглашаться и помогать ей создавать свою сказку. Этого я не могу. Значит, нас ждут неприятности.

Она простояла у окна еще долго после того, как уехали Эмма с Бриксом. В нем нет ничего ужасного, внушала она себе. У него было сложное детство и, возможно, неприятные переживания в колледже, но теперь все это позади. Он старше, он сын Квентина, он ответственный молодой человек. И Эмма уедет в колледж через два месяца. Вероятно, это даже так долго не протянется, она ему может наскучить гораздо раньше.

Она повернулась к лестнице, чтобы пойти наверх переодеться для ужина с Квентином. Ханна была на площадке, в сером костюме и белой кофточке с кружевным воротником. К лацкану была пришпилена камея, а в руках у нее была маленькая серая сумочка.

— Ты собираешься куда-то? — удивленно спросила Клер.

— А, да, разве я тебе не говорила? Мне казалось, что сказала… — Ханна затеребила застежку на сумке. — Я, должно быть, забыла… — пробормотала она.

— Ханна, — сказала Клер и подождала, пока Ханна не подняла глаза. — Я не собираюсь совать нос не в свое дело, но я просто не знала, что ты завела себе здесь друзей, я хочу сказать, мы живем здесь недавно, и большую часть времени провели на Аляске"

Ханна медленно закивала. Затем на ее лице появилась легкая, почти глуповатая улыбка:

— Это тот молодой человек, которого я встретила на корабле. Он сейчас в Стэмфорде и пригласил меня на ужин. Я собиралась тебе сказать.

— Форрест?

— Ты помнишь его. Форрест Икситер. Он очень приятный и с ним можно столь о многом поговорить, особенно о поэзии. Он очень интересный молодой человек.

— Насколько молодой? — спросила Клер. — Ты не обязательно должна отвечать, — добавила она быстро, — я просто так интересуюсь.

— Я же говорила тебе, это не роман, — сказала Ханна твердо. — Он для этого слишком молод. Нам просто нравится общество друг друга, и раз уж он по соседству, я подумала, почему бы нет? — Она замолчала. — Ему сорок восемь. Но мне кажется, что он надбавил себе лет. Думаю, ему около сорока. Снова протянулась пауза. — Я подожду его на крыльце: он немного стесняется входить внутрь. Он сказал, что ты будешь интересоваться нами.

36
{"b":"18398","o":1}