ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Не надо думать, надо кушать!
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
Assassin's Creed. Преисподняя
Маленькая жизнь
Не такая, как все
Тихий уголок
Пять четвертинок апельсина
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей

— Да, — сказала Клер, — конечно.

Она с изумлением заметила, как ее дни заполняются ленчами и покупками, коктейлями и уроками верховой езды. А она волновалась, что будет делать, когда не надо будет ходить на работу. Теперь она знала. Богачки все уже спланировали.

— Расскажите нам о своем новом доме, — сказала Вера. — Я люблю новые дома: этот замечательный запах свежей краски и лака, и в каждой комнате чисто, пусто, никаких дурных воспоминаний.

— Боже правый, Вера, — воскликнула Роз, — а что насчет добрых воспоминаний?

— Они ушли. Превратились в бледный туман-кисель. — Вера опорожнила стакан и взяла другой со стойки в углу комнатки. — Хорошие воспоминания становятся некими смутными, приятными ощущениями из прошлого. А вот скверные — остаются острыми, как ножи, и продолжают больно колоть, каждой мельчайшей деталью.

— Ох, Вера, — грустно проговорила Люси, — а мы-то думали, у тебя уже все прошло. — Она поймала взгляд Клер. — Второй Верин муж пил. Впрочем, и первый тоже, она его бросила. Обоих бросила, если говорить точно.

— Я предложила им выбрать между мартини и мной, — пояснила Вера. — Не очень лестно для личности женщины — двое мужчин, отдавших предпочтение мартини.

— Ну ты-то в этом не виновата, — запротестовала Люси. — Это болезнь. Они оба были больны.

— Ну, оттого, что я умудрилась влюбиться в двух больных и вышла за них замуж, мне легче не становится, — заметила Вера. — Еще и отец. Это преследует меня, как какой-то демон.

— Но ты же знаешь, что все уже позади, — сказала Роз. — И просто закончилось недостаточно давно.

— А что вы, Клер? — спросила Вера. — Как вы справляетесь со своими демонами?

— Запираю их подальше, как одежду, из которой уже выросла. Я не думаю, что мы вообще можем от них совершенно избавиться.

— Но когда ваш муж ушел, вы больше ни за кого не выходили, все эти годы? Так было потому, что демоны не оставались взаперти?

Ошарашенная, Клер не ответила. А это они как узнали? Никому, кроме Квентина, она не говорила. А ведь репортер из «Нью-Йорк Тайме» выкопал это, когда брал интервью у кого-то из «Дэнбери Грэфикс», и пропечатал в своем репортаже. Одна маленькая фраза в маленьком репортаже. Клер всю перекосило, когда она прочла ее, но ей казалось очевидным, что никто другой этой фразы не заметит. А Вера заметила. И сколько еще других?

— Это слишком личное, Вера, — сказала поспешно Роз. — Мы тут все обсуждаем, Клер, со временем вы привыкнете. Ни о чем другом мы не говорим с такой радостью, как о самих себе.

— А у меня вот нет дурных воспоминаний, — заявил Джерри Эммонс задумчиво. — Может быть, это и странно, но такой уж я человек. Я забываю все плохое, что со мной происходит.

— Да, но думаю, что Клер не собирается забывать лотерею, — сказала Люси, — или позволять ей превращаться в нечто кисельно-туманное. Ведь деньги будут приходить всегда, не так?

— Двадцать лет, — сказала Клер. — Немного меньше, чем всегда.

— Ну, вы их куда-нибудь вложите, и все будет отлично, — встрял Хейл Йегер. — Купите ферму, как мы. Это весьма надежно и неплохой способ удрать из города.

— Кто купил ферму? — спросила Роз, строго глядя на Хейла.

Хейл развел руками:

— Купите ферму, как это сделала моя жена. Она позволяет мне выходить на уик-энд, и там очень мило. Конечно, вам не захочется торчать там целую вечность, но…

— Скажите мне, если вздумаете покупать, — обратилась Роз к Клер. — Никогда раньше я так не вкалывала.

— Но ведь ты решила вести хозяйство сама, — заметила Вера. — Зачем, я понять не могу. Можно было нанять управляющего и хоть немного расслабиться, вместо того, чтобы ночи не спать из-за того, что у лошади нездоровый вид, или сено не подросло так, как должно, или какие-нибудь там еще фермерские заботы… и Боже мой, ты сможешь хоть немного находиться внутри, а не торчать под солнцем все время, портя свою кожу.

— Ты мне все время это говоришь, — сказала Роз, — а я тебе все время отвечаю, что мне нравится то, что я делаю. Я просто обожаю это. Мой маленький мир, которым я вовсю управляю. И я не тревожусь насчет кожи: я предоставляю заботиться об этом Квентину. И кстати, так уж давно — я никогда не начинала густо мазать себя всякими кремами, и даже носить шляпу, до… где-то около сорока, меня это не беспокоило, а затем терять стало нечего.

— А что плохого в пластической операции? — поинтересовалась Люси. — И в подтягивании кожи? Ты, кажется, почти единственная женщина, которая этого никогда не делала.

Роз пожала плечами:

— Я до смерти боюсь операций. Уж лучше глотать волшебные снадобья.

— Клер, а что вы делаете? — спросила Люси. — У вас должен быть какой-то секрет: вы выглядите на тридцать пять.

— А мне тридцать пять.

— О, господи, — сказала Люси, а все остальные расхохотались. — Ну, я хочу сказать, что вы и вправду выглядите очень молодо. Просто изумительно. А, я знаю, что "вы делаете — пользуетесь всеми квентиновыми «Нарциссами», как и все мы.

— Не думаю, — сказал Квентин. Он глядел на Клер и улыбался

— У тебя есть конкурент? — спросил Ллойд Петроски.

Клер замялась, размышляя, как рассказать всем этим светским людям, что она раз съездила в нью-йоркский салон, поучиться пользоваться косметикой, и теперь пользуется только тем, что там купила, еще тогда. Ну, если они думают, что это забавно, то это их проблемы, решила она и встала чуть прямее.

— Я только несколько недель, как выучилась пользоваться макияжем, а до этого я на фирмы внимания не обращала, всегда покупала разное, что стояло на полочке в аптеке. В аптеке Петроски, кстати тоже.

Воцарилась тишина, как будто кто-то осмелился бросить булыжник в окно церкви.

— Как это неожиданно, — сказала, наконец, Вера. — И вы никогда не заходили в секцию косметики «Петроски»?

— Конечно, заходила, но не за всем. Я просто закупала в разных местах что поинтересней. И никогда не задумывалась над названиями фирм, пока не встретила Квентина. — Она подумала, что беседа становится какой-то нелепой и поглядела на мужчин, надеясь, что кто-нибудь из них сменит тему.

— Никогда не обращала внимания? — произнес Хейл Йегер. — Боже мой, работа всей моей жизни просто вылетела в трубу…

— Вы не читаете рекламы косметики? — спросила Сельма. — Про всех этих дамочек, которые выглядят так, как вы и не можете мечтать? Ну, то есть, конечно, вы очень красивы, но даже так, вы на них никогда не смотрели?

Клер посмаковала признание ее красоты, но почувствовала, что еще глубже вязнет в беседе, которая только показывает, как отлична она от всех остальных. Она бросила взгляд на Квентина, желая понять, как он хочет, чтобы она себя вела, но тот разговаривал с Джерри Эммонсом. Я должна выбираться сама, решила она:

— Конечно, я никогда не смотрела на рекламу. Ведь ту косметику, которая рекламировалась, я себе позволить не могла, так зачем мне было тратить время на чтение? Я вообще не думаю, что люди обращают внимание на рекламу, которая относится к тем вещам, которые не соответствуют стилю их жизни. Вы разве читаете рекламу туристических ботинок?

— Нет, конечно. Но косметика… Боже правый, да все женщины обожают косметику.

— Не все, но достаточное количество, к счастью, чтобы позволить нам заниматься своим бизнесом, — сказал Квентин сухо. — Я думаю, ужин уже почти организовали.

Он повел их к круглому, крытому камчатой скатертью столу в углу, с уютно стоящими вокруг обитыми бархатом стульями. Куст свечей в центре стола ярко светил на фарфор с золотой каймой и карточки с именами и на розы, стоявшие парами у каждой тарелки.

— Однако, кое в чем Клер права, — сказал Хейл, подставляя Вере стул. — Если наша реклама не касается чего-то важного в ее жизни, то все равно как мы умны и изобретательны — она нас просто не заметит.

— Да, если вы не скажете что-нибудь такое фантастическое, перед чем она не сможет устоять, — сказал Ллойд. — Мне так всегда думалось. Я не читаю ординарных реклам, но дайте мне огромный заголовок или что-нибудь на самом деле дикое, и я прочту это вдоль и поперек.

38
{"b":"18398","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Интимная гимнастика для женщин
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Чего желает повеса
Мертвое озеро
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Nirvana: со слов очевидцев
Бертран и Лола