ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тараканы
Гномка в помощь, или Ося из Ллося
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
О тирании. 20 уроков XX века
Истинная вера, правильный секс. Сексуальность в иудаизме, христианстве и исламе
Я супермама
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Космическая красотка. Принцесса на замену

— Пунш, — сказал химик по имени Лен Форсберг, заметив, как она отставила пустой стакан. Тут же он подал ей бумажную чашку. — И весьма могучий.

Джина попробовала.

— Да, точно, ты можешь даже сказать: потрясающий. Какая щедрость со стороны нашего босса. Он здесь?

— Нет, но юный босс — здесь. Вон там, в красном галстуке и спортивной курточке, выглядит очень уж довольным самим собой. У них жуткий год был, ты же знаешь. Вчера мы получили все годовые отчеты — в «Эй-гер Лэбс» все премило.

— Кроме ПК-20. — Это шанс, подумала Джина, очень скромный шанс, но то, что Брикс сказал Эмме правду, и есть способ выяснить это. — Насколько им всем повредит отсрочка выпуска?

— Какая отсрочка? — Лен нахмурился.

— Ты ни о чем не слышал? В годовом отчете ничего об этом не было?

Он потряс головой:

— Не слышал, не было. А почему?

Значит так, подумала Джина. Никаких новых тестов, никаких отсрочек выпуска.

— Я слышала тут на днях, что они планируют новую серию испытаний. Что-то их не устроило в тех, которые провели раньше.

— Не устроило? Боже, да они само совершенство. Кто тебе такого наговорил, Джина? Или все дело в пунше?

— Да нет. я слышала. Ты же знаешь, иногда болтают.

— Да, но звучит все, как будто кто-то бредит. Или увидел кошмар, что более похоже. Мы все рвемся к марту — они даже начали обучающие заседания для продавцов со всей страны — а мы работаем со второй партией, которая выйдет в следующем году — разные продукты, "в том числе, целая партия для мужчин.

— Ты, значит, в этом уверен.

— Джина, да хватит тебе, ты здесь работала, знаешь. как все тут вертится. Все зациклено на март — это Судный День для нас всех. Если что-то случится, то тут все содрогнется, как от землетрясения. Да, какого черта, спроси юнца. Если кто-то и знает, так это он.

— Нет, — сказала Джина поспешно. Она поглядела на Брикса, шумно хохотавшего над чем-то, что ему сказали… и очень уж довольного самим собой. — Может быть, у меня неверная информация. Скажи мне еще раз, какое расписание выпуска.

— Да то же самое, что было при тебе. С какой стати ему меняться.

— Да, думаю, причин для этого нет. Полагаю, меня кое-кто надул.

И Эмму тоже.

— Да уж, лучше тебе считать именно так. Не верь ничему, что услышишь, если только это не скажу я сам. — Лен засмеялся и побрел прочь, а другие заняли его место и принялись расспрашивать Джину о ферме, о том, не собирается ли она когда-нибудь вернуться. Она старалась слушать их внимательно, но не отрывала глаз от Брикса и снова увидела, как в числе окружавших его появился Лен.

Боже, что теперь делать? — подумала она. Я могу рассказать Эмме, но что с того? Здесь мне стоит помолчать. Но нет никаких оснований держать эти записки в секрете; я обещала Эмме, что дам ей немного времени. А почему я должна их скрывать теперь? Мне нет дела до Брикса, я волнуюсь только об Эмме.

Но если я "пойду в ФДА, то Брикс поймет, что информация шла от Эммы. Не скажу же я ему, что вломилась однажды ночью в испытательную лабораторию… хотя, думаю, смогу и сказать, но он все равно поймет, что я туда пошла, основываясь на том, что узнала от Эммы. А я бы не хотела, чтобы он был где-то рядом с ней, когда выяснит, что у ФДА есть эти записки. На самом деле, нежелательно даже, чтобы он оказался где-то рядом с Эммой, если Лен скажет ему, что я спрашивала об отсрочке выпуска и о планах новых тестов.

Она оглядела лабораторию, но Брикса не увидела. Тогда она развернулась, всмотрелась в кучки стоящих людей, но нигде его не нашла. Это странно, подумалось ей, вечеринка совсем еще не заканчивается.

— Извините, — сказала она кому-то, кто только что разродился остротой по поводу лабораторных техников. — Мне нужно позвонить.

Она нашла пустой кабинет, и присела на край стола.

— Привет, — сказала она, когда к телефону подошла Клер. — Я подумала о том, что мы с тобой обсуждали и мне показалось, что это очень хорошая мысль, я имею в виду то, что я возьму Эмму к себе сегодня на ночь. Ты тоже, если хочешь, можешь приехать.

— Джина, ее здесь нет.

— Да она должна быть — она спала, когда я уходила, а это было всего пару часов назад.

— Я не знаю, как долго она спала. — Голос Клер был напряжен. — Я поднялась наверх, посмотреть, как она, и увидела, что она ушла. И оставила записку, что должна ехать в Нью-Йорк для каких-то срочных съемок, что она останется там на ночь и вернется только завтра.

Мы начали дополнительные съемки, Хейл не может ждать, и я должна быть молодцом, я всегда должна быть молодцом…

Я не обратила на это внимания, подумала Джина.

— И она отправилась с Бриксом, — сказала Клер. Джина выругалась. Ее руки похолодели, когда она вспомнила, как торчал Лен рядом с Бриксом. Но съемки были запланированы до вечеринки. К Лену это отношения не имеет. Это было просто то, чем и должно было быть — съемки, запланированные за три дня до Рождества, что, конечно, странно, но ничего неслыханного в этом нет. И все же.

— Слушай, — сказала она, стараясь говорить как бы между прочим. — Я думаю, мы должны привезти ее домой. Это лучшее, что нам сейчас следует сделать.

— Что случилось? — потребовала Клер. — Что произошло?

— Ничего. Ну, я просто выяснила, что Брикс соврал Эмме о переносе даты выпуска, у него могут возникнуть подозрения в связи с тем, что об этом вдруг кто-то говорит, и он обвинит во всем Эмму. Если он решит, что она, может быть, предала его, то он может стать… неприятным. А зачем Эмме все это испытывать? Где она останавливается в Нью-Йорке, Клер? Нам стоит подъехать туда побыстрее.

— Я не знаю, — голос Клер был почти неслышен. — Она останавливалась в паре отелей, которые я знаю…

— В каких?

— В «Плаза» и «Фэйрчайлд».

— А почему бы тебе не позвонить и не справиться, остановилась она там, или нет. Или Брикс, может быть.

— А если нет?

— Я не знаю. Думаю, мне надо подъехать в Уилтон. Я буду через двадцать минут. Клер, возможно все нормально. И я наверное, веду себя как взбесившаяся истеричная тетушка.

— Да, — пробормотала Клер, но прозвучала какая-то заминка в ее голосе.

— Дождись меня. Я. выезжаю. — И Джина, схватив свою куртку, бросилась бегом из здания к машине.

ГЛАВА 17

Клер стояла у стола в библиотеке, разыскивая номер в справочнике, когда появился Алекс.

— Я пришел раньше, не мог ждать. Если я не в подходящее время, то… — Он умолк. — Клер, что такое? Что случилось?

— Ничего. Я не знаю. — Она была так рада видеть его, что на какое-то мгновение все остальное выветрилось из ее головы. Она слепо бросилась в его объятия, как ребенок, который чего-то испугался, как делала Эмма многие годы, возвращаясь из школы, и ища уюта от жестокости другого ребенка или разочарования от влюбленности. Глаза Клер закрылись: она почувствовала мягкую шерсть его пиджака под своими руками и шелк галстука у щеки, она услышала легкую дрожь его дыхания посреди пустого молчаливого дома. Она не чувствовала возбуждения прошлой ночи, она ощущала только уют от близости и силы Алекса.

Наконец он шелохнулся, пригладил ее волосы и прижал ее голову к груди:

— Что бы это ни было, мы разделим это, — сказал он. — Мы справимся с этим вместе. Отныне, любовь моя, будет так. Вместе. Расскажи мне, что случилось.

— Эмма, — сказала ока, ее голос сорвался. — Джина думает, что она в опасности. — Она начала дрожать.

— Подожди, иди сюда. — Алекс обнял ее рукой за плечи и повел в библиотеку. Они сели на кушетку, он снова обнял ее и стал укачивать: — Где она?

— В Нью-Йорке. Я не знаю где. Она оставила записку, что уехала на съемки и что вернется завтра.

— Она уехала одна?

— Она уехала с Бриксом. Или встретится с ним там, я не знаю точно. Я позвонила его секретарше, но она не знает, куда он отправился. — Она пересказала Алексу все то, что ей рассказала Джина. — Возможно, с ней все в порядке, я не знаю, чего я так испугалась. Джина так говорит, что, возможно, с ней все в порядке, и у меня нет причин думать, что это не так, но когда я все составляю вместе, то не могу представить… — Она набрала побольше воздуха, пытаясь остановить дрожь.

97
{"b":"18398","o":1}