ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Второй: Стоп, я правильно понимаю: Генерал пытался убить Левана и Маятника, а Леван потом хотел спасти его дочь от гнева Маятника? Он что, совсем спятил на старости лет?

Дюк: А кто вам сказал, что Леван с Маятником знали, кто именно пытался их убить в Дагомысе? Контора их об этом не проинформировала. Знаете, чем меньше у человека информации, тем легче им управлять. Леван с Маятником знали, что кто-то пытался их убить в Дагомысе и кто-то убил Генерала. Вероятно, Леван даже думал, что он чем-то обязан Генералу, ведь тот устроил встречу в Дагомысе, чтобы помирить их с Маятником, и это стоило ему жизни. Вероятно, Леван считал Генерала благородным человеком, хотя на самом деле... Короче говоря, Леван согласился помочь дочери Генерала. Он устроил ей встречу с Маятником в подмосковном пансионате. Сама Лена туда не пошла, опасаясь Маятника, пошел знакомый ее отца, Мезенцев. А Леван, как водится, притащил с собой на встречу своего слепого ангела-хранителя. И тот узнал Мезенцева.

Второй: Как это? Что значит узнал? Он же слепой, вы сами сказали.

Дюк: Я не специалист в этих вопросах, поэтому не буду врать и не буду произносить всякие сложные термины, которых не знаю. Поскольку у него отсутствует зрение, то в качестве компенсации развились иные чувства. Та же интуиция, к примеру. Он не видел Мезенцева глазами, но он опознал его по-своему. Он вспомнил, что этот самый человек находился рядом с номером Генерала в дагомысской гостинице в тот самый день, в тот самый час... И он вспомнил, что от этого человека исходило такое... То ли излучение, то ли еще что, но слепой опознал это излучение, как если бы это был характерный запах или характерный голос... Такое излучение, такая аура бывают у человека, который только что кого-то убил. Сильное эмоциональное возбуждение и так далее... Понятнее объяснить я не могу, но все было именно так.

Первый: И кого же убил этот Мезенцев?

Дюк: Генерала.

Второй: Какие-то старые счеты?

Дюк: Кто знает?.. И когда слепой ангел-хранитель Левана опознал Мезенцева, он сказал об этом Левану. Тот обалдел, и было отчего: убийца Генерала хлопочет о его дочери. А дочь Генерала из мести пытается убить Маятника, но при этом спит с настоящим убийцей своего отца. Потом Леван даже подумал, что Генерала заказала собственная дочь и использовала для этого Мезенцева... Но это было бы уже чересчур. Так вот, на той встрече в подмосковном пансионате не только слепой опознал Мезенцева. Мезенцев тоже узнал слепого — у него-то глаза были на месте. Короче говоря, в этом пансионате все началось переговорами, а закончилось стрельбой.

Первый: Как в Дагомысе.

Второй: Точно.

Дюк: Мезенцеву удалось уйти. Леван был легко ранен, но с ним случилось другое горе — он потерял своего слепого экстрасенса. Тот тоже был легко ранен, Леван уложил его в «Скорую» и больше не видел. Потому что это была не «Скорая»...

Первый: А кто же это был?

Дюк: Вы же знаете.

Первый: Понятия не имеем.

Дюк: Ну ладно, играйте в свои игры... Это были люди Химика. Они забрали слепого экстрасенса, а потом, чтобы уж совсем обрубить концы, наведались в больницу к Левану — тот впал в депрессию — и заменили ему витаминную смесь в капельнице какой-то сильнодействующей дрянью из запасов Химика. Эта штука убивает депрессию — вместе с человеком. И Химик радостно сообщил потом своему шефу, Крестинскому, как о большой удаче. Или не сообщил? Разве вы не в курсе? Крестинский не делится с вами такой информацией? Или это Химик придерживает информацию?

Первый: Я уже говорил, мы не...

Дюк: Ладно, проехали. Химик был доволен, что удалось вернуть этого парня, и видел в этом хорошее предзнаменование. Слепой рассказал все, что ему было известно о Леване, о Маятнике... И о Мезенцеве. Сделать вывод было нетрудно — если этот человек последним видел Генерала и последним выходил из его номера, то соответственно и папка у него. Оставалось узнать, на кого он работает и как у него можно вытянуть эту папку. Срочный анализ информации не выявил связей Мезенцева с какими-то серьезными структурами, и Химик пришел к выводу: случилось то, что называется мерзким словом «случайность».

Первый: Да уж...

Дюк: Люди Химика выследили Мезенцева и генеральскую дочь. Они скрывались от Маятника, который после стрельбы в пансионате основательно взъярился на эту парочку. Он хотел мести. Но возможности Маятника не идут ни в какое сравнение с вашими... Пардон, с возможностями Химика, поэтому Химик нашел Мезенцева и его подругу быстрее. За ними установили слежку. И тут выяснилось, что у Мезенцева с собой не было папки — поэтому лобовой захват был бы бессмысленным. Химик избрал чуть более сложную тактику — он учел, что отношения между Мезенцевым и генеральской дочерью могут стать тем фактором, который заставит Мезенцева выполнить любые условия. Ведь для Мезенцева было важно не только сохранить жизнь Лены Стригалевой, но еще и сделать так, чтобы она не узнала о его роли в смерти Генерала. Человек Химика пообещал Мезенцеву уладить всю эту запутанную ситуацию — в обмен на папку с документами. Химик думал, что Мезенцев будет торговаться или отрицать, что папка у него... Но Мезенцев не сделал ни того ни другого, и Химик понял, что, с одной стороны, Мезенцев не представляет реальной стоимости папки, а с другой стороны, Лена Стригалева — это действительно важный для Мезенцева элемент игры. Как-то давить на Мезенцева Химик не стал, чтобы не заставить его задуматься о подлинной ценности папки. Он предложил условие: девушка остается в гостинице как гарантия, а ты привозишь сюда папку. Мезенцев согласился и поехал за папкой, а за ним поехали люди Химика. Он должен был привести их к папке и тем самым завершить эту длинную историю. Он действительно привел их к папке, которая хранилась в Ростове, почти привел. В последний момент Мезенцев понял, что его собираются убить, а это означает и гибель Лены от рук Маятника. Он перестрелял людей Химика, но и сам был смертельно ранен. Таким образом обмен «папка на жизнь Лены Стригалевой» был сорван. Только ни сама Лена, ни Химик об этом не знали. Они продолжали ждать известий. Потом Химику стало известно, что его люди в Ростове убиты. Но о судьбе Мезенцева он ничего не знал и продолжал ждать, что тот явится в Волчанск спасать Стригалеву. Ведь так?

Первый: Что значит — ведь так?

Дюк: Ну ведь вы же все это знаете. Вы просто проверяете мою информированность, ведь так? Ведь Химик информирует Крестинского о своих действиях? Или нет?

Второй: Давайте продолжим...

4

Между тем где-то на каталонском побережье, метрах в ста от линии прибоя, Монгол расслабленно сидел в плетеном кресле и смотрел на покачивающиеся рыбацкие лодки. Местные занимались своими делами и не обращали на Монгола внимания, к его тихой радости. Мимо Морозовой, которая бродила босиком по мелководью, рыбаки спокойно пройти не могли, махали ей рукой. Морозова махала и улыбалась в ответ.

Они здесь уже неделю. Сначала они сняли два номера в отеле, относительно недалеко от моря, но потом договорились с пожилой дамой из местных, и та сдала им небольшой домик — сосны вокруг, из окна слышен успокаивающий шум моря.

Монгол закрыл глаза и забыл обо всем. Поэтому Морозовой удалось незаметно подкрасться к нему на расстояние пары шагов и брызнуть в лицо каплями морской воды...

Монгол вздрогнул, открыл глаза, увидел довольную физиономию Морозовой и осуждающе пробормотал:

— Детский сад...

— Точно, — согласилась Морозова, наливая себе в бокал белого вина, и села на ступеньки, так, что Монголу была видна лишь ее макушка. Не оборачиваясь, Морозова негромко произнесла:

— На этот раз ты не будешь меня ни о чем спрашивать?

— Нет, — ответил Монгол.

— Потому что ты устал выслушивать одинаковые ответы?

— И это тоже.

— А еще почему?

— Не хочу портить тебе отпуск.

— Очень благородно с твоей стороны.

— Но как только ты окончательно поправишься, я обязательно спрошу снова.

102
{"b":"184","o":1}