Содержание  
A
A
1
2
3
...
103
104
105

— Вот так, — сказал Бондарев. — Вот так и вся жизнь проходит мимо. Пока ты шантажируешь психопата кошками, жизнь садится в «Ниссан» и проезжает мимо. И, наверное, правильно делает.

— Это не жизнь, — возразил Лапшин. — Это всего лишь соседка на расфуфыренной машине какого-то расфуфыренного козла. Я, кстати, запомнил номер. Хочешь, я кое-кому позвоню и?.. Или у вас действительно ничего не было? И не планировалось?

— Хм, — сказал Бондарев.

— Ну так бы сразу и сказал.

7

Первый: Ну так где сейчас папка с документацией по «Апостолу»?

Дюк: Понятия не имею.

Первый: Как это?

Дюк: А вот так. Мезенцев так и не объявился. По официальной информации из ростовского УВД, он был убит в перестрелке на территории дачного товарищества «Золотая роща» какого-то там сентября этого года.

Второй: Тогда что вы нам тут мозги полощете?!

Дюк: Я? Да упаси бог. Вы ведь хотели, чтобы я подтвердил свою компетентность? Вот этим я и занимаюсь.

Второй: Ладно, с компетентностью мы все поняли. Теперь расскажите что-нибудь такое, чего мы не знаем.

Дюк: На всякий случай... Еще раз подчеркиваю — все, что я сказал до этой минуты, оценивается в двести тысяч долларов.

Первый: Да-да, разумеется. Вот чек. Или вы предпочитаете наличные?

Дюк: Я вполне доверяю банковской системе и возьму чек.

Первый: Вот лежит чек, и давайте двигаться дальше.

Дюк: Дальше... Что вас конкретно интересует?

Первый: Где сейчас эта девушка? Настя Мироненко.

Дюк: Точно не скажу... Но она под покровительством Конторы.

Первый: А этот слепой?

Дюк: Думаю, что он где-то поблизости от Насти.

Первый: Что это значит?

Дюк: Он — младший брат ее отца. Он ее дядя. Собственно, поэтому он и напросился в вертолет и...

Первый: Вот подонок! Я так и знал, что он...

Второй: Ас чего вы решили, что он будет писаться от счастья, что его вернули в Проект?! Ему что Леван, что Химик... А вы уши развесили!

Дюк: Мне выйти, пока вы тут между собой?..

Первый: Нет-нет, все в порядке... Так он тоже теперь в Конторе?

Дюк: Насколько я понимаю — да. И эта информация стоит сто тысяч.

Второй: А это не слишком?

Дюк: Так ведь деньги — не главное.

Второй: Что у вас еще есть?

Дюк: Еще... Еще у меня есть тот неудачливый агент Химика. Второй: А что с ним такое? Какой интерес он может представлять?

Дюк: Я думаю, что господин Крестинский, сидя здесь, на берегу Атлантического океана, не имеет представления, кого Химик использует на территории России. Детали могут показаться неважными, но только с первого взгляда...

Второй: А зачем господину Крестинскому это знать? Это дело Химика, это вопрос целесообразности... Я имею в виду, что такие вопросы — это не уровень господина Крестинского. Агенты... Химик сам принимает решения.

Дюк: Вот-вот. Но этот агент — особый случай. Химик вытащил этого человека из психиатрической клиники.

Первый: Вот это я называю — неправильная кадровая политика...

Дюк: У этого агента нестабильная нервная система, сомнительное прошлое и еще ряд проблем. Тем не менее Химик держит его при себе. Использует в своей экспериментальной программе по ускорению регенерации тканей. Это когда раны заживляются быстрее, чем у обычных людей.

Первый: Это как?

Дюк: Химия. И внушение. Всего понемногу, я уже объяснял. Так вот, этот не самый лучший агент... Химик, видимо, придавал ему особое значение. Он придерживал его для определенного момента.

Первый: Ладно, заинтриговали. Пятьдесят штук.

Дюк: Миллион.

Второй: Что?!

Дюк: Это стоит миллион.

Второй: Что стоит миллион?

Дюк: Число, месяц и номер рейса, которым этот человек вылетает в Аргентину.

Первый: Этот агент с нервным расстройством? Зачем он сюда вылетает?

Дюк: Этот человек... У него масса психических отклонений. Но его главная мания — убить старшего брата, которого он считает ответственным за свою искалеченную судьбу. Какая-то старая история...

Первый: Извините, мне нужно позвонить... (Слышен шум, шаги, звук открывающейся двери.)

Дюк: Правильно, это Гриша Крестинский, старший брат вашего шефа. Химик держал его на крючке, чтобы в нужный момент использовать его против шефа и самому стать главным. Так получилось, что Гриша попал к Конторе, ну а те не стали его задерживать... Гриша пошел на сделку — он рассказал все, что знал про Химика, а ему сделали загранпаспорт и купили билет до Рио. И подсказали адресок.

Второй: Но... Вы же сказали, что руководство Конторы было против ликвидации Крестинского!

Дюк: Против того, чтобы сделать это своими руками. Но почему бы не посодействовать встрече давно не видевшихся родственников? Святое дело... Выпишете чек или предпочитаете наличные?

Второй: Чек... Слушайте, Денис, а что вам вообще нужно? Деньги — это само собой... Сейчас Крестинский наверняка захочет поговорить с вами лично, предложит вам работать на себя... Крестинский — это человек, который может вам дать многое. Как и отнять. Так что вы подумайте: что вам нужно?

Дюк: Что мне нужно? Все что у вас есть. И даже больше.

8

Под свежим январским снегом даже такой город, как Волчанск, выглядит довольно симпатично. Новогодние украшения в витринах магазинов, перемигивающиеся гирлянды, объявления о праздничных скидках, картонные Деды Морозы, далекие звуки музыки... Белая «девятка» с ростовскими номерами медленно миновала выставленные у въезда на площадь рекламные щиты и остановилась на стоянке у гостиницы «Заря».

Из машины вышел невысокий темноволосый человек, одетый несколько не по сезону, — по волчанским меркам. Он в короткой кожаной куртке, шея замотана длинным шарфом, а на курчавых волосах сидит карикатурно-большая кепка. Он поеживался от холода, но поглядывал с чувством некоторого превосходства на жителей Волчанска в их дубленках и пухлых куртках на синтепоне. Рома Акопян поднялся по лестнице, и каблуки его старомодных сапог с высокими каблуками стучали как маленькие подковки.

Рома вошел в вестибюль, довольно ухмыльнулся, подмигивая каким-то проходящим мимо женщинам, что-то пробормотал себе под нос и наконец остановился у стойки администратора.

— Девушка, — проникновенно сказал он сорокалетней даме с пышной прической. — Это случайно не вы победили на конкурсе «Мисс Россия» в прошлом году?

— Нет, не я, — ответила дама. — Но я буду участвовать в этом году. Вы хотите меня проспонсировать?

— Я всегда готов проспонсировать красивую женщину, — захохотал Рома. — Причем неоднократно! Я обязательно вами займусь, только вот закончу с предыдущим проектом... Елена Ивановна Стригалева все же проживает у вас?

Дама укоризненно посмотрела на Рому, вздохнула и начала стучать по клавишам компьютера.

— Нет, — ответила она минуту спустя не без злорадства. — У нас таких нет. Ваш предыдущий проект сбежал от вас. Плохо спонсировали, наверное...

— Пока никто не жаловался, — возразил Рома и почти перелез через стойку, чтобы видеть экран монитора. — Давайте еще посмотрим, повнимательнее... Она была тут, точно была. Номер 606. Это где-то в сентябре было...

Дама некоторое время по инерции стучала по клавишам, потом подняла на Рому глаза и вкрадчиво произнесла:

— Значит, 606?

— Ага, — столь же вкрадчиво ответил Рома.

— А вы знаете, что я сейчас должна сделать?

— Неужели подарить мне поцелуй? От всей души...

— Позвонить в милицию.

— Ну это вы зря...

— Там. — Дама многозначительно ткнула пальцем в потолок. — Там целая уголовная история была. Со стрельбой. И у меня есть инструкция, что если кто-то будет интересоваться...

— Я уже совершенно не интересуюсь. — Рома капитулянтски поднял руки. — Все, все. Я не интересуюсь, я просто спрашиваю...

— Нету здесь вашей девушки, нету, — решительно ответила дама, сняла трубку телефона и начала нажимать кнопки. — Хотите, позвоним в милицию и спросим там?

104
{"b":"184","o":1}