ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У банковской дамы были другие взгляды на двусторонние отношения, и она махнула на Мезенцева рукой, как на неоперабельного больного. Мезенцев, в свою очередь, помахал ей вслед, посчитав, что с такими талантами и такой грудью ей не составит труда устроить личную жизнь.

Бывшая жена тоже стала подавать признаки жизни — она не справлялась с потоком подростковых глупостей, которые успевал творить их с Мезенцевым сын, и теперь требовала вмешательства твердой отцовской руки. Мезенцев пару раз заехал, выслушал долгий перечень совершенных проступков, подивился размаху и изобретательности сына. Пока жена не видела, потрепал его по непутевой голове и спросил:

— Летом-то что делать собираешься?

— К бабке поеду. В деревню.

— Интересно в деревне?

— Не-а. Тоска.

— Пошли ко мне, в ресторан, заработаешь пару копеек.

— А чего там делать-то?

— Можно посуду мыть, можно официантам помогать.

— На мобильник заработаю?

— Заработаешь.

— А на мопед? — заинтересовался сын.

— Если постараешься, можно и на мопед.

— Ну... Можно и поработать.

— Только учти...

— Чего?

— У меня заведение солидное, всяких малолетних преступников нам не надо.

— Так я же не преступник. Я так... Балуюсь.

— Успеешь до лета добаловаться. Вступит какая-нибудь блажь в голову — и все...

— Не, не вступит.

— Короче говоря, — со значением произнес Мезенцев. — Тебе решать. Только матери до лета ничего не говори. А то она...

А то она немедленно подымет крик, что ребенок в кабаке сопьется, развратится, насмотрится, наслушается и так далее... Как будто для всего этого необходимо идти именно в кабак.

В самом ресторане все шло неплохо, разве что Алик, заматерев, стал пробовать, насколько безразмерно терпение хозяина. Его излюбленным трюком было сдавать выручку с недостачей, а когда Мезенцев интересовался «где?», Алик немедленно хлопал себя по карману, жаловался на забывчивость и с дико смущенным видом сдавал недостающее. Но если Мезенцев не спрашивал, то недостача так и оставалась в кармане широких штанов Алика. Мезенцев пока терпел этот цирк, дожидаясь момента, когда Алик спрячет в карман половину выручки и тогда нарвется на полномасштабное промывание мозгов через задний проход.

Так он и жил, не принимая близко к сердцу ни одну из возникающих неприятностей. Будто бы знал, что сердце понадобится ему для неприятности, несравнимой со всеми предыдущими.

2

— Евгений Петрович? Евгений Петрович?

Телефон, включенный на громкую связь, надрывался женским голосом. Мезенцев оторвал тяжелый затылок от дивана, выдержал несколько секунд, пока кровь отольет к голове, и взял трубку.

— Я...

Спросонья у него всегда был низкий и хриплый голос, не все узнавали.

— Евгений Петрович? — требовали подтверждения в трубке.

— Тридцать пять лет как Евгений Петрович...

— Это Лена.

— Какая Лена?..

— Лена Стригалева. Я к вам приезжала в прошлом году, в ноябре...

— В ноябре, — повторил Мезенцев как попугай. — Минутку.

Он отложил трубку и от души выругался. С ненавистью поглядывая на трубку, как на свернувшуюся змею, от которой можно ожидать чего угодно, Мезенцев встал с дивана, умылся холодной водой и потом долго вытирался в надежде, что за это время что-нибудь случится со связью, или же Лене просто надоест ждать, и она повесит трубку.

Ничего подобного. Когда он снова взял трубку, генеральская дочь была на месте.

— Евгений Петрович...

— Слушаю, — сказал Мезенцев.

— Вы помните тот наш разговор, осенью?

— Частично.

— В общем, у меня возникли кое-какие проблемы...

Ну конечно. Вот говорил же, предупреждал же...

— Что? Евгений Петрович, что вы говорите?

— Я ничего не говорю. Я внимательно слушаю.

— Возникли проблемы... И я хотела бы с вами встретиться...

— Лена, — Мезенцев боролся с искушением просто повесить трубку и забыть о звонке, как о ночном кошмаре. — У меня столько дел в ресторане... Нет у меня времени ехать в вашу Москву...

— Вы не поняли...

— То есть?

— Я в Ростове. Я звоню с автовокзала. Я приехала к вам.

На этот раз Мезенцев не сдержался и выговорился непосредственно в трубку.

— Я понимаю ваши эмоции, — почти неизменившимся голосом сказала Лена. — Но возникла такая ситуация...

— Эмоции, хреноции! — продолжал бушевать Мезенцев. — Ситуации, хренации... Ничего ты не понимаешь!

— Короче говоря, сейчас я приеду, и вы мне все выскажете в лицо, договорились?

— Стоп! — Мезенцев слегка потряс трубку в воздухе, как бы примериваясь для процедуры вправления мозгов кому-нибудь, неважно кому, Алику или Лене Стригалевой. — Ничего мы не договорились...

— Почему?

— Что у тебя там за проблемы?

— Ну, это долгая история...

— Они серьезные, эти проблемы?..

— Да, — здесь она не колебалась ни секунды.

— Тогда не надо ко мне ехать.

— А-а... Поняла.

— Возьми такси и поезжай к парку Первого мая. Жди меня там.

— Вы приедете?

Куда вдруг делась вся ее наработанная деловитость и самоуверенность и откуда пробилась детская надежда, что сейчас придет сильный и хороший... если не папа, то почти, как папа, и решит все проблемы.

Ее очень серьезные проблемы.

3

Мезенцев успел выкурить сигарету, прежде чем из-за беседки в классическом стиле у входа в парк появилась осторожно озирающаяся по сторонам фигура в белой куртке.

Лена приблизилась — руки в карманах куртки, рюкзачок за спиной, круглые очки на носу. Волосы на этот раз темно-каштанового цвета. Лицо напряженно-сосредоточенное, но рюкзак с кучей карманчиков и болтающиеся на шее наушники плеера напоминали, что девушке всего девятнадцать, и с таким лицом она скорее всего ходит на пересдачу экзамена по истории экономических учений или на выяснение отношений с парнем.

Однако сейчас и бизнес-колледж был далековато, и парня поблизости не просматривалось.

— Ты там в прятки, что ли, со мной играла? — кивнул Мезенцев в сторону беседки.

— Нет. Я следила, нет ли за вами слежки.

— О господи... Ты лучше за собой следи.

— Слежу.

Мезенцев повел ее к другому выходу из парка, где он оставил машину. По дороге она рассказывала, и по мере произнесения новых фраз шаги Мезенцева становились все медленнее и медленнее.

Потом он совсем остановился. Лена тоже остановилась, посмотрела на него, поправила волосы.

— Что? — спросила она.

— Ты с ума сошла, — сказал Мезенцев, глядя в ее рассудительные серые глаза. Она не стала спорить.

— Ну, я совершила несколько непродуманных шагов.

— Нет, ты с ума сошла!

— В любом случае, сделанного уже не исправишь...

— Да уж!

— ...И я прошу вас помочь мне... помочь избежать негативных последствий моих непродуманных шагов.

— Опа, — сказал изумленный Мезенцев и покачал головой. — Это ты сейчас на каком языке разговаривала? На немецком? Негативных последствий... Непродуманных шагов... Знаешь, как это по-русски будет? Я наделала глупостей, и теперь меня за это по стенке размажут!

Лена задумалась.

— Пожалуй, по сути вы правы. Я бы только не сказала, что это глупости...

— Заткнись ты ради бога.

— ...Я уверена, что поступала правильно...

— Заткнись.

— ...Но ряд непредвиденных обстоятельств...

— Тебя отец бил когда-нибудь?

— Извините?

— Отец тебя бил?

— М-м-м... Пожалуй, что нет. С последней мачехой мы дрались пару раз, а с отцом... Нет, он не был сторонником телесных наказаний. А что?

— Мне хочется восполнить этот пробел в твоем воспитании.

4

Теперь-то Мезенцев понял, как наивно было полагать, что она угомонится, получив отказ от пары старых приятелей отца.

Ростов был всего лишь одним из пунктов в ее развернутом и продуманном плане. Когда у тебя есть деньги, ты можешь не только составлять развернутые и продуманные планы, но еще и последовательно выполнять их в полном объеме.

36
{"b":"184","o":1}