ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она была у Мезенцева в ноябре, а к январю сумела сколотить команду для расследования: два человека из Москвы, один из Сочи, один из Питера и один — к изумлению Мезенцева — из Ростова, Жора Кисин, по прозвищу Киса. В телефонном разговоре Киса божился, что непременно отошьет эту дурную девку, но вот сейчас Мезенцев вспомнил, что Киса не попадался ему на глаза уже месяца полтора-два. Она не угомонилась.

С начала года ее люди стали выяснять обстоятельства странного происшествия в Дагомысе, добывать документы, опрашивать очевидцев. Лена сидела в Москве на телефоне, координировала действия и рассылала деньги по первому требованию своих розыскников.

Вскоре картина стала проясняться. В тот день в отеле состоялась встреча двух известных криминальных авторитетов: Левана Батумского и Жоры Маятника. Встреча должна была стать примирением немолодых деятелей преступного мира после многолетнего конфликта. Генерал имел к этой встрече какое-то отношение, возможно, он был одним из организаторов встречи или своего рода гарантом безопасности для собравшихся.

Однако безопасности Генерал не смог гарантировать даже себе. Известно, что встреча все же состоялась в люксе Жоры Маятника и поначалу проходила весьма мирно. Но потом что-то случилось, и примиренческая встреча превратилась в бойню. Помимо Генерала и его охраны, погибли по нескольку бойцов Левана и Жоры Маятника, сам Маятник был тяжело ранен и вынесен своими ребятами на руках. Леван выбрался из передряги целым, но весьма разочарованным.

Получив эту информацию, Лена рассудила, что за убийство отца ответствен либо Леван, либо Жора Маятник. Однако для убийства нужны причины, и Лена стала искать, где ранее пересекались пути Генерала и этих двух авторитетных людей. Оказалось, что с Леваном Батумским Генерал успешно вел какие-то дела на Черноморском побережье Кавказа и никаких конфликтов никогда не имел. Зато с Жорой Маятником они крепко схлестнулись в девяносто восьмом году, сначала на финансовой почве, а потом дело дошло и до личной вражды. Были свидетели их драки в казино «Голден Пэлас», были свидетели резких слов Жоры о Генерале и Генерала — о Жоре. Лене этого оказалось достаточно.

Достаточно, чтобы перейти к следующей стадии своего плана.

Стадия расследования закончилась, и теперь должна была начаться стадия мести.

Проше говоря, Лена решила организовать убийство Жоры Маятника.

Именно в этом месте ее рассказа Мезенцев остановился и произнес:

— Ты с ума сошла.

Но для Лены все было как раз логично и разумно.

5

Ее команда, подогретая щедрым финансированием, тоже посчитала, что все логично, разумно, а главное — выполнимо. Жору Маятника было решено убрать в Питере, когда он будет выезжать из больницы. Огонь с двух направлений — гранатометчик, два автоматчика. Лена предполагала наблюдать за всем этим через окно такси, а убедившись, что дело сделано, поехать в Пулково, на первый рейс в Мюнхен.

Очень может быть, что это у них и выгорело бы, но... При таких больших делах всегда непременно возникнет «но».

В данном случае «но» приняло светлый облик питерца, одного из пяти бойцов Лениной команды. Ему вздумалось через старых приятелей забросить удочку — а сколько может заплатить Жора Маятник за информацию о готовящемся покушении? Больше, чем дает генеральская дочка за работу, или нет? Питерец думал, что ему сообщат цифру, будут торговаться, обговаривать условия... Но ничего этого не произошло. Питерца ночью вытащили из постели, вывезли за город и обрабатывали до тех пор, пока он не выложил все, что знал. После Дагомыса Жора Маятник в вопросах личной безопасности был свиреп и решителен.

На следующий день были найдены и убиты остальные четверо, в том числе и знакомый Мезенцеву Киса. Лена осталась жива по той причине, что никогда не сообщала никому из пятерых, где она остановилась. Однако фамилия Стригалева дошла до сведения Жоры Маятника, и его люди кинулись искать вдохновительницу покушения по всем питерским гостиницам. Но Лены в гостиничном номере не оказалось, потому что на выходные она улетела в Москву.

В Москве, еще ничего не зная о случившемся, она мимоходом заскочила к знакомому Генерала, который в свое время проконсультировал ее насчет Жоры и Левана. Теперь у знакомого были глаза словно из стекла, остановившиеся и неживые, он не дал Лене переступить порог, прошептав лишь, что ей надо бежать и прятаться, потому что Жора Маятник все узнал.

Лена со своей дурной привычкой устраивать всем явлениям доскональный разбор села на поезд и поехала в Питер. Там она нашла пять трупов своих людей, которые были материальным подтверждением слов московского консультанта. Ребята Маятника в это время искали ее в Москве — но возвращения Лены в Питер никто и предположить не мог.

И вот тогда Лена Стригалева, неудавшаяся мстительница за смерть отца, поняла, что дело пахнет керосином.

Понятное дело, это не она так сказала. Это Мезенцев сказал, когда дослушал до этого момента.

И генеральская дочка с ним согласилась. В принципе.

Глава 21

Майор Афанасьев

1

Тогда все было по-другому. Не как сейчас. Ощущения от жизни были совсем другие. Хорошие были ощущения. Странно, да? Я тоже знаю, что время тогда в стране трудное было, перестройки всякие, реформы, перевороты... Не знаю, может быть. То есть потом-то я по телевизору видел хронику за девяносто первый год, там все очереди какие-то, танки, люди бегают... Хочешь верь, хочешь нет, но тогда все это мимо меня прошло. Я не заметил всего этого. Может, потому что до Волчанска все это медленно доходило или вообще не доходило. Но скорее всего потому, что меня эти дела напрямую не касались. У меня лично все было хорошо. А когда у тебя все хорошо, какой смысл по сторонам глядеть?

Мне тогда было двадцать пять... Или двадцать шесть? Надо посчитать. Все-таки двадцать шесть мне в том году исполнилось, но это неважно. Неважно. А важно, что был я старшим лейтенантом, вел особо тяжкие, только не здесь, не в Главном управлении, а в районном отделе. На особо тяжкие, сам понимаешь, дураков не ставят. То есть начальство доверяло. То есть карьера двигалась. Не то чтобы семимильными шагами, но нормально. Нормально. То есть с работой все в порядке было. Квартиру мне дали весной, однокомнатную. До этого сколько лет в общежитии, а тут квартиру. Повезло. Успел получить. Потом долго никому не давали. Повезло.

А главное — в том году я с девушкой познакомился. Не то чтобы в первый раз познакомился, нет, раньше тоже всякое бывало.

Но раньше не везло. С одной стороны, пока в общежитии сидишь, не каждая девушка на тебя позарится. С другой стороны, и девушки попадались разные. Не везло. Я хотел, чтоб как у отца с матерью — они сорок два года прожили вместе. Ни про какие разводы разговоров никогда не было. Шестеро детей. Я младший. Раньше так было. Раньше все было по-другому.

А мне не везло. Я ведь хотел — чтобы один раз и на всю жизнь. А попадались такие, что... Неважно. И вот как раз в девяносто первом году все у меня совпало. И квартиру получил, и с девушкой познакомился. Светланой звали. Светлана Мироненко.

Познакомились случайно. С продуктами тогда неважно было. В магазинах мало чего можно было купить, да и закрывались они рано, часов в шесть или в семь. Но у нас уже пооткрывались всякие там коммерческие магазины, как в Москве. Они всю ночь напролет работали. Но там все дороже было. Ну а что делать? Особенно если на работе задержишься. И вот у нас в районе, наверное, один был такой магазин. Как раз на углу, напротив управления. Вышел с работы и купил чего надо. Если деньги есть. Так мы и познакомились.

Светлана там продавщицей работала. Платили хорошо, но работа не нравилась. Потом она ушла на текстильную фабрику. Там деньги небольшие получались, но зато рабочий день короче. А у Светланы дочка маленькая. Пока Светлана работает, там бабушка присматривала, мать Светланы. Только ведь ребенок должен и мать видеть. В общем, ушла она на эту фабрику.

37
{"b":"184","o":1}