ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Первый: Что ж, можно понять человека. Такое разочарование.

Дюк: Вы про Нордстрема или про Химичева? Но это еще не все разочарование. Нордстрем также уничтожил всю документацию Проекта.

Первый: Ну, тогда тем более.

Дюк: Но дело в том, что у Нордстрема был еще один заместитель, полковник Рыбочкин. Химичев его за человека не считал, всячески третировал его... На Рыбочкине висела вся черновая работа, он был как бы завхозом проекта «Апостол». Химичев считал его идиотом, но только Рыбочкин идиотом не был, и он заранее собрал себе небольшую папочку с копиями основных документов проекта «Апостол»: в чем заключаются способности участников Проекта, как их развивали, какие применялись препараты, какие проводились тесты, элементарные биографические данные, характеристики, отпечатки пальцев, фотографии. После того как Нордстрем сжег все остальное, у Рыбочкина на руках оказалось настоящее сокровище. И Химичев об этом ничего не знал. Рыбочкин уволился из КГБ, занялся каким-то мелким бизнесом, а папка с данными по проекту лежала у него дома. И он ждал возможности ее продать за реальные деньги.

Второй: А Химик... Химичев об этом не знал?

Дюк: Нет. Химик сколотил преступную группу из бывших сотрудников Комитета, которые занимались обычными бандитскими делами, а попутно еще и пытались разыскать разбежавшихся участников проекта «Апостол».

Первый: Он нашел кого-нибудь?

Дюк: Кхм. Именно что кого-нибудь.

2

Между тем где-то в России по больничному коридору шла девушка в модном коротком пальто. Судя по уверенному быстрому шагу, она здесь не впервые. Судя по объемному пакету в ее руке, она пришла кого-то навестить. Судя по следящим за ее шагами двум видеокамерам и по тому, что, миновав одну металлическую дверь с кодовым набором, она вскоре уперлась в другую, это не совсем обычная больница.

У этой очередной двери девушка остановилась, набрала код, выждала трехсекундную паузу и услышала предложение синтетического голоса приложить правую руку к квадратной пластине на двери. Девушка сделала это, дождалась сканирования и услышала щелчок открывшегося замка.

Она прошла дальше по коридору. Вооруженный охранник сдержанно кивнул ей и указал на стол, куда следует выложить содержимое пакета. Девушка не возмутилась, не удивилась, она начала выкладывать из пакета апельсины...

— Карина, — услышала она и обернулась.

— Здравствуйте, — сказала она двоим мужчинам, возникшим в коридоре. Одного из них она уже видела, другого, постарше и пониже ростом, видит впервые. — Я пришла к...

— Понятно, — кивнул знакомый ей мужчина. — Зайдите сначала сюда. А передачу оставьте на столе, с ней ничего не случится.

— Хорошо, — согласилась девушка и прошла в небольшую комнатку, в которой умещались лишь небольшой стол, три стула и шкаф. Один из стульев предназначается ей, два других занимают мужчины.

Она села, расстегнула верхние пуговицы пальто, поправила шарф, прическу...

— Карина, — сказал тот из мужчин, который ей незнаком. — Мы вам очень благодарны за то, что вам удалось сделать. Вряд ли бы кто-то еще смог бы так благотворно повлиять на Алексея и вывести его из того состояния...

— Ну что вы, что вы, — отмахнулась Карина. Она уже слышала эти слова от других людей, так что если ее пригласили сюда только за этим, то давайте закончим побыстрее — у меня дела... Вот такой подтекст скрывается за ее: «Ну что вы».

Прерванный ею мужчина перестал раскачиваться на стуле и вопросительно посмотрел на соседа. Тот вздохнул, взлохматил волосы на затылке, от чего стала заметной темная продольная полоса на его черепе, и взял разговор на себя:

— Карина, нам было действительно важно вывести Алексея из комы и заставить его вспомнить кое-какие важные вещи. Это нужно было сделать быстро, и вы это сделали. Но сейчас речь не об Алексее — с ним как раз все понятно. Сейчас речь о вас.

— Обо мне? А что такое? — Карина вынула из сумочки мобильник. Взглянула на дисплей. — Извините, я еще жду звонка...

— Вряд ли вы его дождетесь, — сказал Бондарев. — Пока находитесь в этом здании.

— Да, — согласилась Карина. — Какое-то странное здание... И какая-то странная работа у Леши. Я все хотела расспросить поподробнее — сначала у этого... Ну, который меня сюда первый привез... А, у Дюка, вспомнила. Но он потом пропал.

— И вряд ли вы его увидите, — пояснил Бондарев.

— Ну, тогда вы мне объясните.

— Я смогу вам что-то объяснить при одном условии. Это условие — вы увольняетесь с работы. Вы начинаете работать у нас. И работаете до конца жизни.

Карина нахмурилась:

— Это шутка?

— Если бы.

— То есть вы серьезно. Так... Это у вас какая-то охранная фирма?

— Что-то в этом роде.

— И Леша у вас работает...

— Да. И в его нынешнем состоянии потребуется, чтобы кто-то был рядом с ним и постепенно возвращал его в нормальное состояние. Это работа не одного месяца.

— Я готова это сделать, но... Но это же не вся жизнь, так? А вы сказали — работать до конца жизни.

— Это, — вступил в разговор Директор, — такое условное выражение, которое означает, что люди от нас уходят очень редко.

— Потому что это хорошая работа?

— Именно. Лучше не бывает.

— Как-то это все...

— Необычно? Но вы же любите необычные вещи, Карина.

— С чего вы решили?

— Так вы сами написали в анкете, которую в вашей фирме заполняли перед прошлым Новым годом. Смешная анкета... — Бондарев вытащил откуда-то ксерокопию и усмехнулся, перечитывая текст. — «Люблю тайны. Фильмы про шпионов. Хотела бы однажды резко поменять свою жизнь». Все это в наших силах, Карина, — улыбнулся он. — Одно меня смущает...

— Что?

— Ваша специальность — это...

— Связи с общественностью.

Бондарев ухмыльнулся, Директор тоже не смог сдержать улыбки. Потом они взглянули друг на друга и начали хихикать, как два мальчишки во время просмотра неприличного журнала.

— Что? — переспросила удивленная Карина.

— Извините... Но это... — сквозь смех проговорил Бондарев. — Это... Это абсолютно бесполезная профессия. У нас такого нет, не было... И не будет.

— Но мы вам что-нибудь подыщем, — пообещал Директор, закрывая рот рукой. — Обязательно. Честное слово.

3

Первый: Он нашел кого-нибудь?

Дюк: Кхм. Именно что кого-нибудь. Про тех десятерых я точно не знаю, но, видимо, они хорошо спрятались. Я знаю, что примерно в это время, году в девяносто втором, Химик неожиданно для самого себя нашел ту самую девочку, дочь беглецов из «Апостола». Ее удочерила тетка, младшая сестра матери. Девочке было уже лет десять.

Второй: И что Химик?

Дюк: Химик... Дело в том, что к десяти годам в этой девочке никак не проявились никакие паранормальные способности. Химик отправил человека понаблюдать за ребенком, и оказалось — полный ноль. Ничего. Химик не был ученым, как покойный Нордстрем, поэтому он не умел выявлять и развивать такие способности. Он не мог работать с полуфабрикатом, ему был нужен готовый продукт. А как его получить — он не знал. Потом Химик, вероятно, вспомнил, что мать этой девочки проявляла свои пирокинетические способности в стрессовой ситуации, когда возникала угроза жизни ее или ее близких. И Химик решил создать такую ситуацию. Он отправил в Волчанск — там жила девочка — молодого чеченца, чтобы тот до смерти перепугал Настю.

Первый: Это ее так зовут, да? Настя, а фамилия?

Дюк: Мироненко. Настя Мироненко. Химик отправил постороннего человека, потому что боялся засветиться. Он слышал, что его ищут, что многие влиятельные силы интересуются проектом «Апостол»... Но Химику было нечего предложить на продажу. Он думал, что это временно, и хотел напустить тумана, запутать людей... Создать миф вокруг себя. Он не шел ни на какие контакты — ни с арабами, ни с американцами...

Первый: Давайте вернемся к тому чеченцу.

Дюк: Да, к Черному Малику. Он поехал в Волчанск...

99
{"b":"184","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дочь болотного царя
Магическая академия строгого режима
Ее заветное желание
Цветок Трех Миров
Возвращение блудного самурая
Сестры из Версаля. Любовницы короля
НеФормат с Михаилом Задорновым
Академия пяти стихий. Возрождение
Девятнадцать стражей (сборник)