ЛитМир - Электронная Библиотека

Заседают большие начальники. Главный обращается к своей команде: «Ну, господа, все у нас с вами есть! Всего, чего хотели, достигли, и даже больше! Пора теперь подумать и о людях…» — «Вы абсолютно правы! — радостно замечает соратник. — Как вы думаете, душ по двести на каждого хватит?»

Светлова грустно усмехнулась, вспомнив этот анекдот.

— Только прежде, чем домой, сделаем небольшой крюк, — предупредила ее Алиса, когда они уже изрядно отъехали от дома Федуева. — Заедем ненадолго в наш районный центр, в Круглич.

— Круглич?

— Да, городок такой Круглич. Мне там кое-что забрать надо. У одного человека… Это близко!

Остановив машину в центре небольшого городка, Алиса ушла, а Светлова огляделась по сторонам.

Оказалось, что остановились они возле рынка.

Разложив на земле какие-то странные вещи — ношеную обувь, ножи для мясорубок, пожелтевшие кривые огурцы, — цепочкой стояли люди.

Это был «торговый ряд», в буквальном смысле слова. Замыкали «торговый ряд» два ребенка: девочка постарше и мальчик лет семи. За неимением, очевидно, другого товара в руках у мальчика был букетик ромашек. Букетик здорово сник, лепестки ромашек загнулись, опустились уныло обмякшие соцветия.

Задумчиво глядя на Светлову, мальчик откусил вдруг один цветок и принялся жевать.

— Ты чего цветы ешь? — прикрикнула на него сестра. — А ну плюнь!

Мальчик послушно плюнул, немножко о чем-то подумал, глядя вдаль на дивную красоту простора, и снова — то ли от скуки, то ли детский аппетит брал свое! — опять откусил от своего букетика, который никто так и не купил.

Мог бы нью-Адуев, Феликс Иванович, если бы захотел, приобрести в личное пользование десяток-другой душ? Аня смотрела на зияющие провалами окон — как после бомбежки! — дома райцентра Круглича, на мальчика, тупо жевавшего свои увядшие ромашки, и думала о том, что — запросто! Причем не слишком бы дорого ему это и обошлось.

Наконец Алиса вернулась, бросила на заднее сиденье какой-то сверток. И они поехали.

— А чего этот Круглич такой? — почему-то почти шепотом спросила Светлова, несколько пришибленная увиденным.

— Какой?

— Ну, будто его бомбили? Разрушенный, грязный?

Блондинка только махнула рукой.

— А… пошли они все! Живи, Аня, не оглядываясь по сторонам! Сейчас только так и можно! Здесь и сейчас!

— Алис, а что он воровал-то? — все-таки не выдержав, поинтересовалась у своей спутницы Светлова.

— Феликс Иванович-то?

— Ага.

— Федуев последние лет восемь руководил местным зодчеством в одном городе… Конкретно, как раз в этом самом Кругличе. А также курировал земельные отношения и строительство.

— Ах, вот что.

— Сама понимаешь, какая конкуренция среди многочисленных строительных фирм, стремящихся получить подряд.

— Догадываюсь.

— Как ты думаешь, кто выигрывал это соревнование?

Светлова промолчала.

— Верно! Те, кто отстегивал процент от суммы договора, десять-пятнадцать не меньше.

— Ну, понятно…

— Плюс вопросы с задолжностями местных предприятий в казну. Там такие мудреные системы взаимозачетов, что опять же Федуев внакладе не оставался. А суммы, которые взыскивались им за отведение участков под личные особняки? Ты представляешь, какие это деньги?

— Немного…

— Кроме того, Федуев ежемесячно обкладывал данью рынок, требуя «взносы» на благоустройство, хотя на это имеются соответствующие статьи в бюджете города. В общем, если посчитать все деньги, которые получил Федуев только на одно это «благоустройство», тут в Кругличе не помойка должна быть, а цветники, как в Версале!

— Ясно! — вздохнула Аня — Зато окинь взором владения Федуева! Как там писал Иван Андреевич? «А там и нивы с волнующимися разноцветными хлебами шли амфитеатром и примыкали к темному лесу…»

— У него и «темный лес»?! — не выдержала Светлова.

— А как же, миленькая! Столько лет, на такой должности и в такое горячее для страны время!

— Н-да… — Светлова задумалась. — И нивы, стало быть, амфитеатром… — пробормотала она.

— А ты еще, наивная, спрашиваешь, почему у нас тут не Версаль, а помойка?! — чертыхнулась Алиса.

Вылезая из машины, Светлова приподняла сверток, который Алиса бросила на заднее сиденье. Сверток был небольшой, но, как выяснилось, невероятно тяжелый… Слишком тяжелый.

«Ого! — только и подумала Светлова. — Вот так блондинка!»

* * *

Как и было обещано, к вечеру следующего дня Феликс Иванович пожаловал в гости к Алисе Викентьевне. Без Виктора.

— Это большая удача! — шепнула Светловой Алиса. — Обычно они редко расстаются.

Хозяйка вместе с Анной встречала гостя на крыльце.

Федуев, кряхтя, с явным затруднением, вынес из машины — дают себя знать поросеночки-то! — свои тяжеловесные телеса.

— Ну, голубушки, чем потчевать станете?

— Не обидим, Феликс Иванович, — заулыбалась гостеприимно Алиса. — А где ваш верный паж?

— Да отпустил я Виктора — родственников повидать. В отпуск.

— Ах, вот что!

И они все вместе двинулись в гостиную…

Алиса заваривала чай… А Светлова ничего лучше не могла придумать, как идти ва-банк.

Если Селиверстову было суждено погибнуть в Федуевке, то это могло быть делом рук только Виктора, производившего все-таки впечатление далеко не адекватного человека. Если совсем точно — садиста. Федуеву труп Селиверстова не нужен был совершенно. Ему на таких журналистов было плевать с высокой колокольни.

«Надо говорить с Федуевым откровенно. Другого выхода нет и другого случая, возможно, не представится», — решила Анна.

— Феликс Иванович, — начала она вкрадчиво. — Вы никогда не видели такого человека?

Аня протянула Федуеву фотографию Селиверстова.

Тот с удивлением взглянул сначала на Светлову, потом на снимок.

— Да нет, не видел, — зевнул Феликс Иванович. — Кто таков?

— Его фамилия Селиверстов.

— И что же?

— Он должен был к вам приехать.

— Когда?

— В прошлом году, тем летом…

— В прошлом году? — усмехнулся Феликс Иванович. — Что-то долго едет.

— И вряд ли теперь доедет, — заметила Светлова. — Его убили.

— Что это такое вы мне рассказываете? — недоуменно уставился на Аню Феликс Иванович.

— А вы не поняли? Вы только скажите: журналист с такой фамилией к вам приезжал? Он мог представиться вам тогда, как корреспондент журнала «Мой дом».

— Журнал «Мой дом»? Да нет, не припоминаю.

— Нет?

— Да говорю вам: нет!

— Как вы быстро ответили! Даже не задумываясь. А ведь могли позабыть?

Феликс Иванович только усмехнулся:

— Да я такие дела крутил, моя милая, у меня не голова — компьютер. Я никогда не могу позабыть.

— Напрасно вы отмалчиваетесь… Покрываете, — заметила Светлова.

— Я?! — возмутился Феликс Иванович.

— Вы только скажите, договаривались вы с Селиверстовым о встрече или нет? Вы-то тут, конечно, ни при чем… Скорее всего, это Виктор, — настаивала Светлова.

— Да чтоб я сгорел! — чертыхнулся вдруг явно потерявший самообладание Федуев. — Знать я не знаю никакого Селиверстова! И фамилии такой никогда не слышал, и не видел и никогда ни о чем не договаривался!

— Ой! — вдруг прошептала Алиса, глядя испуганно в окно.

Все повернули головы вслед за ней.

— Что это? — довольно испуганно прошептал вслед за ней и Феликс Иванович, мигом растеряв свою барскую вальяжность.

Небо за окном явно озарялось отсветом пожара…

— Ну, кажется, вы добились полного соответствия, милейший Феликс Иванович, — пробормотала догадливая Алиса.

— Что происходит?!

Федуев ошеломленно взирал на багряный край неба, как раз точно — ну, ровно в той стороне! — где находилась его Федуевка.

— А то и происходит… Ведь всем Адуевкам и Федуевкам, в конце концов, в наших-то краях пейзане пускали красного петуха… — вздохнула зеленоглазая блондинка.

— Петуха?

— Вас, кажется, подожгли, голубчик… Федуев выскочил из-за стола и с удивительной для такого толстяка ловкостью бросился к своей машине.

21
{"b":"1840","o":1}