ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы удивляете меня, Уэнди.

— Почему?

— Мне казалось, вы станете говорить о Рори другое — какой это ужасный ребенок, — чтобы я передумал везти ее в Чикаго.

— А что бы это изменило?

— Разумеется, ничего.

— Тогда зачем попусту тратить время? — Посадив малышку на ее детский стульчик, она окинула комнату прощальным взглядом. Это уже больше не была детская комната, несмотря на оставшуюся кроватку; все игрушки и одежда Рори были упакованы и готовы к отправке.

Уэнди сделала глубокий вдох и направилась к двери. Небольшой чемодан для нее, два больших чемодана и сумка для Рори. Вся жизнь ребенка упакована.

Она ожидала, что Мак начнет возмущаться, но он спокойно наблюдал за тем, как шофер такси ловко укладывал чемоданы в багажник.

— Хорошо, что у меня только сумка с бельем и портфель, — наконец сказал он. — Или это общее правило, что чем меньше человек, тем больше у него багажа?

Уэнди скользнула по нему взглядом.

— Я подумала, что если у Рори будут хотя бы собственные игрушки для начала…

Ей показалось, что она увидела мягкую улыбку в уголках его губ, но, прежде чем успела убедиться в этом, он отвернулся и поднял чемодан.

* * *

В аэропорту на посадочной площадке толпились люди, и Уэнди в ужасе озиралась. Глупо было надеяться на полупустой самолет перед самым Рождеством. Мысль о том, что Рори будет кричать три часа подряд, не покидала Уэнди ни на секунду. Не паникуй раньше времени! — приказала она себе. Пока Рори вела себя хорошо, хотя явно была перевозбуждена всем этим шумом и суматохой.

Мак заказал им места в салоне первого класса, где было не так людно, и когда все пассажиры расселись, Рори, казалось, тоже немного успокоилась. Но хотя она и взяла свою бутылочку, изменение давления воздуха при взлете, похоже, мучило ее. Она затыкала ушки, жалобно хныкала, и только на полпути к Чикаго Маку удалось усыпить ее — он откинул свое кресло и положил Рори к себе на грудь. Наверное, ребенка успокоило его тепло и ровный стук его сердца, подумала Уэнди.

Мак тоже заснул, оставив ее наедине с собственными мыслями. Какое-то время она смотрела на кудрявые облака далеко внизу, гадая о том, какой прием ее ожидает в Чикаго. Рори ждут объятия, слезы и бурная радость. Ее ждет…

И все же, даже если каждая минута ее пребывания будет невыносимой, она нисколько не жалела о своем решении принять вызов Мака и поехать с ним. Так она сможет сама увидеть, какой будет новая жизнь Рори. Это лучше, чем сидеть в Финиксе и нервничать, не зная, хорошо ли обращаются с ребенком.

А если обстановка в новом доме окажется для Рори неблагополучной? Ну, она что-нибудь придумает. Она не была уверена, что именно, но попытается.

Стюардесса остановилась около нее.

— Какой у вас прелестный ребенок! — сказала она приглушенным голосом, чтобы не потревожить сон Мака и Рори. — Малышка очень похожа на папочку.

Уэнди ответила слабой улыбкой. Мужчина, женщина и ребенок летят вместе, стюардесса сделала естественный вывод; к чему было что-то объяснять?

Пилот бодро объявил, что из-за небольшого снегопада и порывистого ветра в Чикаго им придется покружить некоторое время в воздухе перед посадкой.

Мак открыл глаза и сменил положение, чтобы покрепче обхватить Рори другой рукой.

— Как раз по нашему курсу. А я-то надеялся, что мы прорвемся сквозь эту бурю.

— А я даже не знала ни о какой буре, — произнесла Уэнди. — Это может оказаться серьезным?

— Трудно сказать. Чикаго знаменит своими снегопадами. Я как-то летел из Детройта, и нам пришлось кружить над аэродромом в течение трех часов и наконец приземлиться снова в Детройте. Может, задержимся на полчаса, а может, приземлимся где-нибудь в другом месте. Единственное, что я знаю наверняка, — это то, что в Финикс мы не вернемся, потому что не хватит топлива.

Они кружили уже почти полчаса, когда пилот объявил куда менее бодрым голосом, что из-за снега видимость в аэропорту упала ниже минимально необходимого для посадки уровня, поэтому они берут курс на аэропорт в сотне миль к западу от Чикаго.

Вздрогнув, Рори проснулась и расплакалась, словно это объявление было для нее личным оскорблением.

— Дайте мне девочку, — попросила Уэнди, и Мак без колебаний передал ей ребенка. — Разве в самолетах нет специального оснащения для подобных ситуаций? — Уэнди поискала в сумке бутылочку. — Они же летают в темноте.

— В темноте вы можете видеть огни, — рассудительно заметил Мак, — но в снег или туман вам ничего не видно. — Ему пришлось повысить голос, чтобы перекричать Рори: — Что с этим ребенком?

Его раздражение неожиданно подняло Уэнди настроение. А то она уже начала думать, что он метит в святые.

— Вероятно, болят ушки, — объяснила она. — Разве вы не ощущаете изменения в атмосферном давлении?

— Думаю, я настолько привык к этому, что не обращаю внимания.

— А Рори не привыкла. И она не знает, как с этим справиться. Попросите, пожалуйста, стюардессу подогреть ее бутылочку.

Рори плакала, пока не почувствовала во рту соску и не начала жадно есть.

— Благословенная тишина, — вздохнул Мак и протянул ребенку палец. Она крепко его обхватила и уставилась на Мака.

Его локоть покоился на подлокотнике, разделявшем их кресла. Уэнди украдкой взглянула на него. Он выглядел измотанным. Она была уверена, что сказывалось напряжение полета. Вероятно, он также испытывал некоторое разочарование, поскольку Рори ясно дала понять, что она не идеальный ребенок с упаковки детского питания.

Словно почувствовав на себе ее взгляд, Мак поднял голову и встретился с ее глазами. А он очень привлекательный мужчина, подумала Уэнди и тут же одернула себя: не будь идиоткой, красивое лицо еще ни о чем не говорит.

— А чем вы занимаетесь в Финиксе? — спросила она, прежде чем поняла, что это не самый тактичный вопрос. — Извините. Не мое дело.

Он слегка поднял бровь.

— Не вижу, что тут такого, — мягко сказал он. — Только действительно ли вам интересен ответ? «Группа Берджесса» вложила там средства в развитие одной фирмы. А поскольку это предприятие более рискованное, чем обычные наши вложения, я присматриваю за тем, как идут дела. Боюсь, все это не очень увлекательно.

Она устроила Рори у себя на плече, и когда Мак убирал палец, рука его коснулась щеки Уэнди. Он, похоже, не заметил этого, но его прикосновение огнем обожгло Уэнди. Он перегнулся через нее, чтобы посмотреть в иллюминатор. Шум двигателей изменился; они приближались к цели. Внизу были видны огни. Рори захныкала, и Уэнди похлопала ее по спинке, ласково нашептывая:

— Еще несколько минут, дорогая, и мы будем в безопасности, на земле.

— Ненадолго, — добавил Мак.

Она зачарованно наблюдала за тем, как самолет подруливает к терминалу. Ей случалось видеть снег, но такого — никогда. Казалось, миллионы крошечных белых снежинок безмолвно атакуют иллюминатор.

По внутренней связи раздался голос стюардессы:

— Пожалуйста, оставайтесь на местах, пока моторы не будут выключены. Мне сообщили, что в центре терминала будет работать станция помощи для размещения пассажиров и обеспечения необходимой информацией.

— Черт, — сказал Мак, — этого я и боялся.

Уэнди была озадачена.

— А что вам не нравится? Ведь они же могли бросить нас на произвол судьбы.

Самолет подрулил к терминалу, и ворота стали медленно раскрываться. Мак встал и начал снимать с полки их плащи. Уэнди неохотно прервала кормление Рори и убрала бутылочку. Когда моторы заглохли, она снова усадила Рори на детский стульчик.

— Наденьте плащ, — сказал Мак.

— Но ведь нам только пройти от самолета к терминалу.

— В переходе будет холодно.

Уэнди послушно передала ему ребенка и натянула плащ. Мак проигнорировал протесты Рори и завернул ее вместе со стульчиком в одеяло.

Он не шутил. От ледяного воздуха в переходе у Уэнди едва не перехватило дыхание.

— Понимаю, что вы хотели сказать, — выдохнула она и поспешила к зданию.

8
{"b":"18400","o":1}