ЛитМир - Электронная Библиотека

Их беседу прервал один из давних поклонников Элисон. Он подошел уговорить героиню сегодняшнего вечера сесть за столик для особо важных гостей, так как это вполне соответствовало бы ее заслугам. Речь мужчины была восторженной, его слова выдавали неподдельное восхищение, которое он испытывал к Элисон.

— Благодарю вас, но мне не хочется быть все время на виду, — отшутилась Элисон.

— А ваш знаменитый муж здесь? — продолжал расспросы бывший поклонник. — Мне не терпится познакомиться с этим героем, спасшим жизнь матери и ребенка.

“Рейтинг сюжета “Ребенок из зоопарка” явно побил все рекорды, — подумала Элисон. — По-моему, все население Чикаго уже просмотрело его не по одному разу”.

— Вы правы, Логан — настоящий герой, — с гордостью за мужа ответила она. — Но он очень занят на работе и вряд ли сумеет вырваться…

— Слава Богу, успел как раз вовремя, — нежно проворковал за ее спиной запыхавшийся доктор Кавенаг. Рука его ловко подхватила бокал, который уже начал падать из рук жены.

“В смокинге он еще красивее”, — с удовольствием отметила про себя Элисон.

— Что ты… И где твои родители? Нельзя же… — сбивчиво забормотала она.

— Мама и папа в баре, дорогая.

— А билеты? Откуда они у тебя? Ведь их так трудно достать! — Элисон наконец-то обрела дар речи.

— Один одолжил у Сью, другой — у Кит, — невозмутимо пояснил Логан.

— Ax вот почему они без мужей сегодня!

— Не знаю, милая. Но я сделал все, что мог, чтобы мои родители попали сюда. А мой билет ты никому не отдала?

— Конечно, нет.

Ласковая улыбка тронула губы Логана, и сердце Эдисон забилось с новой силой.

— Иначе тебе пришлось бы сидеть у меня на коленях, а обед бы нам дали один на двоих, — пошутил он.

Подошли родители Логана с бокалами шампанского в руках. Выглядели они просто потрясающе: отец — в элегантном смокинге, а Камилла — в чудесном длинном розовом платье, которое очень шло к ее серебристым волосам. Та тщательность, с которой были выбраны туалеты, .явно свидетельствовала о том, что решение прийти на банкет было принято задолго до сегодняшнего вечера.

— Дорогая, пожалуйста, не сердись, что мы тут, — мягко обратилась и Эдисон Камилла. — Логан говорил, что ты не хотела, чтобы мы здесь скучали. Но, доченька, разве может для нас быть неинтересной твоя первая режиссерская работа?

— Да, только мой ролик вряд ли можно назвать голливудским шедевром, Камилла, — оправдывалась Эдисон. — Очень не хочется, чтобы вы во мне разочаровались.

— Господи! Разочаровались? В тебе? — В голосе Камиллы звучал неподдельный ужас.

В этот момент в душе Элисон что-то оборвалось. Кусочек льда с острыми краями, пролежавший там многие годы, внезапно начал таять.

“Вот такой, очевидно, и должна быть настоящая семья”, — с благодарностью подумала Элисон.

Поддержка и одобрение Камиллы согревали ее весь вечер. А когда погас свет и ожили телеэкраны, Логан бережно взял ее руку и зажал в своих ладонях.

Перед зрителями замелькали виды Чикаго: город в снегу, каскады разноцветных осенних листьев, ожидание чуда весны и первые распустившиеся почки на деревьях. Элисон удалось главное: передать свою любовь к городу и заразить зрителей теми же чувствами. На экране мелькали не только пейзажи: сюжет не оставлял сомнений в промышленной мощи и интеллектуальном потенциале Чикаго, удобстве и отлаженности работы транспорта и в еще более многообещающем будущем. Когда экраны погасли, все приглашенные были убеждены, что живут в самом прекрасном городе мира. Мгновение в зале царила тишина, а затем все три тысячи гостей вскочили на ноги и бурно зааплодировали.

Для Элисон же имели значение лишь теплая улыбка Камиллы и ласковые слова Логана. “Совсем неплохо, дорогая”, — нежно прошептал ей на ухо муж.

Поддержка Логана и Камиллы убедила ее в том, что главную и самую важную награду она сегодня уже получила.

* * *

Этой ночью она вновь несла во сне торт, но теперь уже с четырьмя свечками. На этот раз ей удалось донести его до именинницы — девочки с красивыми черными локонами и большими зелеными глазами, в которых звездочками отражались огоньки свечей.

Зеленые глаза… Раньше сны Элисон были черно-белыми, словно старое кино, теперь же видение было цветным и очень ярким.

Ребенок завороженно смотрел на торт.

— Улыбнись папочке, солнышко, — услышала Элисон позади себя.

Девочка радостно улыбнулась, а Элисон обернулась, чтобы увидеть отца ребенка.

В этот момент она проснулась с твердым убеждением, что фотоаппарат держал Логан. Из глаз ее хлынули слезы, заливая подушку и разметавшиеся во сне локоны.

“Иногда мне кажется, что тебе никто не нужен”, — внезапно всплыли в памяти слова Кит.

“Нет, это неправда. Я очень хочу любить и быть любимой”, — возразила бы сейчас подруге Элисон.

Сначала ей казалось, что она хочет только ребенка. Но со временем она поняла, что глубоко заблуждалась. Разумеется, Элисон обязательно станет матерью. Но этого недостаточно для счастья. Ей нужен Логан.

— Проснулась? — Голос мужа прозвучал неожиданно совсем рядом.

Элисон замерла. Боже, она совсем позабыла, что сегодня они ночуют в одной спальне. Когда она укладывалась спать, муж был еще внизу, разговаривал по телефону с одной из пациенток. Возможно, он даже потом ездил в клинику. Так что засыпала она одна.

— Мне снился кошмар, — пробормотала Элисон.

— Дорогая, ты металась во сне и что-то кричала. — Он приподнялся на локте.

В полумраке спальни Элисон разглядела взъерошенные волосы, сонные глаза и сильные мускулы. Ладонь мужа ласково утерла ее слезы.

— Ты звала какого-то ребенка, — уточнил Логан. — Давно эти сны?

— Да.

Элисон привстала и задела его плечо. Через секунду ее словно невидимым покрывалом обволок нежный аромат его одеколона. Он придвинулся ближе, но не дотронулся до нее. Они оба физически ощущали возникшее между ними многовольтовое напряжение.

— Ты предлагаешь попробовать завести ребенка традиционным способом? — тихо спросила Элисон.

— А разве ты этого не хочешь? — Голос Логана был хриплым, его прикосновение обожгло Элисон.

“Приглашая в дом его родителей, ты знала, что все именно так и случится”, — строго сказала сама себе Элисон.

Но что-то удерживало ее от решающего шага, не давало всецело отдаться любви. Что-то глубоко скрытое в сознании.

— Нет, — после долгой паузы наконец сказала она. — И я уже объясняла, почему. — Голос ее сорвался, в нем не чувствовалось прежней уверенности.

— Тебе нужен мой письменный отказ от прав на ребенка под подушкой, чтобы спокойно предаться наслаждению? — весело спросил Логан.

— Ты знаешь, что суд все равно будет на твоей стороне и никакая бумага мне не поможет, — сухо ответила Элисон, хотя в глубине души ее терзал совсем другой вопрос: “Что ему от меня нужно: сиюминутное удовольствие или нечто большее?”

— Хорошо. Ты сделала свой выбор, и я ему подчиняюсь, — сдержанно, но очень твердо проговорил Логан и отвернулся.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Элисон могла поклясться, что не сомкнула глаз после разговора с Логаном. Ближе к утру зазвонил телефон, и его назойливая трель вывела ее из состояния полусна-полузабытья. Она услышала хриплый голос мужа.

— Да, сейчас приеду, — сказал он и начал диктовать по-латыни названия каких-то медицинских препаратов.

Элисон приоткрыла глаза и увидела, что за окном светает. Она села в кровати, подложив под спину подушку, и наблюдала, как одевается Логан. Она залюбовалась его широкими плечами, развитой мускулатурой, узкими бедрами и стройной талией. А муж, казалось, не замечал ее взгляда, целиком поглощенный натягиванием брюк и рубашки. Он так ни разу и не взглянул на жену.

Элисон взяла книгу и, раскрыв ее, положила себе на колени. Каждый нерв ее был напряжен, ей хотелось спрятаться с головой под одеяло. Но проявить такую слабость при Логане она себе позволить не могла.

26
{"b":"18401","o":1}