ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

То, подумала она, почуяв недоброе при виде идущего к ней через атриум Остина, хозяин решит в последний момент подправить меню или добавить новые игры в программу. Впрочем, ее ничуть не заденет, если он решит отменить все мероприятие.

Она не взглянула на него, а занялась серебряными колокольчиками и ленточками на елке.

— Если что-нибудь не нравится, лучше молчи, сказала она. — Уже поздно исправлять.

Краем глаза она заметила, что он осматривается вокруг, словно все впервые видит.

— Нет, здорово. Я пришел спросить, не надо ли помочь.

— Это было бы кстати на прошлой неделе, съязвила она, — хотя бы вчера. А сегодня — просто не мешай.

— А как насчет потом?

— После вечеринки? — она зорко глянула на него. Не будешь ли так любезен выразиться яснее?

— Я просто спросил, не помочь ли с уборкой после вечеринки. Не стоит волноваться, гадая о скрытых мотивах, Пейдж. Ты ясно дала понять, что не хочешь и слышать о моем предложении.

Она вновь обрела способность трезво мыслить.

Остин, в конце концов, не так уж глуп. Он понял, что не стоит настаивать, если это ничего не изменит.

И неважно, что в глубине души ей хотелось, чтобы он был все так же настойчив.

— Я уже договорилась об уборке — мне останется лишь проконтролировать работу. Как только все будет сделано, я отправлюсь домой, принять пенную ванну с пузырьками, и буду целыми днями сидеть дома.

Вот так-то, подумала она. Из этого он должен понять, что она и не думает просить его торчать здесь, чтобы составить ей компанию.

— Какая ты деловитая, — пробормотал он.

Пейдж поняла, что он произнес это не в качестве комплимента.

— И изобретательная, — сладко пропела она. — Разве тебе не нравится, как ловко я превратила стол для охраны в подставку для елки? Прямо в центре — место лучше не придумаешь. Вдобавок я сэкономила «Тэннер» кучу денег, купив елку поменьше, а выглядит она так же здорово, как если бы в ней было двадцать пять футов.

— Похоже, охране это не очень нравится.

— Жаль. Скажи им, чтобы бросили изображать из себя секретных агентов и повеселились.

Жаль, что ей мало проку от собственных советов. Но еще столько надо сделать, а в свободные минуты нет передыха от потока воспоминаний.

Она смотрела издали, как Дженнифер забралась на колени к Санта-Клаусу, и гадала, о чем это она попросила на Рождество. Она видела, как девочка помчалась к отцу, и ревность болью отозвалась в сердце, когда тот подхватил ее на руки с любовью, которой наполнено было каждое движение.

Я приняла единственно правильное решение, твердила она. Было бы мучительно жить с ним, любя его и понимая, что он не любит меня.

Последние из уборщиков завершили свое дело; ушел последний грузовик, полный мусора. Пейдж в полной тишине еще раз осмотрелась, чтобы не осталось ни клочка бумаги, ни смятой ленты, ни нитки блесток.

Елку сняли со стола и отодвинули под пролет лестницы, чтобы не мешалась. Охранник молча прошел по атриуму и с профессиональной подозрительностью глянул на Пейдж.

Она оделась и вышла и, не веря своим глазам, обнаружила пустое место на парковке, где оставила свой «минивэн».

Не может быть, чтобы его угнали, твердила она себе. Ни один угонщик, если он в своем уме, не позарился бы на старый «минивэн», когда вокруг полно куда более дорогих средств передвижения.

Но он исчез, и в том нет сомнения.

Позади открылась дверь, и, радуясь, что не поддалась соблазну скорчить охраннику рожу, она повернулась, чтобы попросить о помощи.

Остин проговорил:

— Ты была права насчет наемной бригады уборщиков. Все блестит как никогда.

Пейдж удивленно моргнула.

— Я думала, ты давно уехал.

— Остались кое-какие дела, поэтому Кэсси взяла с собой Дженнифер. Уговоры не потребовались, сухо заметил Остин. — Я думал, ты прямиком поедешь домой принимать ванну с пузырьками, как только закончишь.

— Не могу, — с горечью произнесла Пейдж. Увели мой «минивэн».

У Остина удивленно взметнулись брови.

— С места парковки «Тэннер»?

— Вот и говори после этого о своих хваленых охранниках!

— В этом наверняка все дело. Ты получала визитную карточку для машины?

У Пейдж отвисла челюсть.

— Ты что, шутишь?

— Бьюсь об заклад, охрана отбуксировала его.

Нет ни карточки, ни номера служащего.

— Черт бы побрал твою охранную систему! Это они поквитались со мной за елку, ведь так?

— Елка и вправду оказалась прямо у них на дороге, — резонно заметил Остин. — Могу подвезти.

— Пусть твои хулиганы вернут мою машину.

— Если он где-то заперт, то до понедельника его не вызволить. Могу подвезти тебя.

— Подвези меня в агентство по прокату машин, любезно предложила Пейдж. — И оплати счет.

— Справедливо. Но в выходные лучше сначала договориться по телефону, иначе получишь малолитражку, в которую не забраться твоей маме. Пойдем.

Вопреки здравому рассудку Пейдж дала взять себя под руку. Войдя, она направилась прямиком к столу охраны. Охранник испарился — видно, совершает обход. Вот если бы достать телефонный справочник…

— Когда я делал тебе предложение, Пейдж, — тихо произнес Остин, — я говорил серьезно.

— Как лестно!

Она увидела справочник, но до него было не дотянуться.

— Я говорил правду. Но не всю правду…

— Замечательно. Ты не мог бы достать справочник?

— Мог бы, но не стану. Всего полчаса, Пейдж, даю слово. Дай мне полчаса, а потом я отвезу тебя домой, или вызову такси, или сделаю все, что ты пожелаешь.

— И, полагаю, разговор на этом завершится?

— Ты действуешь как пытка водой, ты знаешь об этом? Никак не отвяжешься. Ладно, даю тебе полчаса.

Она потянулась изо всех сил и достала до справочника кончиками пальцев.

— Я сделал тебе предложение потому — хотя мне не хотелось в этом признаваться даже себе, — что люблю тебя, Пейдж.

Рука, на которую она опиралась, вдруг поехала по скользкой поверхности стола, и она бы упала лицом вниз, не подхвати ее Остин.

Он вернул ее в сидячее положение, но не отвел руки с ее талии, а только придвинулся ближе, пока их лица не оказались совсем рядом.

— Самой большой моей ошибкой было то, что я оставил тебя, когда уехал из Денвера. Я не только люблю тебя… — он заговорил хрипловатым шепотом, — я и не переставал любить тебя.

Пейдж, придя в ярость, забарабанила по его груди. Он не шелохнулся.

— Ты надеялся, что я поверю? Ты женился на Марлис Говард. У тебя ребенок…

— Говоря по правде, нет.

— О чем ты говоришь? Дженнифер не плод моего воображения.

— Я хочу сказать, что я не был женат на ее маме.

Пейдж прямо-таки вскрикнула:

— И мне от этого должно быть легче? Что ты не удосужился жениться на матери своего ребенка?

— Видишь ли, Марлис была моим хорошим другом…

— Куда уж лучше, — пробормотала Пейдж. — А теперь, если не возражаешь…

Она попыталась слезть со стола, но Остин не пустил.

— Ты обещала мне полчаса.

— На оправдания уйдет уйма времени, Остин.

Ты заблуждаешься, надеясь уложиться в оставшиеся двадцать минут.

— Просто дай мне рассказать, что произошло.

Пейдж увидела решимость в его лице и уступила. Она стянула с себя пальто.

— Я встретился с Марлис, когда подавал заявление о приеме па работу в Филадельфии.

— Из-за которой ты и бросил меня, — сказала Пейдж, намеренно растравливая старую рану, чтобы оставаться начеку.

Он кивнул.

— Она была менеджером по кадрам, у нее я и проходил собеседование. В городе у меня не было ни друзей, ни знакомых, и до меня только начинало доходить, что я изрядно испортил себе жизнь. А ей было в то время одиноко.

— Остин, если ты опять за старое…

— Я не оправдываюсь, а объясняю. По работе Марлис должна была подбирать сотрудников, но в личной жизни подходила к людям явно не с теми же мерками, потому что, когда призналась приятелю, что беременна, тот исчез с горизонта.

— И ей, конечно же, нужен был друг. — Пейдж и не скрывала сарказма.

28
{"b":"18402","o":1}