ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пейдж вздохнула. Отступать было некуда. Уж Кэсси с Сабриной об этом позаботились.

— Сабрина знала, что на тебя можно рассчитывать — либо в том, либо в другом. Так что ты выбираешь, Пейдж?

Глава 4

Пейдж позвонила в дверь квартиры Остина.

Она не была уверена, что поступила правильно, но нисколько не жалела о вечеринке у Сабрины. В тесной компании куда проще проговориться. Пейдж не столь эгоцентрична, чтобы думать, будто окружающим только и дела, что смотреть на нее; однако всеобщее внимание будет явно приковано к Остину — новому человеку, «темной лошадке». Подмечаться будет то, как он ведет себя с каждым из гостей. Прояви он холодность к Пейдж — и все заинтересуются, с чего бы. А если — упаси господи наоборот… Пейдж и думать не хотелось о том, на что способна Сабрина, если переусердствует в своем стремлении сосватать пару.

Но с другой стороны, у нее ведь нет навыков общения с маленькими детьми. Ей не раз приходилось развозить детей клиентов по школам, занятиям и к врачам, но это не то, что развлекать пятилетнюю девочку весь вечер.

Пейдж подняла руку, чтобы позвонить еще раз.

Но не успела она нажать на кнопку, как дверь открылась, и пред ней предстал Остин в безупречно сшитом смокинге. Он слегка приподнял брови, оглядывая ее.

Это разозлило Пейдж.

— Разве Сабрина не предупредила, кто присмотрит за ребенком?

— Да, конечно, — ответил он. — Я не удивился, увидев тебя, Пейдж. Просто не ожидал, что ты собираешься остаться так надолго.

Пейдж почувствовала, что краснеет. Она скинула набитую кожаную сумку с плеча; ей хотелось со стуком бросить ее посреди прихожей.

— Как раз наоборот, — решительно заявила она, мне хотелось повесить крючки и полки для Дженнифер сегодня, чтобы не приходить еще раз.

— Разумно, — пробормотал Остин.

— Спасибо, что оценил, — Пейдж порылась в боковом кармашке сумки и извлекла ключ.

Остин и шагу не сделал, чтобы взять его.

— Что это?

— Я забыла вернуть его управдому в тот вечер, когда закончила работу, а сегодня ее не было. Может, вам пригодится лишний.

— Лучше оставь его сегодня себе, вдруг понадобится выйти.

— Зачем? Едва ли Дженнифер захочется гулять на дворе мороз.

Она скинула пальто, и Остин повесил его в шкаф.

По коридору прошлепали маленькие ножки, и детский возбужденный голосок воскликнул:

— Она пришла?

Дженнифер с разбегу бросилась к отцу. Остин подхватил ее, поставил и положил руки на плечи, чтобы утихомирить.

— Только не говори, что я нашла почитателя, пробормотала Пейдж. Ей стало неловко. Чем, скажите на милость — помимо того, что не стала трепать девочку по головке, заслужила она такой радостный прием?

— В данном случае — воздержусь, — сухо заметил Остин.

Пейдж прислушивалась к его советам поужинать и вовремя лечь спать, но они, казалось, неслись издалека, потому что ей все не давала покоя прозвучавшая в его голосе насмешка. Он досадовал на то, что его дочь привязалась именно к ней?

Может, опасается, что бывшая жена использует это в каких-то своих целях?

Наконец Остин надел пальто и поцеловал Дженнифер на прощание. После его ухода девочка целую минуту молча стояла посреди прихожей, разглядывая Пейдж. Наконец спросила серьезно:

— А что должны делать бэби-ситтеры?

Что бы это значило? Ребенок просто выведывает, что ей сулит совместное времяпрепровождение, или клонит к тому, чтобы заняться чем-то рискованным?

— Думаю, это зависит от самого бэби-ситтера, ответила Пейдж. — И от ребенка, естественно. Сегодня мы будет переделывать шкаф, как ты и просила, — так что, если ты откроешь мою хозяйственную сумку и выберешь крючки, я начну крепить их.

Дженнифер плюхнулась на пол и потянула на колени тяжелую сумку.

— У меня не было раньше бэби-ситтеров, — призналась она. — А почему их так называют? Я уже не маленькая.

"

У Пейдж от неожиданности отвисла челюсть.

Как же может ребенок главы корпорации, загруженного работой, — вдобавок отца-одиночки — и понятия не иметь о бэбби-ситтерах?

Ты забыла о ее матери, одернула себя Пейдж. И если жена Остина умерла совсем недавно…

Но и это не дает ответа на вопрос. Безусловно, мама Дженнифер частенько сопровождала его в командировках, на приемах. Так кто же оставался с Дженнифер?

Пейдж достала из сумки дрель и вынула из шкафа вещи, чтобы определить, где лучше разместить крючки.

Наконец ее осенило. Как же она не подумала о няне!

— Бьюсь об заклад, у тебя была няня. Это то, же, что и бэби-ситтер, только постоянная.

— А, — в голосе Дженнифер чувствовалось разочарование.

Пейдж пыталась подавить улыбку.

— А почему твоей няни нет здесь?

— Она не поехала с нами, — неопределенно ответила Дженнифер. — Папа сказал, что она устала, потому что не отлучалась от меня после смерти мамы.

— Ее можно понять. Только вот она ушла навсегда или просто взяла отпуск?

— Ее звали Марлис Говард, — продолжила Дженнифер.

— Няню?

— Нет, маму.

Марлис, повторила про себя Пейдж, Марлис Говард. Это ни о чем ей не говорило; она не могла припомнить, чтобы за время их недолгого брака Остин хоть раз упоминал это имя.

Конечно, в те полные смятения две недели до того, как он покинул Денвер и ее саму, все мысли Пейдж были заняты внезапно обострившейся болезнью матери. Он мог бы приводить в дом целые полчища танцовщиц — она и этого бы не заметила.

Даже если бы и говорило — что она могла поделать? Было уже поздно. Никакая волшебная палочка не могла поставить па ноги Эйлин, да и оставь она мать и отправься с Остином — это была бы только видимость брака. Так не могло бы длиться долго; он ведь сам признал, что уже был знаком с Марлис Говард, когда ушел от Пейдж.

И так близко, что взял ее с собой.. Так близко, что она стала матерью его ребенка.

Пейдж тщетно пыталась подавить горькую обиду. Все уже в прошлом, твердила она, мысли об этом только бередят душу.

Она вновь подумала о Дженнифер. Не странно ли, что девочка назвала девичью фамилию матери?

Хотя, может, та слишком ценила независимость. Не потому ли Остин мрачно упомянул о перемене фамилии, не без злорадства подумала Пейдж, что первая жена потребовала вернуть прежнюю фамилию при разводе, а вторая вообще не стала менять свою?

Отбрось пустые домыслы. Ты ничего этим не добьешься.

— Красивое имя, — отозвалась Пейдж. — Подай мне, пожалуйста, черную коробочку из бокового "кармана.

Дженнифер принялась копаться в сумке.

— Ты имеешь в виду телефон?

Сотовый телефон был старой модели и слишком тяжел для маленьких ручек. Он выскользнул и упал на пол с глухим стуком.

Пейдж чуть не выругалась, но вовремя спохватилась.

Дженнифер готова была расплакаться.

— Я не нарочно.

— Знаю, дорогая. Но эта проклятая штука побывала в ремонте всего две недели назад, потому что я уронила ее в банку с краской. Услышав, что Остин возвращается в Денвер.

— Он испачкался? — Дженнифер нажала кнопку, и телефон запищал и засветился.

— Положи его в сумку. А мне достань коробку со сверлами, чтобы проделать дырку в стене для крючков. Посмотри, может, я положила ее в другой карман.

Дженнифер наконец-то нашла коробку, и Пейдж прикрепила первый крючок. Когда она протянула руку за вторым, Дженнифер спросила:

— А нам вправду надо делать крючки?

— Ведь ты сама просила.

— Да, но сейчас мне хочется почитать, — решительно заявила девочка. — Мне уже надоело, и на полу сидеть холодно.

— Возьми подушку. Почитаем позже, а сейчас надо доделать это.

— Вот и папа мой такой же, — пожаловалась Дженнифер.

Пейдж не удивило, что для Остина главное — работа. Природу не изменишь, подумала она, но сердце сжалось от печали в голосе ребенка.

И что это ей непременно захотелось прикрепить крючки и полки сегодня? У нее и вправду полно дел: до конца праздников ей никак не втиснуть в свой расписанный график дополнительную работу, а потому имеет смысл с пользой провести время.

9
{"b":"18402","o":1}