ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, это для тебя, — сказал Бен. — Потому что у нашей любимой девочки в следующем месяце будет день рождения.

— Не напоминай лучше.

— А что ты хочешь получить на день рождения, мама?

Она с нежностью обняла сынишку. Стоя на краю ванны, он был почти одного роста с ней, и Линдсей вдруг представился день, когда ее Бип действительно вырастет и ему придется наклоняться, чтобы обнять свою мать. Ее немного испугала мысль о том, что это наступит очень скоро.

— Ничего, мое солнышко. У меня есть ты, а это лучший подарок на свете. А теперь помойте руки, и можем приниматься за жаркое.

Бип радостно улыбнулся.

— Не можем. Ты же сказала починить кран. Дедушка вынул шайбу, и кран теперь не работает.

Линдсей взъерошила ему волосы и весело пригрозила:

— В таком случае придется вытащить вас во двор и искупать под шлангом.

Бип взвизгнул в притворном ужасе и бросился бежать в кухню. Линдсей — за ним. Бен, качая головой, вышел последним.

Жаркое заслужило всеобщее одобрение, хотя Бип, кажется, больше говорил, чем ел. В его рассказах преобладал Гибб, и Линдсей несколько раз замечала на себе задумчивый взгляд отца. Но до самого десерта Бен не сказал ни слова об этом. Наконец Бип попросил разрешения выйти из-за стола и вернулся к своему компьютеру.

Когда из соседней комнаты снова послышался писк и визг динамиков, Линдсей налила отцу вторую чашку кофе и села напротив.

— Все очень серьезно, не так ли? — сказал Бен.

Линдсей утвердительно кивнула.

— Гибб действительно рассказывал Бипу о фабрике?

— Насколько я понял, он не сказал ничего нового, что не знали бы все. Бип в основном рассказывал мне о фильме, который они с его няней смотрели вчера вечером.

— И конечно, который я ему смотреть бы не разрешила.

— Конечно. Там, судя по всему, были сплошные взрывы, аварии, стрельба и парочка похищенных детей для полноты картины. Линдсей, так что ты намерена делать?

Она не стала делать вид, что не понимает.

— Насчет Гибба? Не знаю. Беда в том, что он-то всего-навсего подарил Бипу воздушного змея взамен сломанного. Для него это, как и для любого взрослого человека, не составило труда.

Бен отпил немного кофе.

— Мне надо съездить в магазин за новой шайбой для крана. Взять Бипа с собой?

— Чтобы я могла беспрепятственно пойти и поговорить с Гиббом? — догадалась Линдсей. Да, это было бы лучше, чем беседовать с ним в твоем офисе. Спасибо, папа.

Бен допил кофе — слишком быстро, на взгляд Линдсей, — и сказал Бипу, чтобы тот заканчивал играть и собирался с ним в магазин.

— А можно я в игрушечном отделе выберу что-нибудь? — спросил Бип, когда они уже выходили. Линдсей почти машинально ответила:

— Папа, у него все есть.

Бен не ответил и только махнул рукой.

Линдсей автоматически закончила уборку на кухне и наконец заставила себя выйти на улицу, пересечь площадь и подняться наверх, к двери квартиры Оливеров.

В поступке Гибба не было ничего сверхъестественного, и объяснить ему, что он значил для ребенка, представлялось Линдсей сложной задачей. Гибб и понятия не имел, какую цепную реакцию повлек за собой его подарок. И Линдсей понимала, что в конце концов покажется ему просто нервной мамашей, трясущейся над своим сыном по поводу и без повода.

Она позвонила в дверь и, ничего не услышав, с облегчением было подумала, что Гибба нет дома, когда дверь вдруг бесшумно открылась.

Гибб молча и вопросительно глядел на Линдсей, словно чего-то ожидая.

Внезапно Линдсей стало трудно дышать. В его взгляде было что-то, что сбивало ее с мыслей и лишало решимости. Словно в этом мужчине была взведена какая-то пружина — некая сила, подавляемая до поры до времени волей своего хозяина, но готовая при первом же неосторожном слове или поступке вырваться наружу.

Гибб удивленно поднял брови.

— Извини, что беспокою тебя, — с трудом выговорила Линдсей, — но не мог бы ты уделить мне несколько минут?

— Конечно. — Он отступил от двери, пропуская ее внутрь. — Не хочешь кофе? Или вина? Боюсь, выбор у меня небогатый.

— С меня хватит и кофе.

Она остановилась на восточном ковре в прихожей и огляделась. Обычно в квартирах, расположенных над магазинами или офисами, комнаты были маленькие, тесные и неудобные. Здесь все было переделано, снесены почти все стены между комнатами, так что получилось просторное помещение с высокими потолками. Так же как в квартире Линдсей, у Оливеров основную часть занимала большая комната, служившая одновременно и гостиной, и столовой, и кухней; от нее длинный узкий коридор вел к спальням и ванной.

Разница была лишь в том, что квартира Линдсей была обставлена уютно и с комфортом, но довольно просто, а апартаменты Оливеров вполне могли бы красоваться на страницах модного журнала.

— Не могу поверить, что тебе сдали эту квартиру.

Гибб отозвался из кухни:

— Меня едва ли кто-либо причисляет к категории убийц или маньяков, Линдсей.

— Я не тебя лично имею в виду. Ясно, что Ския к тебе относится прекрасно, но все же… — Тут Линдсей прикусила язык. Очень хорошее начало, иронически сказала она себе. — Просто у них такая роскошная квартира с такой дорогой и старинной обстановкой, и я не думала, что они могут сдать ее кому бы то ни было.

— Ты пришла, чтобы предупредить меня насчет Скии?

— Нет.

— Это уже неплохо.

— Меня не интересуют женщины, с которыми ты общаешься.

— Ну конечно, — промурлыкал он. Его тон начал раздражать Линдсей. Неужели он думает, что она ревнует? Нет, быть не может Гибб же не дурак.

— Ты, кажется, в этом сомневаешься. Почему? Неужели Ския тебя предупредила, что я могу решить тебя вернуть?

— А ты это признаешь?

— Не говори глупостей. Но Ския вполне могла сказать такое, чтобы заставить тебя проводить больше времени с ней. Получилось бы, что она защищает тебя от твоей плохой, злой бывшей жены…

Гибб улыбнулся.

— Неужели ты думаешь, что я бы этого не распознал, Линдсей?

— Твои дела меня вообще не касаются. Но в твоих же интересах советую тебе быть поосторожнее.

— Можешь об этом не беспокоиться. Видишь ли, я еще помню, как примерно те же приемы когда-то использовала ты.

Линдсей потрясение воскликнула:

— Ничего подобного!

— Не отрицай. С самого первого дня, как начала работать в конторе отца, ты принялась расставлять на меня сети. И если ты таким же образом вела себя и в колледже, не удивляюсь, что тебя оттуда исключили!

— Меня не исключили, Гибб. Просто мои оценки были немного ниже нормы.

— О, и поэтому Бен забрал тебя домой и определил на такую работу, где мог бы за тобой присматривать? Это мне известно по опыту, поверь. Думаю, и в самке черного паука есть что-то привлекательное, раз мужские особи, несмотря ни на что, попадаются в сети. Мне удалось спастись и не заплатить за ошибку жизнью, так что второй раз я на том же месте не оступлюсь.

— Что ж, очень похвально, — холодно ответила Линдсей. Его слова задели ее гордость. Неужели он действительно смотрит на брак с ней как на объятия со смертью?

Гибб разлил кофе по чашкам и подал одну ей.

— Если ты пришла не затем, чтобы наговаривать на Скию, то, может быть, хочешь взять с меня членский взнос? — Он указал на пару бархатных кресел у камина, приглашая Линдсей сесть.

— Взнос? А, ты имеешь в виду клуб Центральной площади? Думаю, тебя мы зачислим почетным членом — ведь, в конце концов, Оливеры уже платили за это.

— О, я вовсе не настаиваю, чтобы со мной обращались как с почетным гостем.

— В таком случае можешь заплатить десять долларов и получить членскую карточку, — раздраженно сказала Линдсей.

Гибб вынул бумажник.

— Давно ты живешь на площади?

— С тех пор, как открыла магазин.

— А когда это было?

— Когда Бипу исполнился год. Папа продал дом, и я решила, что самое время начать все сначала.

— А до тех пор ты работала у Бена? Линдсей подняла на него глаза.

11
{"b":"18405","o":1}