ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Еще много работы осталось? — вежливо поинтересовалась она.

Бип высунулся из машины и широко улыбнулся. На его подбородке красовалось пятно от крема.

— Приветик, мам! Я и не думал, что мыть машину — это не так-то просто!

— И он отлично с этим справляется, — добавил Гибб. — Маленький рост иногда имеет свои преимущества. Парень может забираться в такие места, где я бы застрял.

— Очень рада слышать, — ответила Линдсей и вернулась в магазин, где ее ждали клиенты. Еще целый час она крепилась и не выходила во двор, а когда наконец не выдержала, то увидела Бипа, лежащего на асфальте и полирующего хромированный бампер.

Когда она снова вошла в магазин, то у кассы увидела одну из своих соседок, живущую напротив, на другой стороне площади. Та ждала ее с хрустальным колокольчиком и кредитной карточкой в руках. Пока Линдсей подсчитывала скидку, миссис Джонсон сказала:

— Я подумала, может быть, нам следует устроить в клубе небольшую вечеринку в честь приема туда мистера Гарднера. Потому что он не только наш новый сосед, но и вообще новый человек в городе…

Линдсей хотелось застонать.

— Я с удовольствием устроила бы вечеринку у себя, — продолжала тем временем миссис Джонсон. — В следующее воскресенье, после обеда. Все будет просто, скромно — чай и сладости, ничего лишнего. Чтобы он мог познакомиться со своими соседями.

— А не лучше ли сначала спросить Гибба? Ему это может и не понравиться.

— О, я уже спросила, — ответила миссис Джонсон. — Я шла через парк и увидела его моющим машину вместе с вашим сыном. Какой он все-таки милый человек, не правда ли?

Внезапно в двух шагах от себя Линдсей увидела Скию Оливер, слушавшую их разговор с пристальным вниманием. Она не заметила, как эта женщина входила в магазин, — значит, она тут давно.

— Да, верно, — сдерживая негодование, ответила Линдсей. — Вам упаковать колокольчик для подарка?

— Нет, это в мою собственную коллекцию. Ския подошла к кассе.

— Линдсей, эта рамка действительно стоит сорок долларов?

Ее тон явно подчеркивал, что весь магазин Линдсей, вместе с хозяйкой, столько не стоит.

— Если так написано на ценнике, то да.

— О… — Ския положила рамку на прилавок и с улыбкой повернулась к соседке. — Миссис Джонсон, я нечаянно подслушала разговор о ваших планах. Я бы с удовольствием взялась вам помочь с вечеринкой для Гибба. Это будет очень весело, я думаю.

— Но я намерена пригласить только членов клуба Центральной площади.

— Я и не собиралась навязываться в гости! — Скию такое предположение, кажется, просто потрясло. — Но мне казалось, что поскольку я так давно присматриваю за родительской квартирой, то могу считаться почетным членом.

Особенно ты стараешься присматривать за родительской квартирой сейчас, ядовито подумала Линдсей.

— Я могу выполнять роль помощницы — ну, там, разливать чай и так далее. И конечно, если вам понадобится помощь с покупками… — Она сделала паузу, а потом добавила:

— Видите ли, мы с Гиббом стали… очень близки.

— Понимаю. Буду рада вашей помощи, Ския. Я позвоню вам и дам знать, когда вы понадобитесь. — Взяв свою покупку, миссис Джонсон поспешно удалилась.

Ския оперлась о прилавок.

— А что там насчет Гибба, сидящего с твоим ребенком, Линдсей?

— Прости, не поняла, что ты сказала насчет ребенка. Ты собираешься покупать эту рамку? — Не за сорок долларов. Значит, они вместе моют машину. Какая милая домашняя идиллия! Конечно, идея принадлежала тебе?

— Нет, мне не принадлежит не только идея, но и машина, которую они моют. У Скии отвисла челюсть.

— То есть ты хочешь сказать, что он доверил ребенку…

— Да. — Линдсей сладко улыбнулась. — Кого хочешь заставит задуматься, не правда ли? — Взяв рамку, она пошла, чтобы поставить ее на место. Тем временем Ския ретировалась.

К концу дня, когда поток покупателей наконец иссяк, Линдсей оставила свою помощницу закрывать магазин, а сама поднялась наверх, чтобы заняться ужином. Но, вынув из холодильника курицу, она, вместо того чтобы начать ее разделывать, подошла к окну, держа пакет в руках. Ей был виден двор, где стояла машина Гибба.

Гибб полировал крышу своего автомобиля, потому что Бип не смог бы до нее дотянуться. Он снял пиджак, и солнце мягко освещало его натянутую на спине рубашку. Линдсей вспомнилось, как она наблюдала точно такую же сцену из окна их старой квартиры над гаражом, только тогда Гибб мыл не сверкающий новый «линкольн», а подержанный и слегка помятый «шевроле», купленный им к свадьбе. Однако и тогда он выполнял эту работу с той же аккуратностью, что и теперь.

Бип окончил натирать хромированные полоски на водительской дверце и выпрямился, обмахиваясь тряпкой. Гибб с улыбкой повернулся к нему. Что он сказал, Линдсей слышно не было, но вариантов она могла вообразить не меньше дюжины. Впрочем, ни один из них, сурово напомнила она себе, скорее всего, не соответствует действительности.

Милая домашняя идиллия, как выразилась Ския. С иронической ноткой в голосе. Но сейчас для Линдсей это вовсе не казалось насмешкой. В глубине души ей отчаянно хотелось, чтобы все так и было на самом деле. Чтобы они действительно были одной семьей — они втроем…

Нет, сказала она себе. Я не должна так думать о Гиббе. После того, как он со мной поступил…

Бип принялся собирать тряпки, и Линдсей, внезапно обнаружив, что все еще стоит у окна с замороженной курицей в руках, заторопилась к плите.

Куски курицы уже были выложены на противень, и Линдсей торопливо нарезала лук, когда Бип с шумом и топотом поднялся по лестнице с тряпками в руках. Линдсей строго взглянула на сына:

— Что ты сделал с моими лучшими полотенцами?

Бип перевел взгляд с ее лица на тряпки, словно видел их впервые.

— Но они так хорошо подошли для полировки, — неуверенно пробормотал он.

— Конечно, я не сомневаюсь.

— Дедушка тоже их брал, когда менял кран.

— Да, и тоже без разрешения. Отнеси полотенца в ванную — я посмотрю, можно ли их спасти. И вымойся как следует перед ужином. Сегодня вечером дедушка поужинает с нами, а на завтра у него другие планы.

— Значит, ужин будет что надо, да?

— Я приготовлю запеченную курицу с рисом. А что?

— Можно я приглашу Гибба?

— Мне казалось, ты понял, что наказан, следовательно, и приглашать гостей не имеешь права. — Она высыпала лук на противень. — Иди в ванную, Бип.

Он ушел, и тут Линдсей впервые заметила, что Гибб стоит в коридоре у лестницы. Значит, он вполне мог слышать по крайней мере конец разговора. К своему негодованию, Линдсей почувствовала, как по ее лицу разливается краска стыда. Какая глупость, сказала она себе. Чего тут стыдиться?

— Мне очень жаль, что так получилось с полотенцами, — сказал Гибб. — Я не знал, откуда он их взял. Если хочешь, я куплю новые.

Не глядя на него, Линдсей сказала:

— Ничего, не стоит. Думаю, они отстираются.

— Дай мне об этом знать. До скорого.

— Гибб… — У нее сжало горло, и она неловко сказала:

— Можешь остаться поужинать с нами, если хочешь.

Он не ответил, только молча, испытующе посмотрел на нее.

— Я хочу сказать, — продолжала Линдсей, все еще немного смущенно, — что с твоей стороны было очень мило провести целый день с Бипом и мне было бы приятно, если бы ты остался поужинать.

Он долго молчал, потом тихо ответил:

— Я останусь.

Почувствовав облегчение, она быстро повернулась к холодильнику, достала зеленый перец и сельдерей и сказала:

— Если хочешь, у меня есть пиво и вино.

— Пива, пожалуйста. Сегодня хотя и было не жарко, но после работы хочется пить.

Линдсей открыла бутылку и поставила на стол стакан. Гибб присел на край стула, наблюдая, как она готовит салат.

Сделав большой глоток пива, он неожиданно спросил:

— А отец Бенджамена когда-нибудь видел его? У Линдсей соскользнул нож. Не поднимая глаз, она ответила:

— Нет. Он живет не здесь.

— Очень плохо. Мальчику нужен отец. Конечно, меня это не касается.

20
{"b":"18405","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кровавые обещания
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Атомный ангел
Обжигающие ласки султана
Кровь, кремний и чужие
Побег без права пересдачи
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Институт неблагородных девиц. Чаша долга