ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все в ней так и сжалось от ревности. Одно дело — мудро размышлять о том, что их с Гиббом брак давно распался и он свободен для других отношений. Но когда отношения развиваются прямо перед твоим носом — это совсем другое. Тогда начинаешь невольно спрашивать себя, что такое в этой другой женщине заставило его переменить свои убеждения.

Ты же еще ни в чем не уверена, напомнила себе Линдсей. Она с трудом заставила себя улыбнуться, поздороваться с ним и пройти мимо к прилавку часового мастера.

— Думаю, у меня просто села батарейка, — обратилась она к нему.

Тем временем продавец упаковал покупку Гибба. Несмотря на решение не обращать на Гибба внимания, Линдсей слегка повернула голову — так, чтобы видеть, что там происходит. Подсматривать, конечно, некрасиво, но Линдсей рассудила, что, если продавец вслух назовет сумму сдачи, она с легкостью сможет подсчитать, много ли заплатил за покупку Гибб.

Но он, видимо, просто выписал чек, потому что никакой сдачи ему не дали. Зато на лице продавца появилось выражение глубочайшего почтения к Гиббу. Это означало, мрачно отметила Линдсей, что покупка была не из дешевых.

Гибб убрал в бумажник кассовый чек и подошел к Линдсей.

— Ты еще вернешься в свой магазин? — спросил он.

Она машинально бросила взгляд на запястье и, не обнаружив там часов, только вздохнула.

— Да, как только отремонтируют мои часы.

— Я зайду к тебе на минутку — мне надо кое-что тебе отдать.

Линдсей кивнула, и Гибб вышел. Она едва не забыла расплатиться. Что он мог для нее принести?

Потом она вспомнила о чеке, который Гибб обещал выписать еще вчера. Что ж, вполне резонно: ему, наверное, не хотелось отдавать его кому попало.

Но когда через несколько минут Гибб вошел в «Попурри», в руках у него был огромный пластиковый пакет. Не похоже, чтобы там лежало что-то тяжелое, но из-за размера Гиббу явно было неудобно его тащить. Линдсей торопливо сгребла со стола тетрадки Бипа, расчищая место.

Бип немедленно захлопнул учебник по грамматике и радостно заулыбался.

— Ой, как я рад тебя видеть! Помнишь ту цепь, которая у меня сломалась? Так вот, я ее попытался починить, но похоже, что одно звено потерялось.

— Не надоедай Гиббу, пожалуйста, — прервала Линдсей его излияния. — К тому же велосипед тебе пригодится еще не скоро, не забывай.

Гибб посмотрел на нее в упор, молчаливо выражая свое неодобрение относительно ее чересчур радикальных мер. Линдсей сердито вздернула подбородок и посмотрела прямо ему в глаза.

Словно уступая ее упорству, Гибб сказал:

— Думаю, ничего страшного не произойдет, если я взгляну, что случилось. — Потом он указал на пакет. — Давай, посмотри, что там, Линдсей.

Но дожидаться, пока она откроет его подарок, Гибб не стал. Они с Бипом вышли из магазина.

Линдсей пожала плечами и заглянула в пакет. Там лежали полотенца — множество полотенец, гораздо больше, чем Бип использовал в субботу для мытья машины. Полотенца были разных размеров, от совсем маленьких до огромных, и все — самого лучшего качества.

Полотенец было так много, что, вынутые из пакета, они заполонили собой весь стол и начали сваливаться на пол. Линдсей только беспомощно всплеснула руками при виде такой мешанины и сердито подумала, что Гибб правильно поступил.

Но в глубине души ее терзали ярость и невыносимая ревность.

Она понимала, что несправедлива к нему. Однако ничего не могла поделать с мыслью, что это нечестно. Значит, для Скии он покупает драгоценности. Она как наяву видела блеск бриллианта под крышкой той маленькой коробочки из красного бархата, покоившейся сейчас, вероятно, в его кармане. А для нее, Линдсей, он ограничился покупкой вороха полотенец взамен испорченных!

Полотенца! Отхлестать бы его как следует по физиономии этими полотенцами…

Меньше всего на свете Линдсей хотелось идти на вечеринку клуба, устраиваемую в честь Гибба в воскресенье. Она тянула с выходом как можно дольше и, когда позвонил Дейв, чтобы пригласить ее в кинотеатр на новый фильм, ответила, поколебавшись:

— Не могу, Дейв. Мне надо идти на эту дурацкую вечеринку.

— А ты не можешь просто там появиться, а потом уйти? Кино будет очень хорошее.

Эта мысль пришлась ей по душе. Какое бы ни было кино, все же смотреть на экран куда приятнее, чем любоваться Скией Оливер, увивающейся вокруг Гибба. А если у нее на пальце появится новое кольцо…

Линдсей, поддаваясь минутному порыву, сказала:

— Может быть, пойдем на вечеринку вместе, Дейв? Туда ведь приглашены только члены клуба, так что ты их всех знаешь, а миссис Джонсон, я уверена, не станет возражать против лишнего гостя. К тому же с тобой мне будет проще улизнуть.

Дейв сказал, что заедет за ней через несколько минут, и Линдсей повесила трубку. Бип пристально смотрел на нее из-за кухонного стола, где он складывал головоломку.

— А мне можно пойти? — спросил он. — Я ведь тоже живу в доме на площади.

— Вечеринка только для взрослых, так что тебе нельзя.

Он капризно выпятил нижнюю губу.

— А что же это за вечеринка?

— Очень скучная. Чай и разговоры, вот и все.

— Разговоры о чем? О том, что у мистера Джонсона сегодня снова ужасно разболелись колени?

— Именно.

— О… — Он взял новый кусочек головоломки, прикидывая, куда бы его пристроить. — Тогда я лучше посижу дома. Мне больше нравятся вечеринки, на которых есть клоуны, игры, подарки всякие.

— Господи, я же совсем забыла. — Что подарить Гиббу? Какую-нибудь симпатичную забавную безделушку, как предлагала миссис Джонсон? Не дарить ничего вообще она не могла — это грозило вызвать пересуды. Но и в выборе подарка следовало быть предельно аккуратной, чтобы опять же не пошли сплетни.

Бип снова заговорил:

— Но если вечеринка только для тех, кто в клубе, почему ты позвала Дейва?

Линдсей и сама не знала ответа на этот вопрос. Дейва она пригласила, поддавшись невольному порыву, и теперь искренне об этом жалела, потому что знала, что в городе это вызовет новую волну слухов. Неужели она просто хотела показать Гиббу, что и ее личная жизнь богата событиями не менее, чем его?

— Ведь Дейв не член клуба, — продолжал развивать свою мысль Бип, — так что…

— Бип, можешь мне поверить, что тебе куда веселее будет провести этот вечер дома, с Хейди. Нижняя губа выпятилась вперед еще сильнее.

— А зачем ты позвала Хейди?

— Потому что твоя няня не может сегодня прийти.

— Зачем мне вообще нужна няня? Я уже не маленький.

— Это так, но я не могу спокойно пойти на вечеринку, оставив тебя одного дома.

— Ты будешь в двух шагах, на той стороне площади.

— Да, верно. Но если с тобой останется Хейди, я буду уверена, что ничего не случится. Все равно я вернусь через пару часов, не позже. Только появлюсь ненадолго на вечеринке и схожу в кино, и все…

— Через пару часов? Но этого времени мне не хватит, чтобы посмотреть видео.

— Тебя что-то не устраивает? Хочешь, чтобы я задержалась подольше?

— Ой, мам. Я только хотел сказать, что, когда я днем остаюсь на два часа один, со мной же ничего не случается.

— Конечно, двух часов для видео тебе, может, и не хватит, но вот на то, чтобы впутаться в какую-нибудь историю, вполне достаточно. К тому же ты еще наказан. Довольно об этом, Бип.

Он вздохнул.

— А Гибб будет на вечеринке? Он ведь теперь тоже живет на площади.

— Может быть. — Что ж, это недалеко от правды. Но скажи она Бипу, что вечеринка устраивается в честь Гибба, он сделал бы все, чтобы попасть туда.

— А почему Гибб ни разу на этой неделе не зашел нас навестить?

— Думаю, потому что он занят. На фабрике много проблем.

— Я по нему соскучился.

— Знаю. Но боюсь, что тебе придется к этому привыкнуть. — Линдсей заметила в глазах Бипа боль, но лучше уж слабый удар сейчас, чем гораздо более сильный позднее. Чем меньше иллюзий он будет питать насчет Гибба, тем легче ему будет столкнуться потом с жестокой реальностью — а это неизбежно произойдет. — Гибб все равно здесь ненадолго, насколько мне известно. Как только неприятности на фабрике уладятся, он должен будет уехать выполнять новую работу.

23
{"b":"18405","o":1}