ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это все я виновата, — прошептала она, — зачем я оставила его с Хейди? Но няня не могла прийти сегодня, а Хейди я нанимала и раньше, и все было в порядке…

Гибб слегка встряхнул ее.

— Перестань, Линдсей. Не говори глупостей. Успокойся. Бипу не поможет, если с тобой случится истерика.

— А если бы случилась? Ты бы мне надавал пощечин? — спросила она, сама не понимая толком, что говорит.

— Если это понадобилось бы, да, — мрачно ответил он. — Так что не будем доводить до такого, хорошо? Ты сказала, что они оставили записку? Ты ее прочла?

Линдсей кивнула.

— Я сразу не поняла, что она адресована тебе. Кажется, она осталась на столе.

Гибб слегка сжал ей плечи и отошел. Осторожно взяв записку за угол, он прочел три кратких фразы, и Линдсей так и представилось, как эти слова огненными буквами отпечатываются в его сознании. Положив листок обратно, он посмотрел на нее:

— Зачем кому-либо похищать Бенджамена? И при чем здесь я?

Линдсей только покачала головой.

— Не знаю. Может быть, это как-то связано с фабрикой…

— Возможно, твой приятель Дейв Джонас?

— Нет!

Глаза Гибба сузились.

— А почему нет? — усмехнулся он. — Это ведь он рассказал тебе об угрозах в мой адрес. Может быть, они от него и исходили? Кажется, ему не очень-то импонирует идея перемен на фабрике.

— Но сегодня после обеда он был со мной. Помнишь? Хейди сказала, что Бип ушел около часа назад, а Дейв в этот момент был со всеми вместе, в гостиной у Джонсонов.

— Но вопрос в том, почему Джонас там оказался? Ведь он живет не на площади, не так ли?

— Так, — кивнула Линдсей.

— В таком случае как он попал на вечеринку?

— Я пригласила его. Он позвонил и предложил мне сходить в кино, а я пригласила его пойти со мной.

— Он мог запланировать все заранее, так, чтобы его никто не заподозрил, — задумчиво проговорил Гибб. — Пойти с тобой в кино. Это давало ему сразу два преимущества — выманить тебя из дому и обеспечить себе алиби. Какая разница — в кино или на вечеринку?

Линдсей с гневом спросила:

— Что ты имеешь против Дейва?

— Вспомни хотя бы сегодняшнюю перепалку. Едва ли таким образом он мог завоевать мои симпатии.

— Будь Дейв здесь как-либо замешан, он не стал бы так себя вести, Гибб. Зачем ему наводить на себя лишние подозрения?

— Может быть. Но, с другой стороны, чего ему бояться? Алиби у него уже практически в кармане…

— Ты сам себе противоречишь, Гибб. Если Дейв так хитер и умен, чтобы ловко обеспечить себе алиби, он не стал бы нарываться на ссору с тобой.

— Не уверен. Но сейчас речь о другом. — Он посмотрел на записку, но в руки ее не взял. — Это не похоже на профессиональную работу, Линдсей.

— Тебе так много известно о похищении детей?

— Подумай сама. Представляешь, сколько времени может занять вырезание букв и наклеивание их на бумагу? И это чревато отпечатками пальцев.

Линдсей прикусила губу.

— О-о…

— Если я правильно понял, ты ее уже брала в руки? — сухо осведомился Гибб. Линдсей, оправдываясь, сказала:

— Но я не знала, что это имеет значение. Листок просто был воткнут в щель двери и выпал, когда я ее открыла. — Она сглотнула. — А потом его читала Хейди…

— О, великолепно. — Гибб повернулся к Хейди, только что вошедшей в кухню. — Говори, что произошло?

Лицо Хейди плаксиво сморщилось.

— Не знаю. Бип хотел купить пачку жвачек, а магазин всего через два дома отсюда. Он сказал, что быстренько сбегает и вернется. И я его отпустила. — Она всхлипнула. — Откуда же мне было знать, что так получится?

Линдсей встретилась глазами с Гиббом. По его лицу было видно, что он понял — от Хейди больше ничего не добьешься.

— Ты позвонила в полицию? — спросил он.

— Нет. В записке сказано, чтобы в полицию не обращались.

— Послушай, Линдсей… Это было последней каплей.

— Я хочу, чтобы мой сын вернулся ко мне живым и невредимым! Делай что угодно, только верни мне сына!

Гибб тихо произнес:

— Именно это я и пытаюсь сделать, Линдсей, и лучшее, что мы можем предпринять, — это позвонить шефу полиции и начать расследование.

Она прикусила губу.

— Хорошо, — сказала она убитым голосом.

— И еще нужно позвонить Бену. Если ты сама не можешь…

Линдсей покачала головой.

— Позвони сам. — Она не смогла бы еще раз пережить случившееся, рассказывая отцу, но и слушать, как будет говорить Гибб, у нее тоже сил не было. Она побрела по коридору к комнате сына, и Гибб немного погодя обнаружил ее в холле, сжимающую в руках игрушечного слоненка.

— С шефом полиции едва не случился удар; он тут же взялся за дело, — негромко сообщил Гибб. Линдсей кивнула. — Он приедет сюда за запиской похитителей, как только кончит отдавать распоряжения. Твой отец уже выехал. Может быть, пока я осмотрю весь дом?

— Зачем? Не спрятали же они его прямо здесь? Мгновение поколебавшись, он объяснил:

— Это хотя бы ненадолго меня займет.

— Пожалуйста. Смотри. Мне все равно. Гибб повернулся к двери в комнату Бипа. Внезапно до Линдсей дошел смысл его слов, и она с ужасом вцепилась в комбинезончик слоненка.

— Постой, Гибб. Ты хочешь сказать, что он может быть здесь? Что он, может быть… — она с трудом проглотила комок в горле, — мертв?

Гибб, не глядя ей в глаза, покачал головой.

— Все будет хорошо, — сказал он. Но в его голосе не слышалось уверенности.

В тот вечер, когда его пригласили остаться поужинать, Гибб не был в этой квартире нигде дальше гостиной. Но размышлять над тем, какая комната Бипа, не приходилось — в ней стены были оклеены обоями с изображением героев мультфильмов, на одной стене в аккуратной рамке висела карта звездного неба, а на двери — ярко-красный воздушный змей. Заботливая рука Линдсей чувствовалась на каждом шагу. Маленький детский мирок, уютный и безопасный, — любой ребенок был бы в восторге, попав сюда. Здесь все красиво и изящно, но при этом удобно, и легкий беспорядок только добавлял комнате уюта.

Гибб смотрел на воздушного змея и вспоминал тот солнечный день, теперь казавшийся таким далеким, когда он сам, словно снова став мальчишкой, играл с ребенком Линдсей, который мог бы быть и его сыном.

Несомненно, похитители Бипа были уверены, что Гибб и является его отцом. Поэтому они его и похитили. Именно это — а не то, что Бип приходится внуком Бену Арментрауту, — и послужило причиной.

Но если большинству жителей Элмвуда известно истинное положение вещей, может быть, это пригодится в поисках? Кто не знает о том, что Бип не его сын? У кого есть причины считать, что у Гибба особая привязанность к мальчику?

Практически у всех, тут же ответил он на свой вопрос. Полгорода видели, проходя мимо двора Линдсей, как они вдвоем моют его «линкольн». А другая половина города могла видеть, как они пускают воздушного змея на площади. Значит, рассуждая таким образом, он ни к чему не придет.

Гибб выругался сквозь зубы. Что его принесло в комнату Бипа? Все равно ни здесь, ни где-либо в квартире и даже во всем доме никаких следов, скорее всего, нет. Если уж где-то и искать эти следы, так только на улице, где Бипа и похитили. Между магазином и дверью квартиры Линдсей. Вдруг там что-нибудь окажется?

Он резко развернулся к двери, намереваясь спуститься вниз и обследовать кладовую, когда его взгляд внезапно наткнулся на вышивку, висящую в рамке над письменным столом. Имя Бипа и все его данные при рождении — вес, рост, дата — были аккуратно вышиты в середине хлопковой ткани, окруженные вышитыми же буквами алфавита по всему периметру. Глаза Гибба небрежно скользнули по данным и остановились на дате рождения.

И внезапно он почувствовал, как столь тщательно возведенный им карточный домик начинает медленно, но неудержимо рушиться.

Линдсей солгала ему. Ее сыну исполнилось восемь лет не около двух месяцев назад, как она говорила. Бип вот-вот должен отпраздновать свое девятилетие. Следовательно, он вовсе не плод короткой интрижки, завязанной Линдсей через несколько месяцев после развода. Бип родился примерно через восемь месяцев после той роковой ссоры между Гиббом и Линдсей.

27
{"b":"18405","o":1}