ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь по крайней мере ей не надо мучиться, пытаясь вытянуть хоть слово из молчаливой гостьи. А может быть, и удастся внести толику неудобства в спокойную, жизнь Коннора. Пускай усомнится в правильности намерения возобновить с ней супружеские отношения!

— Привет, дорогая, — весело сказал Коннор, входя в столовую. — Рад тебя видеть, Ник.

Он наклонился над стулом Сандры, прежде чем она сообразила, что он собирается сделать. Она вскинула голову, и его губы прошлись по ее волосам. Не похоже, будто он запланировал какой-то спектакль. Ей надо было оставаться спокойной, а не трястись, как взволнованная девственница. Он пожал руку Николь и улыбнулся.

Сандра была восхищена его самообладанием. Зрачки Николь расширились и сфокусировались на Конноре, будто она была тонущим матросом, увидавшим спасательный круг.

— Тебе смешать коктейль, дорогой? — заботливо обратилась к нему Сандра.

— Спасибо, не надо.

Начался следующий этап ее плана, и она старалась держать себя как ни в чем не бывало.

— Тогда, — сказала она, — если вы не возражаете, я вас покину. Бефстроганов требует моего внимания.

Она решила оставить их одних и посмотреть, что будет. Конечно, Сандра и не сомневалась, что эта парочка может встречаться, когда захочет. У них достаточно возможностей. Но остаться наедине с буйной женой, хлопочущей в соседней комнате, — это добавляло ситуации пикантности.

— Какой замечательный аромат у этого блюда, — услышала она голос Николь, — только подумай, Коннор: мы могли бы воссоздать его для освежителя воздуха для кухонь.

Николь явно шутила, но от тона, которым она произнесла имя Коннора, у Сандры по спине побежали мурашки.

Она убеждала себя, что все под контролем, и если бы не искала изменений в тоне Николь, скорее всего, ничего и не заметила бы.

Ей вдруг стало стыдно, что она втянула в свою игру Николь. Конечно, неразумно со стороны этой женщины путаться с мужчиной, все еще официально женатым. Но это не ее вина. Кто мог предугадать, что все так обернется?

Сандра разложила по тарелкам закуски и, когда вошла в столовую, застала Коннора и Николь за обсуждением работы научно-исследовательского отдела. Что-то в их разговоре показалось Сандре натянутым.

Коннор отодвинул стул для Николь и затем подошел поухаживать за женой, но она сделала вид, что не заметила его жеста вежливости.

— Как отреагировали наши химики? — спросила она, осторожно раскладывая салфетку на коленях.

— Многие высказывают недовольство, — ответил Коннор, — не так категорично, как мы опасались, видимо, потому, что я, помня твои советы, с самого начала заявил, что этого не потерплю.

Нотки одобрения в его голосе поразили Сандру.

— Полагаю, все успокоятся, как только Ник приступит к работе, — улыбнулся он своей рыжей, — когда они увидят, что она может сделать…

Была ли его улыбка чисто дружеской? Сандра снова спросила:

— Когда вы приступаете, Николь?

— За месяц до ухода мне надо известить моего теперешнего работодателя.

Сандра нахмурилась.

— Что-нибудь не так? — забеспокоился Кон-нор.

— Да нет, я просто считаю, что лучше не объявлять в «Шервуде» об официальном назначении, — задумчиво сказала Сандра, — а за месяц все привыкнут к этой мысли…

— А Ник и не будет им глаза мозолить. И потом, я не сомневаюсь, что она сможет держать все под контролем.

Однако по выражению лица Николь было видно, что она в этом не так уж уверена. Странно, подумала Сандра, на новогодней вечеринке девица выглядела излишне самоуверенной. Но с той поры много воды утекло, многое изменилось, в том числе и в их личной жизни.

— Да, задачка не из легких, — призналась Николь, — но тем она и интересна.

— Уверена, вы с ней справитесь, — ответила Сандра. Она сказала это из вежливости, но потом подумала, что так оно и будет. Каковы бы ни были личные отношения между Николь и Коннором, Сандра знала, что он никогда бы не назначил Николь главой отдела, если бы та не была первоклассным химиком.

Николь подняла на Сандру глаза и внезапно улыбнулась, превратившись из миловидной девушки в писаную красавицу.

— Вы же не захотите объявить эту новость в вашей газете, правда? — лукаво спросила она.

Все еще не придя в себя от магической силы чарующей улыбки Николь, Сандра медленно произнесла:

— Не совсем понимаю, что вы хотите этим сказать.

— Ваше мнение, насколько мне известно, очень важно для всех сотрудников «Шервуд косметикс».

Сандра перевела взгляд на Коннора, напряженно наблюдавшего за ней поверх своего бокала.

Практически для всех, подумала она, кроме главы компании. Вслух же сказала:

— Поскольку официально я больше не состою в штате, то вряд ли мое мнение что-то значит. Но если я чем-то могу помочь…

— Конечно, можешь, — вставил Коннор, — это совсем не сложно, просто пообедаете как-нибудь вместе с Николь…

Сандра дорого бы дала за возможность во всеуслышание заявить, что не собирается становиться подругой Николь Фокс. Однако сказать это здесь и сейчас — все равно что расписаться в собственной беспомощности. И как это ему удается? Коннор с такой легкостью поменялся с ней местами, что теперь именно Сандра чувствовала себя здесь самой беззащитной.

Однако разговоры о работе сломали лед отчужденности между ними, Николь наконец расслабилась и даже стала изредка смеяться — видимо, горячий бефстроганов тоже сделал свое дело.

Сандра подозревала, что ее хотят втянуть в какую-то чужую игру, навязав официально дружественную позицию по огношению к этой девице. Однако, несмотря на стоические усилия оставаться безучастной, она постепенно проникалась симпатией к Николь Фокс. Молчаливость девушки не помешала ей выказать здоровое чувство юмора.

В конце ужина Сандра отложила свою салфетку, вышла из-за стола и принялась убирать приборы. Николь вскочила было ей помочь, но Сандра отказалась:

— Я благодарна вам, что вы не обсуждали профессиональные вопросы за обедом, но теперь, пока я варю кофе, у вас будет такая возможность.

На кухне она загрузила посудомоечную машину, сварила кофе и, уложив приборы на поднос, понесла все в столовую.

Коннор и Николь переместились в эркер с чудесным видом на вечерний парк, освещенный золотой гирляндой огней. Рука рыжей покоилась на рукаве Коннора, и они пристально смотрели друг на друга. Говорила она негромко, но Сандра без труда расслышала слова:

— Ты уверен, что хочешь пройти через это, Коннор? Заметно, что ты несчастлив, а перемен к лучшему не предвидится.

Коннор не ответил. Возможно, отражение Сандры в оконном стекле привлекло его внимание, и он, сбросив с плеча руку Николь, подбежал к жене, чтобы взять у нее поднос.

— Ты не должна таскать тяжести!

— Почему же? Поднос весит меньше, чем мой портфель.

— Тогда и портфель тебе не следует носить.

Раздражение в его голосе доставило Сандре непомерное удовольствие. Вопрос Николь вывел его из равновесия, и одно это оправдывало весь вечер.

Николь выглядела взволнованной.

— Удивительно, что у вас нет прислуги, — выдавила она в конце концов.

Ну, это замечание мы просто проигнорируем, решила Сандра, предвкушая растерянность гостьи. Ей было жаль, что вечер подходит к концу, и не только из-за искры понимания, возникшей между ней и Николь. Она боялась остаться наедине с Коннором.

Она даже предложила, чтобы он проводил Николь до машины, и вернулась на кухню для последнего сражения с посудой. Положив столовое серебро в раковину, Сандра вошла в столовую, когда вернулся Коннор.

Она не ожидала, что он придет обратно так быстро, и ей пришлось прикусить язык, чтобы удержаться от излишних вопросов. Следуя ее плану, лучше было вообще ничего не замечать.

Он мягко отодвинул ее от подноса и, легко подняв его, понес в кухню.

— Тебе больше нельзя поднимать такие тяжести.

Эти слова разозлили Сандру.

— Я не ребенок и не инвалид! А если ты думаешь, что вес нескольких фарфоровых чашек повредит твоему ребенку…

16
{"b":"18406","o":1}