ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не жизнь, а сказка
Михайловская дева
До встречи с тобой
Ghost Recon. Дикие Воды
Говорите ясно и убедительно
Воскресни за 40 дней
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Три версии нас
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины

— Это лишь попытка признать, что вы не смогли сохранить все в тайне. При Сайласе такого не могло случиться.

— Нет, такое происходило на каждом шагу, только Сайласу удавалось держать это в секрете от клиентов. Но в одном вы правы, Луиджи, — я не Сайлас.

Пальцы Коннора все еще мягко массировали лицо Сандры. Ей было обидно, что столь важный разговор происходит за ее спиной, но она не могла противостоять нежности его прикосновений.

— Я ничего не имею против вас лично, Коннор, — продолжал между тем Луиджи, — но, когда семейный бизнес переходит в чужие руки, что-то теряется.

— Но «Шервуд» переходит не в чужие руки, — уточнил Коннор.

— Фактически нет. Но все же вы не сын Сайласа, а теперь, когда Сандра уходит из компании…

— А кто сказал, что она уходит? — в тоне Коннора не было ничего, кроме простого любопытства.

Сандра чуть не подпрыгнула, но пальцы Коннора вдавили ее обратно в мягкую ткань шезлонга.

— Она просто решила некоторое время не работать, чтобы ребенок родился здоровым, вот и все, — продолжал Коннор. — То, что она не торчит целыми днями в офисе, вовсе не означает, что ее больше не интересует компания. Наоборот, теперь ей будет легче сосредоточиться на управлении фирмой — перед ней откроется целостная картина, а не составная ее часть, по обслуживанию клиентов.

Гладко стелет, подумала Сандра. Она сама была готова поверить в эту чушь. Хотя, может быть, он правда так думает.

— Кроме того, — рассуждал Коннор, — кто знает? Может быть, когда ребенок родится, Сандра в один прекрасный день решит управлять «Шервуд косметикс» сама. А я буду сидеть дома и воспитывать сына.

— Очень смешно, — проворчал Луиджи. — Ну а пока я хочу, чтобы вы знали: я наблюдаю за всем и желаю быть в курсе дел. И если я увижу еще один признак того, что «Шервуд» отходит от стандартов Сайласа, вы потеряете возможность вот так меня уговаривать.

На минуту Сандре показалось, что в жесткой манере Луиджи вести разговор она слышит нотки бывшего обитателя.Бронкса. Но уже через минуту голос Луиджи вновь обрел обычное спокойствие и слащавость.

— Ну а если Сандра вообще решит вас уволить, я буду счастлив взять вас к себе на работу.

На мгновение ей показалось, что Коннор вот-вот вопьется ногтями в ее лицо. Его можно понять. Что Луиджи себе позволяет?

— Я бы сказал, у вас врожденный дар, — непринужденно продолжал Луиджи. — Я знаю с десяток дам, которые бы просто умерли от счастья, если бы вы делали им массаж.

Разговор длился еще долго, и они успели все обсудить, когда Сандра заявила, что неимоверно устала. Это была не просто уловка — она и вправду притомилась.

Они покинули владения Луиджи, и уже в машине, откинувшись на сиденье, она заметила:

— Хорошая работа, Коннор.

— Взаимно. Без тебя я бы не справился.

Она ему не поверила, но решила не пререкаться.

— И долго ты будешь его дурить, говоря, что я скоро вернусь на работу?

— Ты действительно можешь вернуться.

— Куда? Энни прекрасно справляется.

— Есть ведь и другие должности, — Коннор пожал плечами.

— Не думаю. — Сандра выпрямилась. — Умираю от голода. Как думаешь, миссис Хартфорд не будет возражать, если мы совершим набег на холодильник?

— Возражать? Да она скорее сама опустошит его для тебя. Но ты же сказала Луиджи, что у тебя сейчас совсем нет аппетита.

— Только в том, что касается неопознанных продуктов. Кстати, а чем он нас все-таки потчевал?

— Лучше тебе не знать.

— Тогда не говори.

Уголок его рта дернулся.

— Что это за местечко, о котором ты говорила? Отличные гамбургеры и неплохая обстановка?

— «Эмилио»?

— Да, оно самое. Давай заедем туда. Я бы сейчас не прочь закусить простым американским чизбургером.

Она не знала, как реагировать. Не было никакой причины отказываться. Единственное, что можно было бы сделать, — вернуться в дом графини и напасть на холодильник. Но рано или поздно придется удалиться в комнату, где стоит огромная двуспальная кровать.

— Ладно, едем в центр, а там я подскажу тебе, куда свернуть.

Обстановка в «Эмилио» показалась Сандре еще более скудной, чем она помнила. Но все чисто прибрано, на окнах стало больше неоновых ярких надписей. Крутилась пластинка, и на крохотной танцплощадке одиноко топталась пара. Несмотря на ранний час, пустовал всего один столик, и Сандра решительно направилась к нему. Коннор сел рядом.

— Графиня в самом деле бывала здесь?

— Не только бывала, но Эмилио даже собственноручно готовил ей гамбургеры и держал в курсе всего, что происходит с его племянниками и племянницами. После ее смерти я получила от него такое доброе письмо! Все в жирных пятнах.

Официантка положила перед каждым из них по пол-листа бумаги. Сандра взглянула на измазанную ксерокопию и воскликнула:

— Меню? Что это Эмилио надумал?

Официантка пожала плечами.

— Некоторые туристы нервничают, когда нет меню. Вам принести чего-нибудь?

— Пожалуйста, горячего чая, и мне еще средний гамбургер с любой начинкой.

— Верю тебе нa слово, — произнес Коннор, даже не взглянув в меню. — Мне, пожалуйста, то же самое и еще кофе.

Официантка вскоре вернулась, неся заказ. Сандра вертела в руках ложку, ожидая, пока чай заварится. Было очень странно сидеть с Коннором вот так, в ресторане, будто это их первое свидание.

На самом деле в их первое свидание она так не волновалась. Конечно! В тот вечер, примерно год назад, они встретились просто на деловом обеде в компании, и, когда остались впервые вдвоем, по настоянию Сайласа, она не считала это свиданием. Только потом Сандра стала замечать, что этот тихий молодой человек в белом лабораторном халате уделяет ей гораздо больше внимания, чем положено.

Она подняла на Коннора глаза и перехватила его взгляд, сосредоточенный, напряженный и задумчивый. Она увидела две едва различимые морщинки на его лбу. Раньше она их не замечала. Высокая стройная фигура, изящные руки, правильные черты лица — такое впечатление, что на все это Сандра впервые обратила внимание, будто перед ней сидел незнакомый человек.

И о чем он думает, глядя на нее так пристально?! Под ложечкой засосало. Наверное, от излишнего любопытства, подумала Сандра. Грустит и еще, должно быть, сожалеет.

Она, волнуясь, подняла руку, чтобы поправить прическу.

— Я так растерялась, что забыла спросить. Маска Луиджи действительно не уничтожила мой макияж?

Он медленно покачал головой.

— Нет, она подействовала, как он и обещал. Ты прекрасно выглядишь.

— Ты серьезно собрался принять эту маску к производству?

Он только пожал плечами.

— Надо, конечно, уточнить детали. Производство нескольких масок исключительно для курортов не принесет Луиджи дохода. — Коннор помолчал, нарисовал на столе прямоугольник и произнес: — Я знаю, ты захочешь побыть завтра утром одна, когда приступят к исполнению последней воли графини. Я уважаю твое желание и не буду тебя беспокоить. Но, может быть, ты передумаешь? Мне хотелось бы пойти с тобой. — Он взглянул ей в глаза и тихо добавил: — Видишь ли, я был подростком, когда умерла моя бабушка. Никто мне не говорил, что она болела, а потом было уже поздно. Я даже не мог приехать на похороны. Она, конечна, была совсем другая, не такая, как графиня, но обе они любили меня…

— Тебе надо проститься?

— Я бы очень хотел. Но все зависит от тебя.

Сандра поколебалась и наконец решилась:

— Ладно, пойдем вместе.

Ее слова прозвучали скорее как обещание, нежели как приглашение. Внезапно в ее мозгу промелькнуло: а почему мы и вправду не можем быть снова вместе?

Если бы она забеременела раньше, до того, как они начали дело о разводе, они попытались бы наладить отношения!

Конечно, еще была Николь. Но, возможно, в том, что она появилась, есть и вина Сандры. Когда они жили вместе, она не ревновала Коннора. Он и не давал ей повода заподозрить, что в его жизни есть другая женщина. И что с того, что «Шервуд» значил для него больше, чем она? Сандра давно с этим смирилась. Возможно, Коннор прав, и им следует попытаться. Он готов расстаться с Николь. Это ясно. Но ей самой понадобится немало времени, чтобы свыкнуться со своим новым положением жены Коннора и матери его ребенка. И, наконец, напомнила она себе, нет необходимости торопиться. Ей не следует принимать решение прямо сейчас. Время — единственное, что у нее есть в избытке.

22
{"b":"18406","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Принципы. Жизнь и работа
Посею нежность – взойдет любовь
Обновить страницу. О трансформации Microsoft и технологиях будущего от первого лица
Предсказание богини
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
Пророчество Паладина. Негодяйка
Августовские танки
Без опыта замужества