ЛитМир - Электронная Библиотека

— А так как ты оказалась не долгожданным сыном, то не могла ему ничего дать. — Он посмотрел на нее долгим взглядом и нежно сказал: — Ну сколько можно убеждать тебя, что я не Сайлас? Мне все равно, девочка у нас будет или мальчик. Я люблю тебя, Сандра, тебя и нашего ребенка. Я буквально с ума сходил, когда видел, что моя любовь не может пробить эту стену между нами и ты остаешься такой же недосягаемой, как и раньше.

— Не надо, Коннор. — Она положила голову ему на плечо.

— Может быть, мне станет легче, если я расскажу тебе все, дорогая.

Она подумала и кивнула. Он привлек ее еще ближе к себе и прижался щекой к ее волосам. Его мягкий низкий голос ласкал слух.

— Я стал холодным и невнимательным. А в тот день, когда ты попросила развода, даже почувствовал облегчение. Все было кончено, и я мог признаться, что не сдал самый важный в моей жизни экзамен.

Она крепко обнимала его, словно стараясь убедить, что не он из них двоих в проигрыше. Но слова были ни к чему. Близость их тел, тепло объятий — вот что успокаивало и придавало им силы. Она почувствовала, как его мускулы расслабляются и уходит напряжение. Так они и стояли молча, прижимаясь друг к другу.

— Ты снова наденешь мои кольца, Сандра? — спросил он наконец.

Она вздрогнула, когда он слегка отстранился, чтобы дотянуться до внутреннего кармана пиджака.

— Я всегда носил их с собой, — признался Коннор, — иногда они просто напоминали о тебе, иногда давали надежду, что у нас еще есть шанс. Но я всегда думал о тебе.

— Знаю, — ответила она, — ты еще сказал, что бриллиант такой же холодный и твердый, как мое сердце.

— Но в нем всегда есть искра огня, — мягко парировал он, — и обещание тепла.

Глядя на кольца, она внезапно осознала всю нелепость их ошибки и еле слышно простонала:

— Если бы не ребенок, мы бы расстались, правда?

— Сам не знаю, — признался Коннор. — Думаю, я бы попробовал снова, потому что никогда не мог выбросить тебя из своей души. Не мог жить без тебя.

Он снова обнял ее. И Сандра вновь почувствовала тепло его тела. Ее тоска, боль, переживания медленно, но верно уходили в прошлое, растворяясь в силе и нежности мужа.

Хорошо, что в больших бальных залах такие вот закоулки, подумала она. Сторонний наблюдатель не сможет определить, танцуют они или обнимаются.

Прошло много времени, прежде чем их мысли вновь вернулись в привычную колею.

—А что ты предпримешь с исследовательским отделом? — спросила Сандра. — Будешь искать кого-то еще?

— Мне не хочется, — признался Коннор. — Ник слишком долго раздумывала, и теперь в отделе полный разброд.

— Так вот почему ты все время ворчал?

— И потому, что не знал, чем кончится наша с тобой история. — Он лукаво улыбнулся. — Может, я и сам выбирал, чем бы мне заняться?

— Выбирал, чем заняться?

— На самом-то деле, — решился признаться Коннор, — я бы себя самого не прочь взять на эту работу. Мне нравится исследовательская деятельность, и я скучаю по нашей лаборатории.

Сандра поморщилась.

— Разве ты сможешь справиться? Теперь, когда, если так можно выразиться, я вернула себе мужа, мне бы хотелось иногда его видеть.

— Но ты ведь не равнодушна к судьбе «Шервуда»?

— Разумеется, нет.

Он улыбнулся.

— Не обижайся, дорогая, это был комплимент. Я просто думал, что и тебе не помешают перемены. Вот если бы ты вернулась в качестве генерального директора…

— Я?! — Ее голос от неожиданности поднялся до крика.

— Ну, конечно, ты. Ты просто создана для этого! Сайлас мог не заметить, но он, сам того не желая, подготовил тебя для этой работы, что ты и доказала много раз. Ты сразу определила, что Ник для нее не годится.

— Ну, — пришлось признаться Сандре, — потому, что я ревновала.

— И все же ты поняла это раньше меня. И ты мне подсказала, как уговорить Луиджи.

— Видимо, я прекрасно разбираюсь во всем, кроме своей личной жизни.

Коннор хмыкнул.

— Ведь всем управляла ты, пока я был в Азии. Кэрол мне докладывала.

— И тогда ты решил предложить мне вернуться?

— Да, но когда я приехал и ты оказала мне ледяной прием…

Сандра прикусила губу.

— И подарила самую прекрасную ночь… Это-то и обидело меня больше всего. Думать, что ты могла меня так ласкать, любить так нежно, а потом оставить деловую записку и уйти…

В ее глазах стояли слезы.

— Я и сама считала, что не переживу нашей разлуки.

— Ну и хорошо. — Он нежно поцеловал ее и улыбнулся. — Помни об этом и никогда не пытайся снова бросить меня.

Сандра больше не могла сдерживать слезы, а он все целовал и целовал ее соленые щеки. Вдруг она рассмеялась и попыталась его оттолкнуть. Но его сильные руки сомкнулись вокруг нее неразрывным кольцом.

— В чем дело? Тебе что, щекотно?

— Нет, просто ты весь перемазался в моей туши. — Она провела пальцем по его лицу.

Коннор нахмурился.

— Это случайно не наша водоотталкивающая тушь?

— Она самая, на которую ты дал гарантию на случай грозы, купания, прыжков в воду и прочих водных забав — только не на случай слез. Ну, поскольку я теперь начальник…

Он не стал дожидаться конца фразы.

— Не можем же мы появиться на балу перепачканные твоей тушью!

— В чем проблема? Я остановилась тут в номере…

— Гениально! И знаешь, — тут губы Коннора приблизились к ее шее, — в моем кабинете в диване действительно оказался спальный матрац. Думаю, он нам пригодится…

— Мореа мне этого никогда не простит, — произнесла Сандра, погружаясь в самый сладостный поцелуй в ее жизни.

— Разумеется, простит. Кто же иначе будет продавать ее билеты на благотворительные балы?

Она рассмеялась.

— А как же наш идеальный развод? Мы сами все испортили!

— Тут ты не права, — решительно сказал Коннор, — наш развод будет самым идеальным разводом в мире!

Она отпрянула от него, широко раскрыв глаза от изумления.

Он притянул ее к себе, взял из вазы алую розу на длинном стебле, вложил в ее сплетенные руки и, поцеловав их, произнес:

— Идеальный развод, дорогая, это когда вообще не разводятся.

И разомлевшей в его объятиях Сандре пришлось согласиться.

28
{"b":"18406","o":1}