ЛитМир - Электронная Библиотека

— Графиня не позволит себе такой жестокой шутки и тем более не может это планировать заранее. Кроме того, к чему Хартфорду звонить нам с известием, что она умирает, если это не так?

Сандра вернула бокал стюарду и закрепила кресло в вертикальном положении.

— Потому что из-за этого известия мы оба прилетим к ней. И если мои опасения подтвердятся — она задумала поговорить с нами о наших отношениях и о нашем браке.

— Наш брак, то есть наш бывший брак, графини не касается!

— Попробуй объяснить ей это. Она может иметь другую точку зрения.

— Этикет был ее коньком, а не навязчивой идеей!

Глава ВТОРАЯ

Небо уже стало светлеть, когда Хартфорд постучал в дверь гостевой комнаты. Графиня ушла в сад, ведомый теперь лишь ей, где ее любимые розы никогда не увядают и не теряют своего аромата.

Сандра долго стояла у ее постели, сложив руки и глядя на застывшее спокойное лицо. Когда она наконец спустилась вниз, Коннор сидел у рояля, наигрывая одним пальцем грустный мотив. Не говоря ни слова, он пересек комнату, подошел к серебряному подносу на журнальном столике и налил ей чашку кофе.

Она взяла ее, ощущая пальцами тепло фарфора.

— Не мог бы ты позвонить в авиакомпанию? Я соберусь за час, — выдавила она наконец.

— А куда мы летим? — Коннор нахмурился.

— В Денвер, домой. Куда же еще?

— А как же похороны? — тихо спросил он.

— Графиня давно позаботилась об этом. — Сандра чуть-чуть улыбнулась, но для этого ей потребовалось собрать остатки мужества. — У графини были твердые убеждения, она считала бессердечным сваливать на кого-то такое бремя. А так как она не желала пышной погребальной церемонии, то и предпочла кремацию. После чего завещала развеять ее прах. — Голос Сандры дрожал.

Она и не ожидала, что Коннор обнимет ее или хотя бы протянет руку. Сандра напряглась при воспоминании о своем непростительном поведении прошлой ночью, о своих требованиях, мольбах…

Но Коннор не шелохнулся. Он стоял посредине изысканной гостиной графини и смотрел на Сандру.

Слава Богу, подумала она, он достаточно умен и понял, что прошлая ночь была ошибкой.

— Ты хочешь отправиться домой прямо сейчас? — спросил Коннор. — Я-то должен вернуться, но тебе нет необходимости спешить.

Сандра отрицательно покачала головой.

— О, нет! Мне станет лучше, если я буду занята.

Она слишком поздно поняла, что будет, если они полетят домой вместе. Вполне можно подождать до завтра или, на худой конец, отправиться следующим рейсом сегодня.

Он, наверное, не хочет, чтобы они летели вместе. Конечно, нет, сказала она себе, впрочем, полет настолько непродолжительный, что это вообще не имеет значения, и вскоре они оба будут свободны и погрузятся каждый в свои дела, в реальность.

— Кроме того, — продолжала она настойчиво, — Хартфордам надо отдохнуть, они не могут еще и за нами ухаживать.

— Я в этом не уверен. Может быть, им самим хочется переключиться. Мне кажется, сегодня утром я оскорбил Хартфорда в самых лучших чувствах, когда попросил не беспокоиться насчет завтрака. — Тут Коннор указал на чашку в ее руке. — Немного кофе все же пойдет тебе на пользу.

— Значит, если я не стану пить кофе, Хартфорд всерьез обидится? — Сандра послушно поднесла чашку к губам. Коннор положил, как она любила, пол чайной ложечки сахару. Она уже собралась удивиться, но подумала, что тоже прекрасно помнит — в его кофе надо добавить чуть-чуть сливок.

— Наверняка они оба чувствуют себя обделенными.

Сандра покачала головой.

— Графиня неплохо их обеспечила. Да и я уже сказала, что они могут оставаться здесь, сколько захотят.

— Значит, ты оставишь себе ее городской дом?

— Да. Я просто не могу себе представить, как мы станем делить ее вещи… — Голос Сандры снова задрожал, и ей пришлось пару раз глубоко вздохнуть, прежде чем она смогла выдавить: — Я просто хочу домой.

— Сандра… — Он помолчал. — Я позвоню в авиакомпанию.

Она поставила чашку на поднос и стала стягивать кольца с пальцев.

— Вот, возьми, — протянула она их Коннору, — чтобы не забыть.

Он медленно протянул руку.

— Ты не считаешь, что на это еще найдется время?

Она поморщилась.

— Зачем оттягивать? Хартфорды едва ли заметят. И все равно им придется когда-нибудь узнать о разводе. Теперь, когда графини нет… — Она прижала к себе локти. — Коннор, я тебе очень благодарна за… — Сандра поколебалась, — за то, что ты меня вчера утешил. Со мной все в порядке.

Он спокойно ответил:

— Уверен, ты справишься.

И посмотрел на кольца, на сверкающие в них бриллианты.

— Я всегда думал, что бриллианты подходят тебе больше всего, но не знал, почему. Теперь знаю. Они так же великолепны и так же холодны, как ты.

* * *

Сандра старалась не смотреть в окно. Декабрьская вьюга обрушилась на Денвер со всей яростью, и с двадцатого этажа одного из лучших отелей города можно было видеть лишь серо-белую пелену, затянувшую все дома. Сандра смотрела на город, пока ее желудок не стал угрожать восстанием. Ко всем прочим несчастьям, ресторан «Пиннакл» вращался, и хотя обычно ее не раздражало это постоянное движение, сегодня она чувствовала, будто ее закружило в диком карнавальном вихре.

Это был любимый ресторан ее адвоката, и когда Мореа вчера по телефону договаривалась о встрече, чтобы решить кое-что, связанное с бракоразводным процессом, Сандра приняла ее приглашение без возражений. Конечно, вчера она и не думала о снегопаде, пусть и предсказанном синоптиками.

Казалось, ветер свистит вокруг стеклянной башни.

Метрдотель неслышно приблизился к ее столику и шикарным жестом отодвинул стул напротив Сандры. Мореа Лэндон со вздохом уселась, элегантно перекинула через плечо конец красного шелкового шарфа с бахромой и, наклонившись к Сандре, взяла ее за руку.

— Дорогая, как ты? Я не видела тебя по меньшей мере две недели, — произнесла она низким, с хрипотцой, голосом.

— Мне было бы лучше, если бы снег падал сверху вниз, а не справа налево.

Мореа сочувственно улыбнулась и пробежала глазами меню, прежде чем отодвинуть его в сторону.

— Да, погодка явно испытывает нас на сопротивление морской болезни, не так ли? Разопьем-ка мы с тобой бутылочку вина!

— Спасибо, не хочется. Меня и так тошнит от этого кружения и вьюги.

— Тогда содовой. И повернись спиной к окну. Помню, отец учил меня не бояться грозы, относиться к ней как к игре, а я еще должна была говорить ему, на что похожа молния.

— Любишь составлять из облаков картинки?

— Угадала. Видишь там маленькое пузико? Напоминает Робина-Бобина, правда? — Она посерьезнела. — Мне очень жаль графиню, Сандра.

— Спасибо за записку.

— Ты ведь хотела уехать на Рождество в Европу.

Сандра мельком глянула в меню, скорее для того, чтобы взять себя в руки и уйти от этой темы, и посмотрела на официанта:

— Мне, пожалуйста, салат из морепродуктов с домашней подливкой.

— А я хочу скампи и двойную порцию чесночных гренок. — Мореа мило улыбнулась. — Вечером у меня серьезный оппонент по делу о разводе, который не так просто уладить, как твой. Думаю, коллега будет покладистее, чем обычно, стремясь поскорее удрать от адвоката, распространяющего чесночный аромат.

— Так вот чему вас учат в юридической академии?

— О нет. В юридической академии меня научили другому! — Мореа подняла свой бокал с содовой. — Наконец назначено слушание твоего дела. Ваш развод будет завершен в конце февраля, числа четырнадцатого, если быть точной. Сандра чуть не уронила свой бокал.

— Ведь это же День Святого Валентина…

— Знаю, годовщина твоей свадьбы! По крайней мере, — добавила Мореа, — ты никогда не забудешь о дне своей свободы. И сможешь пойти на бал в День Святого Валентина, ведь ты уже будешь незамужней женщиной, с абсолютно чистой совестью.

— Сомневаюсь, что я буду его отмечать, — пробормотала Сандра.

3
{"b":"18406","o":1}