ЛитМир - Электронная Библиотека

— Какой ужас!

— Это вы про легенду?

— Да нет, это я про соус…

— И заметьте, Сюзанна до сих пор спускается иногда по этим ступенькам!

— По которым мы шли?

— Ну да! И за шлейфом ее платья тянется кровавый след.

— Ой! — не выдержала Дэзи. Поскольку именно в этот момент на лестнице послышались шаги.

— Да не волнуйтесь вы так! Могу вас успокоить: бедняжка Сью появляется здесь только на Хэллоуин…

Действительно, вместо Сюзанны и ее шлейфа в полумраке зала появился вполне реальный официант.

— Это что же здесь было раньше? — сразу поинтересовалась у него Дэзи, кивая на массивные каменные своды. — Тюрьма?

— О, да, — официант кивнул. — Сначала, при рыцарях, тюрьма. А потом один купец делал здесь пиво.

— Это он про папашу бедняжки Сью, — шепнул Дези на ухо молодой человек.

Несмотря на кондиционер, в ресторанчике ясно чувствовался запах земли и речной сырости — где-то совсем рядом пролегало дно глубокой полноводной реки.

Официант принес свечу.

— Вот за этим портретом, который висит у вас за спиной, начинается подземный ход, — зачем-то предупредил он Светлову.

— Спасибо. Это очень интересно, но мы вряд ли им воспользуемся… — поблагодарила его Аня.

Она решила, что они с Китом уже достаточно хлебнули романтики — пора бы теперь и на свежий воздух.

Поэтому меню Анна смотреть не стала, а начала собираться.

— Пожалуй, мы вас покинем, — предупредила она своих спутников. — Встретимся возле машины в семь.

Договорились?

Дэзи лишь рассеянно кивнула в ответ, не отрывая взгляда от своего нового знакомого.

К семи вечера, нагулявшись так, что Кит уже клевал носом, они направились к машине. Пора было домой. К тому же начинался дождь.

По узкой пустынной улице Аня и Кит подошли к маленькой, обрамленной старинными зданиями площади. Отсюда уже рукой было подать до припаркованного неподалеку автомобиля, который Дэзи арендовала для этого путешествия.

Капли уже вовсю щелкали по булыжнику.

— Прибавим шагу, Китенок, а то промокнем!

Им оставалось только пересечь эту площадь.

Впереди в пелене дождя посреди этой старинной красивой площади замаячили два довольно неясных силуэта. Так или нет, но Светловой показалось, что кто-то целуется прямо под дождем. Впрочем… Анна пригляделась: силуэты вдруг показались ей довольно знакомыми! Она остановилась в нерешительности.

Остановилась сама и притормозила рвущегося вперед Кита.

Ну так и есть… Ее опасения подтвердились самым стремительным образом: это были не «кто-то», а очень хорошо известная ей парочка!

На мокрой от дождя, пустынной, вымощенной булыжником площади целовались Дэзи и Симпатичный.

Киту это зрелище явно понравилось — он тянул мать за руку, явно намереваясь присоединиться к обществу.

— Обойдем-ка, Кит, стороной эту сладкую парочку, — Анна осадила рвущегося к общению ребенка. — Похоже, мы тут лишние!

Глава 8

Следующее утро выдалось тихим и солнечным.

Где-то в ветвях садика у отеля заливались-щелкали настоящие соловьи. И в радостном предвкушении — впереди отличный погожий день! — Светлова и Кит распахнули дверь своего номера.

Мимо, таща чемодан на колесиках и даже не оглянувшись в их сторону, хмуро прошествовала мадам Вронская.

— Как?! Вы уезжаете? — удивилась Светлова.

— Уезжаю… Представьте! С меня хватит… Нервы у меня, извините, — не канаты!

— Да что такое снова случилось, мадам Вронская? — изумилась Светлова.

— Скажу правду: у меня с самого начала, как только я здесь поселилась, было предчувствие!

— Предчувствие?

— Да! А уж когда появился этот мертвец…

— Помилуйте, но это же была естественная смерть… Плохо с сердцем! Бывает, знаете ли, случается…

— Никакая она была не естественная! Это была — чтоб вы знали! — неестественная смерть!

— А какая же?

— Когда человек умирает неестественной смертью, это называется, милочка моя, убийство.

— С чего вы взяли?

— Я взяла?! Я-то ничего не брала… — Вронская перешла на шепот:

— Представьте… Вчера наша хозяйка снова разговаривала с полицейскими!

— Вот как?

— Да, они снова приезжали в отель. И я случайно оказалась в курсе…

— Вы слышали их разговор?

— Ну.., так получилось…

— И что же вы.., узнали? — Светлова всеми силами постаралась избежать слова «подслушали».

— Так вот, моя дорогая, полицейские снова расспрашивали пани Черникову об этом человеке, который умер в восьмом номере. Как он себя вел? С кем общался? Не заметила ли она чего-нибудь подозрительного, когда тот появился в отеле?

— Ну это же естественно? — Анна постаралась изобразить простодушие.

— Опять! Ну, все у вас, милая моя, выходит естественно! Что ни случись… — возмутилась мадам Вронская. — А между тем в этом тоже нет ничего естественного! Как вы думаете, почему у полиции снова такой интерес к покойнику?

— Теряюсь в догадках…

— О-о! — патетически воскликнула Вронская. — Если бы вы только знали, что я услышала!

— Я — вся внимание…

— У полиции, оказывается, появились новые данные экспертизы!

— Новые данные?

— Да! — И Вронская перешла снова на шепот:

— Представьте, в его организме все-таки обнаружили следы какого-то яда!

— В организме покойника?

— Именно, милочка! Не в моем же?!

— Неужели его отравили?!

— Полицейские считают, что кто-то мог воспользоваться лекарством, которое покойный обычно принимал перед сном, и подменить обычные капсулы на смертельные.

— Кто-то?

— Ну, преступник, разумеется… Кто же еще? Вы же меня понимаете! Вы же неглупая женщина.

— Спасибо, — смиренно поблагодарила ее Анна.

— Тем более что следы этого обычного для астматиков лекарства, прописанного, заметьте, для ежедневного приема, в крови покойного обнаружены, а вот… Вы следите за моей мыслью?

— Да-да, — покорно кивнула Аня. — Самым внимательным образом…

— А вот самой коробочки с лекарствами в номере не оказалось!

— Вот как?

— Именно! То есть тот, кто подменил лекарство и положил на ночной столик рядом с постелью смертельные капсулы, вернулся и забрал их. Как опасную для себя улику!

— Почему же он не положил на место обычное лекарство? — не удержалась Светлова.

Несколько секунд Вронская растерянно ее разглядывала.

— Я не могу ответить на каждый ваш вопрос! — наконец возмущенно заключила полька.

"Понятна, понятна, мадам Вронская, ваша мысль.

Один дурак может задать столько вопросов, что десять умных не ответят, это вы хотели сказать? Однако… Опрометчиво! Преступнику все-таки следовало положить на место коробочку с обычным лекарством… — подумала Светлова. — Почему же он этого не сделал? Ответ на этот вопрос многое бы прояснил".

Между тем, бросив Анне на прощанье: «Меня ждет такси!», мадам Вронская снова энергично потащила свой чемодан к выходу.

— Мадам Вронская, — задержала ее Аня, — неужели вы уедете, так и не узнав, чем закончилась эта история?

Было очевидно, что этот простой вопрос еще не приходил взволнованной мадам в голову… А между тем полька была не из тех, кто может уснуть спокойно не утолив своего любопытства.

— Вы думаете? — Она замешкалась.

— Конечно!

— Возможно, в чем-то вы и правы… — всерьез задумалась Вронская. — В самом деле… Может быть, и вправду немного задержаться? На денек-другой?

— Ну, конечно, конечно, милая мадам Вронская! — поддакнула Анна. — Можно и подольше. Дело явно непростое. Так быстро полиции его не раскрыть.

«Потерять мадам, которая, можно сказать, просто улавливает информацию из воздуха, было бы очень жаль…» — подумала Аня.

Ключ, оставленный, очевидно, горничной, убиравшей номера, был в двери. Светлова открыла дверь и заглянула внутрь.

Восьмой номер пустовал.

С тех пор как здесь умер человек, никто не решался занять эти, в общем-то, самые удобные и комфортабельные, с выходом в сад, апартаменты.

14
{"b":"1841","o":1}