ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, за это ей надо благодарить судьбу и того не слишком расторопного типа, что уже укатил на своей «Ауди»…

— Так вы думаете, тот, кто стрелял, дилетант?

— И да, и нет… Рука у него, надо признать, твердая. А вот в остальном… Что он не из нашего цеха, это точно. Как, впрочем, и не с противоположной стороны баррикад.

— То есть хотите сказать, что он не профессиональный бандит?

— Точно нет. Мне кажется, он не имеет отношения к преступному миру… Дилетант. Но дилетант, хорошо стреляющий.

— Может быть, из армейских?

— Любопытное предположение… — Анин спутник посмотрел на нее с интересом. — Что-то я все больше сомневаюсь, что имею дело с домашней хозяйкой. И под обстрелом вы как-то чересчур осмысленно себя ведете. Не подпрыгиваете, как заяц, не визжите. Ишь как окопались! — Он кивнул на камешек, который, надо было это признать, Светлова выбрала крайне удачно. — Вы что же, по утрам перед завтраком вместо пробежки отрабатываете этот номер?

— Какой номер?

— Ну, правильное поведение под внезапным прицельным огнем противника?

— Ой, да что вы! — запротестовала Аня. — Перед завтраком я лишь немного тренируюсь, разбирая автомат Калашникова.

— Да вы шуточками н6 отделывайтесь! Вы, девушка, часом не к нашей ли епархии имеете отношение?

— Ой, да что вы! Куда нам! Не смеем примазываться к высоким профессионалам. Так, выступаем иногда — точнее, выступали, были времена — на любительском уровне.

— Понятно, понятно… Частный бизнес, стало быть. Все же коллега.., в некотором роде. А тут что же? Не промышляете, часом, по заказу какого-нибудь клиента?

— Чур меня, чур… Да ни в коем случае! — совершенно искренне отвергла это предположение Анна.

— Интересно, интересно… — Симпатичный прищурился, рассматривая ее.

— А я вообще интересный собеседник, — призналась она. — Для вас, возможно, особенно. Только не в данную минуту. После такого приключения мне хочется поскорее увидеть Кита.

— Один только вопрос. Вы расскажете Дэзи о том, кто я?

— Нет, конечно. Это ведь не мой секрет! Захотите, сами расскажете.

— Благодарю.

— Не за что. На моем месте так поступил бы каждый.

— А вот в этом я не уверен.

— Кстати, вы знаете, как Юлий Цезарь выбирал смелых солдат? — заметила Светлова, когда они уже уселись в машину.

— Понятия не имею…

— А ведь он умел угадывать их с одного взгляда.

— Как же это у него получалось?

— Понимаете, есть люди, которые в момент опасности бледнеют.

— А что — разве это происходит не со всеми?

— Нет. Есть и те, у кого, наоборот, лицо краснеет.

И сейчас, оказывается, наука уже выяснила, что это связано с тем, что в момент опасности у человека вырабатываются определенные гормоны. Причем у некоторых в этот момент организм вырабатывает гормоны страха. Именно они и имеют привычку бледнеть.

А у других, напротив, гормон агрессии.

— И что?

— Ничего. Видели бы вы, какая красная у вас была физиономия, когда вы палили из пистолета. Право же, Юлий Цезарь был бы вами доволен.

У Анны было ощущение, что она вернулась с войны. Всю обратную дорогу до отеля она воображала, что с ребенком тоже что-нибудь в ее отсутствие приключилось.

Но с Китом все было в порядке, и она немного успокоилась. И попыталась понять, что же все-таки с ними в дороге приключилось.

Получалось, что человек, который открыл по ним стрельбу, знал об их поездке за подарком для Дэзи.

Стало быть, имел какое-то отношение к отелю «Королевский сад»? Сложность заключалась в том, что все, абсолютно все в отеле знали об этой поездке. Так что это мог быть кто угодно…

А вот им с Симпатичным известно о незнакомце только то, что это был мужчина высокого роста. Стало быть, любой высокий мужчина.

А что, если это была ревность соперника?

Вообще-то Светлова считала, что в начале расследования имеют право на существование даже самые невероятные, самые фантастичные версии и предположения. Скажем, а что, если это был длинноволосый художник Руслан? Нет, правда, а вдруг? Трудно, конечно, поверить… Но вдруг? Решил угрохать соперника… Ради своей великой любви… Или просто ради богатой невесты… Пиф-паф по удачливому конкуренту — и вот уже вакансия жениха снова свободна. Похоронил — и ухаживай себе за девушкой сколько хочешь… А что, в самом деле? Художник высокого роста, и то, что мужчина, — вне всякого сомнения…

Столько примет сходится!

Светлова невесело усмехнулась.

Да что там мужчины… Вот мадам Гоцци, например. Очень высокая, сухопарая, немолодая, но крепкая, жилистая женщина. Такие прогулочки совершает каждый день в гору, километров по пятнадцать. Что называется, всегда в хорошей спортивной форме. Небольшой маскарад, переодевание в мужчину, и… Ведь кто ее знает, умеет она стрелять или нет? Не такое уж это и редкое умение по нынешним временам.

Ну, а самое главное… Незнакомец, которого Светлова уже дважды видела из окна отеля, не выходил у нее из головы! Причем последний раз она видела его как раз накануне их поездки за подарком. Не следует ли из этого, что поджидал незнакомец именно сыщика? Отсюда и его информированность. Он об этой поездке знал, потому что следит за отелем. Наблюдает, возможно, прослушивает — вот и в курсе.

В общем, по зрелому и спокойному размышлению Анна пришла к выводу, что войнушка, приключившаяся с ними на дороге, имела — исключительно! — отношение к ее попутчику. Тем более что этот парень из Интерпола даже не слишком удивился, когда началась пальба. Что делать, у молодого человека такая профессия, такая работа… Всякое может быть — ни дня без пистолета!

В общем, она, Светлова, тут, получается, ни при чем, и причин для паники нет. Тем более нет причин, чтобы уезжать из столь милого уютного городка, к которому она порядком уже привязалась. Ну, немного стреляют…

Просто надо тщательнее выбирать себе попутчиков, только и всего. Как говорится, безопасность на дорогах зависит от нас самих.

Что же касается всего остального, получалось, что каждый остался при своих. И Светлова и Сыщик…

После происшествия на дороге Анна переименовала Симпатичного в Сыщика. А то как-то неудобно: солидный человек из Интерпола. Такая организация. А она его окрестила, как какого-то уличного кидалу, — Симпатичный!

Ну, что Сыщик не бросился делиться с Аней своими служебными тайнами, это понятно… Хотя она-то лично ни секунды не сомневалась, что привело его в «Королевский сад» какое-то важное расследование.

Недаром уже истрачено столько патронов. И отпуск его тут совершенно ни при чем!

Но и Светлова отнюдь не бросилась на грудь Интерпола и не использовала обратный путь в отель для душераздирающих откровений. Ни слова не сказала Сыщику о том, что ее тревожило все последнее время.

Хотя посоветоваться с таким профи ей очень хотелось. Да что там посоветоваться. Больше всего на свете ей хотелось переложить груз некоторой ответственности, которую она, увы, уже ощущала за Дэзи, на его крепкие мужские интерполовские плечи. Ой как хотелось… Вот пусть он теперь бы и разбирался: был голос или нет? И отчего помер «дядя Костя», и кто ему помог? И сгорели эти трое в фуникулере или их сожгли? Был заказ на убийство или нет? И какое папа милашки Дэзи имеет ко всему этому отношение? И имеет ли? И не был ли тот пожар шуткой пироманьяка Мартина?

Однако, как Анна поняла, сама Дэзи Сыщику ничего о своих проблемах не рассказала. Несмотря на самые теплые — куда уж теплее! — отношения с этим молодым человеком. Он, правда, тоже не доложил еще девушке, где работает. Но, как со своим «бонами», она могла бы с ним поделиться тревогами! Но нет! Судя по всему, этого не случилось. И аналогичного, такого, как Светловой, — порасследовать папины проделки — предложения ему девочка не сделала.

Ну что ж… Если Дэзи решила пока не раскрывать ему душу, то у Анны тем более нет никакого права делиться чужими, не принадлежащими ей секретами.

18
{"b":"1841","o":1}