ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы ничего ему не сказали? — все же при первом удобном случае спросила она у девушки.

— Кому?

— Никите!

— О чем это?

— Ну, о своих.., подозрениях?

— Нет, конечно.

— И не хотите?

— Да?! Спасибо! — хмуро буркнула Дэзи в ответ. — Благодарю покорно… Один раз я уже решилась на откровенность. И знаете, что я услышала в ответ?

Напомнить?

— Я не забыла. Можете не напоминать, — смутилась Светлова.

— Вот именно! Меня посчитали сумасшедшей. Не хватало, чтобы еще и Никита стал так же обо мне думать!

— Значит, не скажете?

— Нет и нет! Вы отбили у меня всякое желание искать помощи. И вообще.., меня все это больше не интересует.

— Вот как?

— Это все шутки Мартина. Вы были правы. Поэтому те люди и сгорели. Я теперь тоже в этом уверена.

А дядя Костя… — она на секунду запнулась, — дядя Костя просто умер. У него было плохое сердце. И, наконец, я поняла, как следует жить: витамины, которые вы посоветовали мне принимать, подействовали.

Никаких голосов. Я не слышу больше никаких голосов!

— Ну что ж…

— И вообще… Я хочу просто жить и чувствовать себя счастливой, влюбленной. Может быть, даже я выйду замуж. А что? Мне уже, кажется, пора… Да, именно так!

— А вы что же, совсем не советуетесь с родителями, когда решаете такие вопросы? — поинтересовалась Анна.

— Какие вопросы?

— Ну, например, за кого выходить замуж. И выходить ли вообще… Вас не интересует их мнение о такого рода пустяках?

Дэзи вдруг задумалась.

— Да вы не слушайте, что я болтаю, — наконец сказала она. — На самом деле все не так просто. Это я так.., порхаю на воле, пока папа не взял ситуацию под контроль. Обычно он появляется и сразу всех моих женихов разгоняет.

— Именно о чем-то подобном я и подумала.

— Конечно, пока у меня ничего особенно серьезного не было, но я подозреваю, что когда придет время и для серьезного…

— Папа сам об этом побеспокоится?

— О, да… — Она беспечно махнула рукой:

— А вообще… Хватит об этом. Пока я хочу жить и ни о чем не думать!

«Ну что ж, попробуй… — вздохнула Анна. — Затея хорошая, но обычно из нее — это она знала по себе — ничего не получается».

Однако отчитала ее девочка довольно жестко. И теперь пришла очередь Светловой терзаться: а вдруг это все серьезно? И она, что называется, глубоко не права, что усыпила подозрительность Дэзи?

Анна упорно возвращалась к этой мысли и приходила к выводу, что виновата. Она слишком снисходительно отнеслась к рассказу Дэзи. Все дело в том, что есть люди, которые слишком гордятся своей внутренней холодностью и трезвостью, и, по-видимому, она, Светлова, относится к таким. Поэтому она и посчитала подозрения девушки всего лишь сумасбродными фантазиями.

Во искупление своей вины и на всякий случай Анна решила кое-что проверить…

Глава 10

Светлова поднималась по пустынной мощенной булыжником Замковой улице, забирающейся все круче в гору.

В старинной кладке каменных глухих заборов, кое-где разрушенных столетиями и покрытых мхом, время от времени малиново помигивали огоньки домофонов и переговорных устройств… Это сочетание Средневековья и современных достижений охранных систем выглядело довольно забавно. Но, в общем, Светловой было не до занимательных наблюдений.

Замковая улица была на редкость безлюдна. Ни одного человека… Неужели она так никого и не встретит по пути? В общем-то, не слишком уютное ощущение. Когда идешь в гости к пироманьяку, хотелось бы, чтобы было помноголюднее.

Идея не слишком богатая. Но не проверить ее Анне не позволяли совесть и старая закалка.

Наконец пустынный пейзаж хоть немного оживился: наверху, где-то в самом конце Замковой улицы, неясно замаячил силуэт. Светлова прибавила было шагу, чтобы нагнать одинокого прохожего. Но быстро поняла, что человек идет навстречу.

Фигура становилась все более различимой. И она вгляделась попристальней.

Какой-то высокий мужчина неторопливо, явно прогуливаясь, спускался вниз по Замковой улице. Вот те раз…. Снова знакомые лица…

— Гуляете?

— Точно так… Прогуливаюсь. Бездельничаю, — усмехнулся Сыщик. — Утро сказочное!

— Пожалуй… Я, правда, даже и не заметила, насколько оно сказочное.

— А что же вы? Неужто по делам?

Светлова секунду раздумывала. А потом решила не юлить и не слишком скрытничать.

— Угадали!

Откровенность ее была, разумеется, не совсем бескорыстной. Честно говоря, ей не слишком хотелось геройствовать. А такой спутник, как Никита, при визите, который она собиралась нанести, не помешал бы.

— А вы уже возвращаетесь в «Королевский сад»? — поинтересовалась она осторожно.

— Угадали.

— А может быть, если уж вы все равно бездельничаете… В общем, я хочу вам предложить: не хотите еще задержаться и вместе со мной зайти в гости?

Здесь недалеко.

— Приглашаете?

— Угу…

— В гости к кому, если не секрет?

— Его зовут Мартин, ему двадцать восемь лет, — отрапортовала Анна, — он неженат, безработный и живет в последнем доме по Замковой улице. Вон там. — Светлова кивнула вверх на гору, туда, откуда как раз и спускался молодой человек.

— Исчерпывающая информация. — Сыщик опять усмехнулся. — Неженат, безработный… — повторил он вслед за Анной. — И что любопытно, любит, имея достаточно свободного времени, поэкспериментировать с легковоспламеняющимися горючими веществами и взрывными устройствами.

— Откуда вы это знаете? Вам в полиции сказали?

— Увы… Полицию ваш Мартин не слишком интересует. Скорее всего я узнал все это оттуда же, откуда и вы. У нас один и тот же, как мне кажется, бесценный источник информации. Не так ли?

— Точно, — вздохнула Светлова. — Вам тоже об этом парне рассказала пани Черникова?

— Ну, я же говорю, один источник информации!

Так, значит, все-таки промышляете тут своим частным сыскным бизнесом… Кто клиент? Я, часом, не знаком? По заказу работаете?

— Вы и правы, и не правы. Клянусь, ни на кого я не работаю… Сейчас, во всяком случае. Но мне кажется очень важным проверить кое-что… Так что же насчет совместной прогулки? — повторила свой вопрос Светлова.

— Я могу, конечно, составить вам компанию. Но исключительно лишь ради того, чтобы вам не было скучно или.., страшно!

Аня усмехнулась:

— Только поэтому?

— Конечно. Поскольку других причин интересоваться персоной этого малого — нет. Убежден, что подозревать этого бедолагу с поврежденным рассудком, как это делаете вы, не стоит.

— Хорошо… Не буду спорить. Тогда составьте мне компанию просто так — безо всяких веских причин и оснований, — попросила Светлова.

— О'кей!

Сыщик покладисто развернулся, и они дружно зашагали вверх по Замковой улице.

— Вы хоть знаете, с чего началась «карьера» этого Мартина? — поинтересовался у Анны Сыщик.

— ?

— С довольно забавного фокуса. Мальчик решил опробовать старинный рецепт: оставил на окне школьного кабинета колбу, наполненную водой, и бумагу.

— И?

— Ну… Стекло колбы, вода, сфокусированный солнечный луч, лист бумаги… Следующий день был солнечным и выходным, школа закрыта. И вот ровно в полдень — расчет был точным, лучи солнца в это время бьют прямо в окна и фокусируются через колбу — бумага начинает дымиться.

— Получилось?

— Еще как!

— Учительницу сильно не любил?

— Да нет… Просто ухе и тогда искусство пиротехники он любил больше всего. Но вот заметьте, никто не пострадал. Ни тогда, ни потом… Все пожары Мартина какие-то несерьезные — без жертв. Недаром полиция его отпустила.

— Случайное везение?

— Ничего нельзя утверждать с определенностью.

Во всяком случае, так, чтобы заживо сгорели три человека, это впервые!

— Ну вот мы, кажется, и пришли!

Светлова, запрокинув голову, рассматривала дом.

Дом этот был не то чтобы неухожен или заброшен… Где-нибудь на сорок третьем километре Курской железной дороги на такой и внимания бы никто не обратил: дом как дом. Но здесь он выглядел изгоем. Существенно отличался от других домов городка, хозяева которых, это было очевидно, большую часть жизни проводили, выбирая рассаду для клумб, ткань для занавесок и колер для крыши и стен: бесконечно прихорашивали и обустраивали свое жилье.

19
{"b":"1841","o":1}