ЛитМир - Электронная Библиотека

Кстати, Светловой теперь, когда она разглядывала художника более чем внимательно, пришло в голову, что он не так уж и юн. Скорее какая-то феноменальная моложавость. Ведь моложавость — всего лишь маска молодости, а не сама молодость. Да, действительно, манера одеваться, длинные волосы, поведение — все было у него как у юноши. А на самом деле, если приглядеться повнимательнее, в его глазах таилось что-то уже очень немолодое и осторожное.

Светлова видела, как равнодушно взгляд художника скользит мимо раскрытого рояля, над которым летают пальцы Дэзи.

«Его красивые пальцы летали над клавишами рояля, когда он играл на нем в шахматы». Да, пожалуй, эта фраза Милорада Павича тоже очень подходит господину Климову. ;Если Климов и играл когда-то на рояле, то именно в шахматы. Он и не музыкант — это точно. Но кто же еще так бережет свои руки?

«Какая-то актриса, кажется, Анни Жирардо, признавалась, что прежде всего смотрит мужчинам на руки… — подумала Светлова. — Пожалуй, это правило еще больше подошло бы сыщикам».

Не художник, не музыкант… Тогда — кто? Может, просто гастролирующий жиголо? Искатель богатых невест? Тогда его можно поздравить. Кажется, он нашел то, что искал. Кстати, с поздравлениями и вправду затягивать было уже неловко. И Светлова поздравила обрученных. Или помолвленных? Или как их там следует называть?

Поздравила…. Но ей почему-то было грустно.

— Дэзи, а что сказал ваш папа? — вскользь поинтересовалась Анна у девушки.

«Помолвленная» сначала только отмахнулась.

— Так он еще не знает? — не сумела скрыть удивления Светлова.

— Я папу уговорю.

— Откуда такой оптимизм в отношении этой помолвки?

— Просто на этот раз все очень серьезно… — твердо сказала Дэзи. — И я папу уговорю! У меня уже немного получается — отец потихоньку поддается…

— Неужели он уже видел вашего жениха?

— Нет, но я все рассказала ему по телефону.

«Чудненько, — подумала Светлова. — Описала папе жениха по телефону! Папе описание понравилось… Очевидно, по мобильному скоро будут не только свататься и знакомиться с родителями, но и браки заключать…»

— Дэзи… Я, конечно, не имею никакого права это обсуждать. Но вам не кажется, что вы погорячились?

В старину такие помолвки называли «с досады».

— Ничего подобного!

— Ну что ж, вам видней! — Аня вздохнула. — А как подвигается работа над вашим портретом? Вам нравится то, что получается?

— Увы…

— Вот как?

— Да нет, вы не правильно поняли! Дело в том, что Руслан пока не разрешает мне даже взглянуть. Говорит, у него примета такая…

— Наверное, это тяжело: сидеть неподвижно по стольку времени?

— Да нет, ничего… Я обычно, чтобы скоротать время, что-нибудь ему рассказываю. Не знаю, конечно, насколько Рустику это интересно… Он все молчит себе да рисует. Но мне все равно приятно. Хоть кто-то готов меня выслушать.

Светлова не сумела подавить вздоха. Даже само это обручение и объявление о помолвке в гостиной отеля чужим людям казалось ей по меньшей мере странным и неестественным. К чему это представление? Счастливые пары самодостаточны, им никто не; нужен. Влюбленные и родных-то иногда забывают поставить в известность о своих намерениях, не то что чужих… Но было очевидно, что Дэзи зачем-то понадобилось это представление… Впрочем, ясно зачем!

Конечно, Сыщик вел себя подобающим образом, но было видно, что это явно не самый счастливый день в его жизни. Укол оказался болезненным и направлен был очень точно. В самое его сердце. В ответ на сочувствующий взгляд Светловой Никита только усмехнулся:

— Она не ветреная. Все правильно. Вы между легавым и художником кого бы выбрали? Согласитесь, что художник — это все-таки более романтичный и естественный выбор для столь молодой девушки!

— Не знаю, не знаю… — пробормотала Анна. — Я еще не видела, что он там рисует… Художники, как и сыщики, бывают разные.

— А вот без соболезнований вы, кажется, не можете. Хотя, право же, не стоит. — Никита опять усмехнулся и отправился в сторону бара.

— Неужели напьетесь? — поинтересовалась вдогонку Анна.

— Еще не решил.

Рядом со Светловой остановилась хозяйка отеля.

— Почему вы совсем не пьете шампанское? — шепнула Ане на ухо пани Черникова.

— Что-то не хочется, — вздохнула та.

— А вы знаете, — задумчиво заметила хозяйка отеля, — мне отчего-то тоже не хочется. Хотя шампанское отличное… Жених не поскупился!

— Кстати, как он вам? — поинтересовалась Анна.

Пани Черникова пожала плечами.

— Знаете, некоторое время назад, — заметила она, — у нас тут гостила женщина-экстрасенс. Вас, мадам Светлова, тогда еще здесь не было… И вот однажды эта дама затеяла сеанс «Кто есть кто?». Выясняла «внутреннюю суть». Ну понимаете, они ведь утверждают, что видят людей насквозь…

— Шарлатанка?

— Да нет… То есть сначала все, конечно, так и подумали! Но она точно угадала имена некоторых присутствующих, хотя не была еще знакома с этими людьми. И даже их профессии угадала! Кто чем занимается. Ну, и еще некоторые детали назвала очень точно…

— И доверие к ее прорицаниям сразу возросло?

— В общем, да.

— Интересно…

— Мне она, например, предсказала, что отель «Королевский сад» будет процветать и я расплачусь наконец по всем кредитам.

«Ну еще бы… — усмехнулась про себя Аня. — Такие предсказания — лучший способ вызвать доверие».

— Вообще-то она очень интересно обо всех рассказывала, эта экстрасенс…

Пани Черникова вдруг замолчала.

— И что же? — не выдержала Светлова.

— Вас, наверное, интересует, что она сказала о женихе этой милой девочки? — хитро" прищурилась хозяйка отеля.

— Вы угадали.

— Ничего. Она не сказала о нем ни слова.

— Вот как?

— Видите ли, от ясновидящего взора этой женщины-экстрасенса тогда ускользнули двое…

— Кто же?

— Во-первых, мадам Гоцци. Она вдруг встала и ушла… Прежде чем очередь дошла до нее.

— А еще Руслан?

— Точно. Господин Климов.

— Он тоже ушел?

— Нет… Экстрасенс сама отказалась что-либо говорить о нем.

— Почему?

— Видите ли, он был последним в очереди, и она вдруг сказала, что уже очень устала. Растратила энергию! Пообещала все рассказать о нем в другой раз.

— И что же?

— К сожалению, этого другого раза не случилось.

Отчего-то уже на следующий день она уехала.

— А накануне она собиралась уезжать?

— Вовсе нет. Напротив. Она собиралась погостить у меня еще.

— Любопытно .

— Как вы думаете, мадам Светлова, насчет отеля она правду сказала? — вздохнула пани Черникова. — Я ведь, признаться, на самом деле довольно суеверна…

— Кстати, о суевериях! — заметила подошедшая к ним в этот момент мадам Вронская. — Некоторые поверья категорически требуют заключать браки только во время прибывания Луны!

— Да, и что же? — рассеянно переспросила Анна.

— А сейчас… — почти трагически возвысила голос полька, — а сейчас она на ущербе!

Светлова отвела занавеску на окне. И вправду, сияющий лунный диск как будто мышка с правого края обгрызла.

«Надо же… Жених такой специалист по предвидению будущего с помощью бараньей лопатки… — подумала Анна. — А с луной так лопухнулся! Неужели не мог подождать, пока она станет прибывать?»

Аня опустила занавеску.

Кстати сказать, знакомого черного силуэта за окном не было.

Это было скверно, это было неприлично, это было ужасно… Но тем не менее Анна собиралась это сделать. Затея оказалась непростой: в отельчике, где все двери были, по сути дела, нараспашку, этот номер в отсутствии хозяина всегда был тщательно закрыт. И все-таки Светлова улучила момент…

Когда горничная, убиравшая этот номер, замурлыкала, надраивая кафель в ванной, Анна, прогуливавшаяся по коридору, открыла дверь и шмыгнула внутрь. Собственно, ей не нужно было много времени. Всего-то ничего… Буквально три-четыре минуты!

Только лишь взглянуть. И правда, одного взгляда оказалось вполне достаточно!

27
{"b":"1841","o":1}