ЛитМир - Электронная Библиотека

А Сыщик, как назло, все не появлялся.

В ожидании Никиты Светлова предприняла свое собственное срочное блиц-расследование. Главной подозреваемой была на сей раз домушница Чучу. Рецидивистка со стажем.

Рассеянная, подслеповатая мадам Вронская, погруженная в мистические предчувствия и гадания, была, судя по всему, для опытной рецидивистки Чучу отличной ширмой. Полька даже не удосужилась обыскать карманы попонки, в которую обряжали мартышку, когда на улице становилось прохладно.

В присутствии «понятых» — самой Вронской, а также хозяйки отеля пани Черниковой — и был наконец произведен обыск.

— Ого! Да тут целый склад краденого!

— Ну и Чучу! Ну и уголовница…

— Очки, шариковая ручка… И даже коробочка с каким-то лекарством…

Светлова осторожно взяла коробочку в руки, прочитала название. И ахнула… От астмы! То самое, что принимал покойный Кубоцкий! Так вот в чем дело…

Вот почему преступник, отравивший Кубоцкого, не вернул его лекарство на место… Чучу помешала. Утащила коробочку с лекарством! Вор у вора шапку украл. Один преступник, в данном случае вороватая Чучу, нарушил планы другого…. Мартышка коварно украла лекарство, которое тот собирался, по всей видимости, после смерти Кубоцкого вернуть на место. А купить в аптеке другую упаковку преступник, видимо, не мог, ведь здесь все лекарства продаются только по рецепту врача!

Как известно, именно отсутствие этого лекарства и насторожило полицию. Именно это и навело на мысль об убийстве. Возможно, не вмешайся Чучу в ход событий таким вот образом — никто бы ничего и не заподозрил! И не была бы проведена такая тщательная экспертиза…

— А мои чашки? — с не поддающейся логическому объяснению надеждой в голосе спросила вдруг пани Черникова, глядя, как Светлова опустошает карманы Чучиной попонки.

— Увы, пани Черникова, вот ваших чашек тут нет.

— А где же они тогда?

Аня пожала плечами:

— Сие загадка. Возможно, когда-нибудь и она будет разгадана.

Мяч Кита угодил в клумбу. Достал его Руслан Климов, новоиспеченный жених Дэзи.

— Спасибо, — поблагодарила его Анна.

Мяч вывалялся в сырой после дождя земле. И художник, отфутболив его Киту, опустил руки в небольшой фонтан, который украшал сад пани Черниковой, чтобы сполоснуть их.

Что слово «сполоснуть» тут неуместно, Светлова .поняла сразу… Очевидно, подчиняясь какой-то уже автоматической, угнездившейся в характере привычке, явно задумавшись о чем-то своем, Климов стал их именно мыть… Довольно долго и тщательно. Методично растирал пальцы… Хотя фонтан, прямо скажем, не самое подходящее для этого место. Наконец он вымыл руки и поднял их вверх, чтобы обсохли…

А Светлова, наблюдая бессознательно за его действиями, вдруг поняла, что напомнил ей не так давно порядок в комнате Климова: все эти педантично разложенные на столе мелочи…

Посещение стоматолога! Посещение медицинского кабинета… Точно так же, в стройном продуманном порядке лежат на столе у врача инструменты…

Вот уж, правда, привычка — вторая натура.

Анна уже не первый раз в жизни обращала внимание, что люди, у которых работа на первом и главном месте, фанаты и трудоголики, обычно и свой домашний уклад стараются сделать похожим на рабочий.

Глава 18

Наконец Никита снова появился в отеле. Вернулся!

И при первой же возможности Анна передала ему покетбук, который, что называется, ухе просто жег ей руки.

— Что это? — удивился тот.

— Подарок от одного нашего тайного сотрудника.

— Любопытно, любопытно, — заметил Сыщик, принимая этот дар.

И он осмотрел покетбук крайне внимательно.

— А вы знаете, кажется, дело немного проясняется…

— В каком смысле?

— Видите ли, насколько мне стало сейчас, по возвращении, известно, экспертам в полиции все же удалось установить причину пожара в фуникулере.

— Да?

— Зажигалка оказалась ни при чем. Это был взрыв.

— Взрыв?

— Причем принцип тот же, что в случае с Мартином. Ведь если бы мы тогда не появились в гараже, взрывное устройство замедленного действия, спрятанное в багажнике машины, сработало бы.

— А у этих.., сгоревших, оно где было спрятано?

— Угадайте с трех раз.

— Неужели?!

— Представьте! Судя по всему, взрывное устройство было вмонтировано именно в покетбук.

— Но тогда получается, что…

— Конечно… Такую вещь они могли получить только от своего.

— То есть вы хотите сказать, что их убрал кто-то из своих?

— Именно это хочу сказать. Любопытно, кроме того, что взорвавшийся покетбук — точно такой же" модели, как и тот, что…

— Неужели?! — ахнула Светлова. — Невероятно…

Неужели этот, что Чучу притащила, такой же?

— Вот именно. Один к одному… Ощущение такое, что их приобрел в свое время один и тот же человек.

— Преступник?

— Выходит, что так.

— Видите, какая потрясающая случайность!

— «Стечение случайностей — это когда совершается, делается или говорится то, что должно быть скрыто».

— Как вы сказали?!

— Это не я сказал, а один древний и умный римлянин.

Что-то в этом роде Светлова от него уже слышала и поэтому не удивилась. Но все-таки не удержалась и спросила:

— Чучу — это, по-вашему, стечение случайностей?

— Думаю, да… Небольшой фарт. Подарок судьбы.

Видите ли, Анна… «Бросить копье — это действие воли. А попасть, в кого хочешь, — это действие судьбы». Это тоже сказал не я, а…

— Ну да, да. Я уже поняла: один древний и умный римлянин.

— Обычно говорят «судьба — индейка», а у нас получилось — судьба — мартышка…

— Тогда для полноты полицейского счастья нам в «Королевском саду» не хватает говорящего попугая.

Этакой вещей птицы, которая влетает время от времени в окно и выбалтывает тайны преступников. Попугая-осведомителя… Поскольку мартышка на службе у закона у нас уже есть.

И Анна передала Сыщику еще один сюрприз — коробочку с лекарством.

— А это что такое?

— Угадайте и вы с трех раз…

— Та самая?

— Именно. Лекарство от астмы.

— И где же это лекарство было обнаружено?

— Не поверите, в номере у мадам Вронской… Точнее сказать, тоже у ее мартышки Чучу…

— Стало быть, убийца Кубоцкого живет здесь, в отеле «Королевский сад»?

— Надо полагать. Ведь наша Чучу не гастролерша, работает только дома. Ворует только у своих.

— Это очень интересная новость…. — Сыщик задумчиво разглядывал коробочку, предусмотрительно для сохранения отпечатков упакованную Светловой в прозрачный пакет.

— Еще бы! Представляете, если бы мадам Вронская так и уехала тогда? Столь внезапно, как она собиралась это сделать… Понимаете? Вронская, сама того не ведая, увезла бы эту коробочку с собой, и мы бы никогда не узнали, почему преступник не вернул ее на место.

— Мадам Вронская собиралась уехать?

— Да. Причем она так торопилась тогда — мне с большим трудом удалось ее удержать.

— Странная поспешность…

— Правда? Что же вас так настораживает?

— Ну, например, то, что мадам Вронской так не нравится присутствие полиции в отеле.

— А кому это может понравиться?

— Некоторым, как мы видим, это не нравится особенно. Они сразу же хватаются за чемодан и бегут из отеля. И это, безусловно, настораживает. У Вронской ведь уже были неприятности с полицией, вы знаете об этом?

— Вот как? Это интересно…

— Вы помните, что написано на ее визитной карточке, которую она всем вручает?

— О, да… «Мадам Вронская. Исцеление и хиромантия».

— Так вот… Одна из ее клиенток, которую она от чего-то исцеляла, так и не исцелилась. А ровно наоборот.

— Неужели?

— Представьте. И Вронская даже некоторое время находилась под следствием. Правда, потом все обошлось. Ее вину не смогли доказать… Что, впрочем, совсем не говорит о том, что она действительно не была виновата.

— Однако…. — возразила Светлова. — К таким целительницам приходят ведь не слишком здоровые люди. Иногда уже обреченные… Они никому не отказывают. Так что обвинить потом, если человек все-таки умер, целительницу в шарлатанстве и причинении вреда жизни и здоровью ничего не стоит.

35
{"b":"1841","o":1}