ЛитМир - Электронная Библиотека

Какая, однако, ты, Светлова, простофиля… Развесила уши! Поверила россказням… Сотрудник Интерпола… А если бы он рассказал, что он принц Уэльский? Тоже бы поверила?!"

Однако, словно взамен Никиты, в отеле появился новый постоялец… Светлова уже знала, что его зовут Стив Боннер.

Часть вторая

Глава 1

— Господин Климов у себя? — поинтересовалась Дэзи у пани Черниковой.

— Нет, его нет.

— А когда он вернется, вы не знаете?

— Обещал часа через два.

Минуту Дэзи стояла, глубоко задумавшись. Неожиданно, не обращая внимания на пани Черникову, она схватила со стойки ключ от его номера и помчалась наверх. Вслед ей неслись удивленные возгласы хозяйки отеля.

Дэзи открыла дверь. И замерла на пороге. Номер был пуст…

Минуту-другую она сомневалась. И наконец решительно направилась к мольберту со своим портретом. Подошла… И снова замерла в нерешительности.

Это было табу. Руслан не разрешал ей смотреть на его работу. Но теперь это, кажется, уже не имело значения…

Она откинула покрывало, занавешивающее холст.

И в ужасе закрыла лицо руками.

«Весеннее утро»…

Это было ужасно. Какая-то невероятная мазня…

Как будто с кистью в руке резвился сумасшедший.

Или ребенок баловался, рисуя «каляки-маляки».

За спиной раздались шаги. Она испуганно оглянулась. На пороге, наблюдая за ней, стояла Аня Светлова.

— Вы это ухе видели? — подавленно спросила Дэзи.

Светлова кивнула.

— Почему же вы мне ничего не сказали?

— Это долгий разговор.

— Даже так?

— К тому же я пока не могу обо всем с вами говорить откровенно.

— Но ведь, если человек плохо рисует, это еще не говорит о нем дурно? — бросилась Дэзи на защиту своего жениха.

— О да, разумеется… — кротко согласилась Анна. — Отсутствие таланта вовсе не грех.

«Лучше бы Светлова мне возражала! — подумала девушка. — Нет ничего хуже такого лицемерного согласия, исполненного намеков и недомолвок…»

Опустив плечи, она отправилась в себе в номер.

С той поры, как полицейский откинул пленку, прикрывавшую труп, который ей предъявили для опознания, Дэзи так и не сумела прийти в себя.

«Тебя не узнать! — упрекал ее жених. — Ходишь как в воду опущенная, ни улыбки, ни радости… Так нельзя! Пора забыть о случившемся — ты ведешь себя неадекватно!»

Возможно, Руслан был прав. Но она пробовала забыть, и у нее ничего не получалось.

Зерно сомнения, брошенное некоторое время назад, теперь проросло и даже пустило крепкие корешки.

Впервые Дэзи разрешила себе подробно, в деталях восстановить в памяти тот день… Как все это было.

Тогда она наконец придумала, как ей быть.

Дэзи хорошо заплатила официанту, и он раскололся. Признался, что это он подкладывал ей под салфетку странные послания. У загадочного явления оказалось, как всегда, самое простое объяснение.

Официант даже объяснил ей, как найти парня, поручения которого он выполнял. То есть объяснил ей, когда тот снова появится, назвал время. А дальше ей осталось только подождать и незаметно за этим человеком проследить. Так она и узнала, в каком отеле он живет. Долго сомневалась, решаясь на визит. И все-таки решилась. Дэзи отправилась в тот отель к вечеру…

Городок уже угомонился. На улицах в старинной части, где находился этот отель, и вовсе никого. Лишь однажды мимо проехала машина. Она удивилась. Неужели Руслан? Если это так, то жених ее явно не заметил. Но скорее всего она просто обозналась, успокоила тогда себя Дэзи.

Подъехав к отелю, она остановила машину. Припарковалась у самого тротуара, в густой тени низко спустивших ветви деревьев. Но выходить не стала. В машине лежала начатая пачка сигарет. Дэзи вздохнула, взяла зажигалку, щелкнула ею. Курить отчего-то расхотелось… Надо было признать, что она очень волнуется. Предстоящий разговор, очевидно, многое ей откроет…

Дэзи опустила стекло. И сразу шелест листвы, душистые весенние сумерки наполнили машину. А почему, собственно, ей так уж все это надо? Может, вернуться? Однако она чувствовала, что есть тут какая-то тайна, секрет. Да, она это ясно чувствует. И от этого ей кажется все время, что рядом опасность… Кружит, кружит в двух шагах от нее. Конечно, может быть, это ерунда по сравнению с тем, что она чувствует, когда Руслан ее целует…

Наконец она все-таки вышла из машины. Спросила у портье, дома ли постоялец из тридцатого номера.

Ей ответили утвердительно. Ни на лестнице, ни в коридоре она никого не встретила.

Отель явно пользовался не слишком большой популярностью. Хотя до пика туристического сезона было еще далеко, и такое пустующее состояние было характерно почти для всех гостиниц городка.

Еще издали Дэзи заметила, что дверь одного из номеров настежь открыта в коридор.

…Лепорелло лежал на полу, привалившись к дверному косяку, и голова его по-стариковски жалко припала к плечу. Дэзи поразило почему-то именно это: молодой сильный атлет — и жалко, бессильно склоненная голова. В номере лампа-абажур, низко спущенная над столом, раскачивалась от сквозняка.

Этот же сквозняк шевелил на столе листы бумаги. Тихонько шипела включенная кофеварка. Это был единственный звук, все остальное поражало безмолвием.

И самое большое — мертвое — безмолвие и неподвижность были в этом человеке, лежащем у раскрытой двери.

Из оцепенения ее вывела именно кофеварка.

Стараясь не дотронуться до мертвеца, она перешагнула порог, вошла в номер, подошла к кофеварке и выключила ее. Казалось бы, зачем? В двух шагах лежит убитый человек. Почему ее так волнует кофеварка? Но она подошла и выключила. Ее поразило, что в такой дикой, не вмещаемой умом ситуации человек продолжает автоматически делать простые, привычные вещи: выключает кофеварку, вытирает носовым платком руки…

Взглянула на бумаги, разбросанные сквозняком по столу… Кажется, этот человек снова готовился отправить ей очередное послание.

Зачем? Что он хотел ей сказать?

Так же старательно обходя покойника, она вышла в коридор.

Хотела прикрыть за собой дверь… Но это было невозможно из-за того, как лежал мертвец — прямо на пороге.

Дэзи огляделась по сторонам. Никого. Не надо, чтобы кто-нибудь видел ее здесь. Пусть разбирается полиция.

Позже, когда полиция стала разбираться и ее даже вызвали в полицейский участок на опознание — оказывается, в письме этого парня было указано ее имя! — Дэзи не призналась, что знает убитого. Так посоветовал ей по телефону отец. В том, что она была на месте убийства, папа тоже запретил ей признаваться.

Как всегда, отец торопился, говорил кратко и ничего не стал ей толком объяснять. Было понятно, что он по-прежнему считает ее маленькой, несмышленой девочкой, которую нельзя посвящать в важные взрослые дела.

Это его отношение к ней очень мучило Дэзи. Особенно в последнее время, когда вдруг появилось столько загадок.

Но что она могла поделать? Ведь она всегда была послушной дочерью.

«Не надо никому ничего говорить, — лишь строго и кратко заметил отец. — Зачем нам, детка, лишние хлопоты?»

Отцу вторил ее жених Руслан. Удивительно, но он говорил почти теми же самыми словами. «Зачем нам лишние хлопоты?» Только вместо «детка» у него была привычка говорить ей «беби».

— Не надо прояснять все до бесконечности, до прозрачности, беби, — сказал ей Руслан. Он ласково усадил ее за столик кафе и заказал мороженое.

«Как с маленькой несмышленой девочкой, — подумала Дэзи. — Вот тебе мороженое — веди себя послушно!»

— Почему? — вслух спросила она. — Почему не надо прояснять до прозрачности? Разве это плохо?

— Иногда да… Можно оказаться перед пустотой.

И вообще… Всякий раз, когда тебя охватит страсть к приключениям, предупреждай меня. Зачем ты поехала в этот отель? Какие-то дурацкие послания тебя испугали? Шутка идиота! Тебе нужно смотреть на жизнь спокойно, а не глазами, полными страха.

37
{"b":"1841","o":1}