ЛитМир - Электронная Библиотека

— Только не пугайте меня снова, — раздалось в ответ, — с детства не переношу страшных сказок: одна кошмарная история — и не сплю всю ночь! К тому же после того, что случилось, мне уж ничего не страшно.

В освещенной комнате наступила тишина.

А Дэзи ошеломленно опустилась по стеночке на пол. Ноги ее подкосились.

— Итак, что же вы молчите? — наконец снова спросил голос ее жениха.

— Считаю до ста. Вы же сами мне только что это посоветовали, — ответил ему прежний глуховатый низкий голос.

Дэзи слушала, и от обиды слезы выступали на глазах.

Руслан разговаривал с ее отцом.

Отец здесь, в городе, и даже не навестил ее, даже не дал знать!

— Как вы стали послушны, — в голосе, Руслана слышалась усмешка. — Вот это правильно!

Она больше почти не прислушивалась к разговору, к словам. В глазах щипало от слез. Хотя разговор, несмотря на волнение, которое она испытывала, казался ей странным. Она не улавливала его смысла…

Но ей чудилось, что отец словно не похож на самого себя — он говорил будто бы с другими интонациями: подобострастно, торопливо… Таким она его никогда не знала.

Может быть, он заложник? Может, его шантажируют, ему угрожают? Кто? Неужели ее жених Руслан?

Или все-таки их связывают какие-то общие темные дела? Иначе зачем отец прячется, а Руслан его навещает?

Вдруг дверь комнаты отворилась и на пороге появился Руслан.

— Закройтесь! — грубо прикрикнул он и быстро зашагал по коридору к выходу.

— Успеется… — донеслось в ответ из комнаты… — Кого тут бояться-то!

Хлопнула входная дверь, щелкнул замок. Очевидно, Руслан ушел.

Дэзи стояла в абсолютной тишине коридора, боясь шелохнуться. Но тишина ничем больше не нарушалась. Неизвестно, сколько прошло времени: минута, десять минут…

Она дождалась, пока ее жених отойдет подальше от дома. И, глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду, толкнула дверь освещенной комнаты.

Дверь оказалась еще не заперта и подалась. В комнате у окна, рядом с заставленным бутылками и немытой посудой столом, курил, глядя на улицу, какой-то седой, в затасканном купальном халате и ботинках на босу ногу человек.

«Па…» — хотела сказать Дэзи, но ее собственный голос, казалось, совсем пропал от страха и потрясения. Испуганное, смятенное «па» дрожало у нее в горле…

Человек стоял к ней спиной и был очень мало похож на ее отца. Например, ее отец никогда не курил…

«Что с тобой?» — хотела закричать Дэзи.

И в это мгновение мужчина у окна повернулся к ней лицом. И она чуть снова не упала в обморок. Это был какой-то другой человек — совсем не ее отец.

«Где мой папа?» — хотела спросить она, испуганно оглядывая небольшую комнату.

— Что вам здесь нужно? — опередив ее вопрос, грубо спросил незнакомец.

Невероятно… Она не верила тому, что слышала.

Это был голос ее отца. Все это было похоже на сон наяву, галлюцинации. Дэзи, пятясь, вышла из жуткой комнаты.

У нее еще хватило сил ущипнуть себя. Потому что единственным объяснением происходящему — если, конечно, она не сошла с ума — было то, что она еще спит.

Пани Черникова, зевая, сама закрыла дверь за молодым человеком. Наличие швейцара в ее «Королевском саду», увы, было непозволительной роскошью.

Швейцар — примета четырех-пятизвездного отеля. А куда ей до этих четырех, ей бы с кредитами расплатиться…

«Все торопятся, торопятся… — думала пани Черникова несколько осуждающе, как и полагается пожилому человеку, глядя вслед отъехавшему такси. — Вот и этот господин Климов. Только вернулся — и снова уехал! Даже утра не дождался… Ни свет ни заря уже в аэропорт».

Дверь, ведущая на улицу, была на замке. Дэзи дергала ее что было сил… Бесполезно.

«Женщина! — вспомнила она. — В доме должна быть хозяйка!»

Она хотела было закричать, позвать ее, но вдруг передумала. Неизвестно, что может предпринять этот человек, услышав ее крик. И вообще.., все они тут, верно, в сговоре! Теперь она уже поняла, что уже видела однажды этого мужчину. Но когда? Точно! Тогда в номере у дяди Кости… «Трудно запоминающаяся жалкая личность»… Но все-таки не настолько не запоминающаяся, чтобы Дэзи не вспомнила его!

Бегом по лестнице она вернулась к себе в комнату, к открытому окну. От окна до водосточной трубы по карнизу было расстояние в три шага. Она спустилась вниз по этой трубе. И если не считать, что она исцарапалась внизу о кусты роз, все сошло хорошо.

Идти босиком сначала было очень страшно… Казалось, что сейчас на что-нибудь наступишь. Так и случилось! Почти сразу она поранила ногу каким-то острым камешком. Но потом боль притупилась, ей стало все равно…

Прихрамывающая и озябшая, в чужой ночной сорочке, она бежала по пустынным предрассветным улицам респектабельного европейского городка.

Странный вид? Ну что ж… Пусть думают, что она сбежала из психбольницы.

Во всяком случае, иначе как собственным душевным и умственным расстройством то, что с ней приключилось, объяснить она не могла. Только в галлюцинациях душевнобольного мог явиться этот странный человек с голосом ее отца.

Она чокнутая. Все они правы. Она чокнутая…

В дверь трезвонили не перестая. Зевая и чертыхаясь, хозяйка «Королевского сада» снова пошла открывать.

Да что ж такое? Беда с этими русскими постояльцами… Никаких денег не захочешь. Ну и ночка! И за что ей такие мучения? Ну, неужели у нее никогда не будет швейцара?! И кто, спрашивается, может звонить в дверь в такое время?

— Госпожа Медведева?!

Пани Черникова с нескрываемым изумлением смотрела на стоящую в дверном проеме девушку.

Особенно поразил ее наряд Дэзи… Растрепанная, в странной, кажется, ночной рубашке, босиком… Ноги исцарапаны… Такого видеть хозяйке отеля еще не доводилось, хотя прожила она на свете немало.

— Что случилось? Вы…

— Вы не видели моего жениха? — торопливо перебила ее Дэзи.

— Жениха?

— Ну да! Он вернулся в отель?

— Вернулся, но…

— Он у себя?

— Да нет… Ведь господин Климов только что уехал.

— Как?! Вернулся и уехал?!

— Ну да… Он уехал в аэропорт.

— Он сказал, что уехал насовсем?

— Да нет… Господин Климов обещал, что вернется через неделю.

— Он просил мне что-нибудь передать? — почти закричала Дэзи. — Письмо? Записку?

— Письмо? — еще больше удивилась пани Черникова. — Нет, конечно, что вы… Какое же письмо?! — широко раскрыв глаза, она взирала на Дэзи, явно заподозрив ее в умопомешательстве.

— — Он ничего мне не передавал?

— Да ведь он сказал, что поехал к вам.

— Ко мне?!

— Да… И еще он сказал, — что вы вместе вернетесь через неделю.

— Что же получается? — Дэзи беспомощно прислонилась к стене. — Получается, что я тоже уехала?

— Ну да… — кивнула, понимая, что голова у нее идет кругом, пани Черникова.

— А вы… — с надеждой взглянула на нее Дэзи. — Вы видели, как я уезжала?

— Да, в общем, нет… Мне об этом сообщил господин Климов.

И Дэзи сделала единственное, что пришло ей в голову, — принялась звонить отцу…

Но любезный голос раз за разом объяснял ей, что его номер временно блокирован.

Глава 4

— Я один? Больше никто здесь не выходит?

— Да кто ж тут сходить-то будет? — удивилась проводница. — Тут и не сходит никогда никто.

Сколько езжу, не видала.

— А почему же поезд останавливается? — изумился Лопухин.

— Да по старой памяти, наверное… Люди-то раньше тут жили. Это потом все опустело. Работы не стало, вот народ и сбежал от голода. А остановка осталась.

— Неужели там вообще никто не живет? — заволновался Лопухин, озадаченный такой информацией.

— Ой, не знаю, парень! Живет ли там кто вообще?

Откуда мне знать? Когда-то, можа, и жили… Щас не знаю… Врать не буду — не скажу!

На стоянку было отведено ровно три минуты. Но Лопухину показалось, что машинист не выдержал и этого времени. Едва Никита спрыгнул на землю, проводница тут же убрала лесенку, и едва остановившийся поезд снова поплыл, тронулся с места.

41
{"b":"1841","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Срок твоей нелюбви
Авантюра леди Олстон
Палач
Буревестники
Не такая, как все
Блондинки тоже в тренде
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Крампус, Повелитель Йоля
Искажение