ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэтрин сменила рубашку на свитер и надела рваные брюки. Рукава свитера были закатаны по локоть, и на предплечьях помещались кожаные щитки. Она стояла — стройная, спокойная, прямая как стрела, которой целила прямо в грудь пришельцу. Питер сидел тише воды, ниже травы.

— Вон отсюда. Прыгайте обратно.

— Через стену? — возмутился Питер. — Да я едва не упал!

— Не надо было пытаться.

— Но я не нарочно! Что я мог поделать?!

Она усмехнулась, видя царапины на его лице и растрепанные волосы.

— Боюсь, Тифани слишком впечатлительна. Она расхваливала вас как искусного наездника.

— Султан сегодня не в духе, — оправдывался Питер. Он поднял руку, чтобы пригладить волосы, и Султан затанцевал.

— Да. Вам не повезло. Убирайтесь.

— Но послушайте!

— Убирайтесь, вам говорят!

Питер хотел поспорить, но закрыл рот и пожал плечами. У него не было уверенности, что Кэт не застрелит его. Молодой человек развернул Султана. Они с Султаном знали, что им не хватит места для хорошего разбега, но Султан был уже так разобижен, что ни о чем не думал. Оттолкнувшись, он перелетел через стену, скребя по камню копытами. В этот момент Питер выпустил поводья, вытащил ноги из стремян и как мешок вывалился из седла.

Приземлившись в кустарник с другой стороны с таким треском и грохотом, на какой очень рассчитывал, он лежал неподвижно и одним глазом поглядывал на стену. Когда сверху появилось испуганное лицо Кэтрин, обманщик закрыл глаз. Он слышал, как она спускается и подходит. Лежа па спине с подвернутой ногой, Питер чувствовал, как прохладная рука ощупывает его лоб, где уже успела вскочить большая шишка, откидывает волосы... Заслышав тяжелый вздох, он приготовился слабо застонать в ответ на ее женские причитания.

— Черт побери! — сказала Кэтрин. — Этот идиот едва не расшибся насмерть.

Спустя час Питер лежал в кровати. Голова раскалывалась от боли, но сознание того, что второй пункт плана выполнен, облегчало его страдания. Мартин, который пробыл совсем недолго, посмотрел на него с укоризной. Но это был взгляд полный облегчения, хоть и сопровождался замечанием о возможном сотрясении мозга. Он говорил, что бедный Питер живет в гостинице, где, конечно, хорошее обслуживание, но для больных не вполне подходящее...

— А почему бы не отправить его в больницу? — перебила Кэт.

Питер взглянул на нее сквозь ресницы. Она стояла рядом, нетерпеливо барабаня пальцами по спинке кровати. Рот крепко сжат, глаза сузились от гнева, который не остудил даже диагноз, произнесенный врачом.

— Больница переполнена, Кэт, вы же знаете. Кроме того, его нельзя сейчас перевозить. Если вам понадобится помощь, я пришлю сиделку...

— Из переполненной больницы? Нет уж, Мартин, спасибо. Я не выброшу его вот так на улицу, разумеется, но хотелось бы напомнить, что это мой дом, а не ваш!

И она вылетела из комнаты, грохнув дверью. Питер улыбнулся Мартину, а тот в ответ подмигнул ему и кивнул в сторону Тифани, стоявшей у двери.

— Ничего, Питер. Полежите, и все пройдет. Тифани за вами присмотрит.

Когда врач ушел, девушка села к нему на кровать и взяла его руку обеими руками. Она была очень красива. У него кружилась голова, но не от слабости, а оттого, что он видел ее лицо и чудесные рыже-золотые волосы.

— Что случилось, Питер? Не забывай, я видела, как ты ездишь верхом. Что ты сделал с Султаном?

— Я? Сделал с Султаном?

— Не валяй дурака. — Она рассердилась, ее щеки вспыхнули гневным румянцем. — Весь город только и говорит о том, что у нас завелись привидения. Пол знает. Ты беседовал с ним, не так ли?

— Да, но...

— И ты решил сюда вломиться, чтобы спасти нас. — Ее голубые глаза сверкали. — Вот еще герой! Рыцарь без страха и упрека. Чего тебе от нас надо? Зачем ты приехал? Все было так хорошо, пока ты не явился!

Питер, который тщетно пытался перебить ее, решился на крайний шаг. Он схватил ее сжатые кулачки и притянул к себе с такой силой, что заныли даже раны, о которых он не подозревал. Впрочем, Питеру сейчас было не до них. Тифани ужом извивалась в его объятиях. Потом сопротивление начало слабеть и наконец перешло в содействие. Но стоило ослабить хватку — и она выскользнула, а Питер остался лежать с открытым ртом и поднятыми руками. Он укоризненно посмотрел на коварную. Ее лицо еще пылало, но уже не от гнева. Не сумев сдержать улыбку, снова присела на краешек кровати.

Питер вдруг ощутил какое-то забытое чувство и в первое мгновение даже не разобрал, что с ним такое, — ему стало стыдно.

— Я хотел все объяснить, — он глушил в себе слабый голос совести, — при помощи пантомимы.

— Очень мило с твоей стороны. Но совершенно излишне. У тебя нет причин для беспокойства.

— Нет, есть. Что с Кэтрин?

Тифани молча и пристально его изучала. От этого взгляда Питер почувствовал себя еще неуютнее, чем от взгляда Мартина, когда впервые зашел к нему в кабинет. Наконец она с протяжным вздохом опустила глаза:

— Это все Марк. Это из-за него.

— Кто такой Марк? — осторожно поинтересовался Питер.

— Ну, это один наш знакомый... ну, ее друг, который... Короче, она его любила, а потом он умер.

— От чего?

— Он поехал на охоту. Один. И как-то так получилось, что курок у него сорвался, ружье выстрелило и убило его.

— Ах вот оно что... И с тех пор она... не может забыть его?

— Да. Хотя прошло уже больше года.

— А ты? Тебе он тоже нравился?

— Нравился ли мне Марк? — Тифани медленно улыбнулась. — «Нравился» — это не про него. Его можно было или ненавидеть, или сходить по нему с ума. Знаешь, ты очень на него похож. Мне, по крайней мере, так казалось, — задумчиво говорила Тифани ("Только не это! " — запаниковал Питер), — пока ты не поцеловал меня.

Тифани встала и подошла к двери. Взявшись за ручку, она оглянулась и тихо произнесла:

— Но я все равно рада, что ты с нами, Питер.

Глава 6

Когда все улеглись, Питер встал с кровати. Дать спектакль в первую же ночь своего прибытия он не решился, дабы не возбуждать подозрений. Сначала требовалось разведать расположение комнат. Целый час он сидел и ждал, пока глаза привыкнут к темноте, так как нервное состояние хозяйки не позволяло воспользоваться свечой или фонариком.

Второй этаж, так же как и первый, был устроен на манер кроличьей норы. Хорошо еще, что жилым было только одно крыло — над салоном, где проходил спиритический сеанс. Спальни располагались по обе стороны коридора. Кэтрин занимала весь дальний конец крыла. Питера поселили возле лестницы, в противоположном конце. Маленькая комната Тифани находилась рядом со спальней Кэтрин. Еще две комнаты для гостей пустовали.

Толстая ковровая дорожка на полу скрадывала звуки его шагов. Дверные петли и ручки были хорошо смазаны и не скрипели. Питер с удовлетворением отметил это, заглянув в пустые комнаты. Его подмывало проверить, заперта ли дверь у Кэтрин, но он не осмелился. Девять шансов из десяти, что она лежит без сна и пялит глаза в темноту. Легкий шорох со стороны двери или окна — и нервная особа поднимет визг на весь дом.

Питер решил войти в гостевую — напротив комнаты Тифани. Закрыв за собой дверь, он будто очутился в желудке у кита. Жалюзи и шторы были опущены, и рисковый малый на ощупь пробирался к окну в кромешной темноте. Он не стал отдергивать шторы, боясь, что загремят карнизные кольца, а проскользнул между ними, поднял жалюзи и повернул шпингалет.

Первый же порыв ветра всколыхнул шторы, и кольца все-таки загремели. Питер торопливо захлопнул окно, хотя шум был слишком слабый, чтобы кто-то услышал. Того, что он успел рассмотреть, было достаточно: карнизы широкие, стены густо заросли плющом и виноградом. При известной сноровке из этой комнаты вполне можно добраться до балкона Кэтрин. На обратном пути ему в голову пришла еще одна идея. Как он и надеялся, его спальня и эта пустовавшая комната имели общую ванную. Дверь закрывалась на щеколду, которую, очевидно, забыли задвинуть... Да, идея неплоха.

12
{"b":"18411","o":1}