ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жестокая красотка
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Долгое падение
Рой
Сновидцы
Полночный соблазн
Посею нежность – взойдет любовь
Личный тренер

— Я не смогу тебе помочь, пока ты не развяжешь меня.

— Мне не нужна твоя помощь, — разозлился Марк. — Я не нуждался в ней и когда посылал то письмо. Вот это, — он взмахнул когтистой лапой, указывая на круг своих сообщников, — гораздо сильнее, чем ты. А я здесь главный черт. Я — князь Тьмы.

При этих словах Тифани, не сводившая с Марка глаз, кивнула. Ее взгляд был полон религиозного пыла пополам с личной преданностью. Неужели ей невдомек, удивлялась Кэт, что Марк использует и ее, и остальных в своих собственных интересах? Питер что-то сказал, но Кэт не услышала, потому что банда вновь зашевелилась и отвлекла ее внимание.

Далее по программе был ритуальный ужин. Если бы она наблюдала за происходящим из безопасного места, то, возможно, делала бы это не без удовольствия. Чаще всего, как указывали средневековые источники, ритуальное угощение состояло из простых кушаний — мяса, хлеба и вина. В собственной книге она критиковала легенды о каннибализме, а также ядах, якобы милых желудку колдунов. Однако от этой компании можно было ожидать чего угодно. Кэтрин не исключала, что, когда они хорошенько раззадорятся, их потянет на человеческое мясо, мочу или хлеб из муки неизвестного происхождения. Пока что все выглядело так, будто люди собрались на обычный пикник. Мисс Девайс суетилась вокруг скатерти, расставляя бутылки вина по углам — красного вина, разумеется. Затем там появилась икра, изысканные сыры, хрустящие французские булки... Кэт почувствовала, как к горлу подступает тошнота. Она не ела с самого утра, но не вид пищи вызывал у нее судороги в желудке.

После того как скатерть была уставлена провизией и все корзинки опустели, одна, самая большая, так и осталась стоять в стороне — у камня. Вероятно, в ней был особый деликатес, приберегаемый на десерт. Все было готово. Ждали только босса. Миссис Адамс наклонилась, чтобы подобрать со скатерти несколько сухих листьев, — седые космы свесились ей на грудь, закрыв лицо, и лишь острый нос торчал посреди прически. А Марк все не шел, не желая прерывать приятный разговор.

— Когда Стивен умер, его место занял я, — объяснял он, — потому что мы вдвоем начинали это дело. Мартин, конечно, обиделся. Он сам хотел въехать в главный офис. Но Стивен знал, что для Мартина наш орден — только средство достижения цели, а для остальных — это сама цель. — Тут он с улыбкой обернулся к Тифани.

— Для остальных — возможно, но не для тебя, — взорвалась Кэт. — Тебе нужны деньги и власть. Ты хотел жениться на мне из-за денег. Когда у тебя ничего не вышло, ты имитировал собственную смерть, чтобы шантажировать меня.

— Какова наивность! — умилился Марк и снова погладил ее когтями по щеке. — Ты воображаешь, что у меня других забот не было, как только на тебе жениться? Ошибаешься, дорогая. Я наделал много долгов, и не только здесь. Я крупно задолжал одному опасному господину из Нью-Йорка, не говоря уже о том, что мною были недовольны отцы некоторых местных барышень. А Питер не мог приехать. Мои дела шли хуже и хуже, пока я не придумал, как убить двух зайцев сразу. Я мог исчезнуть и сделать на этом деньги, как говорят американцы. Тимми был небольшой потерей. Кроме того, его очень легко копировать.

— А мы думали, что его кто-то использует, — пробормотала Кэт.

— И были совершенно правы.

Пламя с хрустом и ревом рвалось вверх. Его языки лизали нижние ветки деревьев. Так и до пожара недолго, подумала Кэт. Сухие листья могли заняться от одной случайной искры, и тогда вся поляна вспыхнула бы, как свечка.

— Однако роль Тимми сильно ограничивала мои возможности, — продолжал Марк. — Я не мог быстро изменять внешность и вынужден был полагаться на свой голос, чтобы напоминать тебе о минувших днях. В этом мне очень помог Питер. Он такой выдумщик! В детстве мы с ним зачитывались оккультной литературой и вызывали чертей прямо в классе. Да, все шло отлично, пока он не помешал мне тогда во время сеанса. — Марк небрежно похлопал брата по щеке. Питер не успел отвернуться. Увидев кровавые следы своих ногтей, Марк захихикал: — Какой ты стал неповоротливый. Наверное, плохо себя чувствуешь? Да, сегодня у тебя на редкость неудачный день. Но все скоро закончится. Правда, я обещал генералу, что он поиграет с тобой, но не бойся, он недолго. Лишние синяки нам только заключение о смерти испортят.

— Что ты собираешься с нами делать? — вырвалось у Кэт.

— Ах да, вам это должно быть интересно. Раз у нас тут общество любителей старины, мы стараемся в точности исполнять обряды. Так что черная месса — это не про нас. Успокойтесь, мы не станем вас в голом виде раскладывать на алтаре.

— Большое спасибо, — нашла в себе силы съязвить Кэт.

— Не за что. С тобой всегда приятно поговорить. — Марк, откинув голову, весело рас-смеялся. — Перед нами стоит чисто практическая задача: представить все так, будто произошло убийство и самоубийство. Мартин, конечно, засвидетельствует, но на всякий случай, чтобы юрист не прицепился... завещание и прочее...

— Поняла.

— И все же соблюсти обычай — наш долг. Между прочим, сегодня Страстное воскресенье. Его отмечали еще за тысячу лет до Рождества Христова. Бог должен умереть, как умирает природа, чтобы возродиться весной.

— Каждые семь лет, — подсказала Кэт.

— Верно. Ты же у нас большой специалист по древним религиям, да? — Марк широко улыбнулся. — Хотя здесь такое случается не реже одного раза в год. Местная особенность.

— А разве не ты здесь бог? — удивился Питер. Брезгливое выражение его лица не понравилось Марку.

— Бог — это я.

<<Бог>> сделал обманное движение рукой, словно собираясь снова вогнать когти. Питер инстинктивно дернулся. Кэт видела, что Марк по-настоящему обижен. Оскорбленная гордость сквозила через толщу его злобы и надменности. Она отвела глаза, не в силах наблюдать братоубийство. Беспомощность одного ранила ее не меньше, чем безумие второго.

— Разумеется, — продолжал Марк, — я не умру. Это непрактично и навсегда, — в общем, меня такое не устраивает. Зачем умирать самому, когда есть чудесная замена? Все складывается как нельзя лучше. Правда, Тифани сегодня напортачила — бедняжка не слишком сильна в стрельбе из лука. Ей не следовало торопиться. Это все ты виновата, — он повернулся к Кэт, — со своей дурацкой балладой. Вот она и вбила себе в голову.

— Ты не сделаешь этого, — пораженно прошептала Кэт, — никто не поверит... что я убила Питера... или он меня... Для чего?

— Ну, причина у тебя найдется. Когда все узнают, кто такой Питер, — а это как пить дать всплывет, — то поверят непременно. Ведь ходят слухи о моей «случайной смерти»... В общем, ты сама знаешь.

— А Мартин, конечно, засвидетельствует, что я была сумасшедшей. — Слова давались ей нелегко.

— А Тифани и Шмидты подтвердят. Мы все предусмотрели, не волнуйся. — Взгляд Марка скользил по ней снизу вверх и обратно. — Дело за малым.

Подошла Тифани. Кэт отметила не без злорадства, что ее неземная сосредоточенность уступила место банальной ревности.

— Они ждут, — напомнила Тифани, касаясь плеча Марка.

— Еще бы, — усмехнулся Питер. — Особенно мисс Девайс и эта толстая сучка — как бишь ее имя... которая вечно зевает от скуки. Марк, и это все на одного тебя? Да как ты успеешь?

— Питер, — предостерегающе произнесла Кэт.

Но на этот раз Марк не обиделся и ответил, хитро прищурившись:

— Часть своих обязанностей я распределил между другими. — Козлиная морда у него на лбу, казалось, копирует его мимику. — Ритуальное совокупление с королевой шабаша! Идем, моя королева. — Он подал руку Тифани. — И с некоторыми из особо почетных гостей.

Хотя при этих словах Тифани заметно помрачнела, Марк не обратил внимания. Опустив маску, он потащил ее к «столу».

Ритуальный ужин начался.

Вино лилось уже не только в глотки, но и на скатерть, и на костюмы. И вот, наконец, вылив остатки четвертой бутылки за рубашку Марлен, Вольц припал своим рылом к ее обширной груди. Кэт зажмурилась. Питер громко выругался. Все были слишком заняты, чтобы обращать внимание. Кэт слышала у себя за спиной шорох, будто кто-то подкрадывался к ней сзади. Припомнив свой давний страх перед лесными чудовищами, она едва не улыбнулась.

29
{"b":"18411","o":1}