ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я хотел бы поддержать идею мисс Блейк, — сказал он со смущенной улыбкой, — если вы не возражаете.

— Нет-нет, мы будем очень рады, — заверил его Мартин. — Наверное, вы писали по этой теме? Я и не знал...

— Нет, не писал. Так, случайное совпадение. Несколько лет назад я был в Шотландии и слышал эту балладу от одной старушки. Но там было еще три куплета. Вам, наверное, будет любопытно послушать.

Сфальшивив в первом аккорде, он остановился и театрально закатил глаза. Мартин ободряюще кивнул — ничего, мол, продолжайте.

— Я не в форме, извините. Ну да ладно. Затем он спел три обещанных куплета и закончил бравурным аккордом.

Либо он слишком плохо пел, либо стихи были слишком хороши, но слушатели продолжали сидеть не шевелясь, с каменными лицами.

Первым нарушил молчание Мартин.

— Превосходно! — воскликнул доктор, соединяя кончики пальцев. — Прекрасно!

Питер не хотел показаться нескромным, но был принужден согласиться с Мартином, особенно оттого, что стихи он сочинил за десять минут до выступления. Молодой человек покосился на Тифани.

— Обманщик, — прошептала она.

— Я не хотел затмить вас, клянусь.

— Да вы эксперт в овечьей шкуре. Если бы я знала, что вы та, к поете...

— Вы бы ни за что не позволили мне спеть. Теперь занялись его стихами. Он не слушал, пока Вольц не шлепнул его по спине, требуя научно объяснить содержание куплетов. Питер с готовностью исполнил просьбу: после такого удачного вступления фантазия в нем забурлила. Днем, заглянув в книгу Кэтрин, он как раз прочитал о колдовских отварах и мазях, которые используются ведьмами, чтобы летать. Несколько особенно интересных рецептов ему запомнились. Досужие фольклористы готовы были спорить по поводу каждого названного им стебелька. Мартин охрип, взывая к их совести и уговаривая разойтись. Он, Тифани и Питер выходили последними.

— Вы застали нас врасплох, Питер, — улыбнулся Мартин, — вы всегда так неожиданно нападаете?

— Он поет почти как Глеи Кэмбелл, — добавила Тифани, искоса поглядывая на покрасневшего Питера, — я не прочь спеть с вами дуэтом, мистер Стюарт. Вы любите «Битлз»?

Мартин расхохотался и дружески приобнял девушку за плечи:

— Ладно вам, Тифани. А то Питер совсем засмущался. А насчет дуэта — это интересная идея. Только вот не знаю, стоит ли петь песни «Битлз»...

— А почему бы и нет? У них полно песен в народном стиле, — вконец осмелел Питер. — Правда, тематика...

— Ну, извините, — улыбнулась Тифани. — Я на самом деле хотела бы с вами спеть. Вы к нам надолго?

— Да, надолго.

— Хорошо. Я вам позвоню.

— Я сам вам позвоню. А еще лучше — провожу до дому.

— Очень любезно с вашей стороны, мистер Стюарт! — В ее глазах словно чертики запрыгали. — Спасибо, но в этом нет необходимости.

Да и вам будет неудобно. Если только вы не бегаете, как Лошинвар.

Питер ничего не понял. Мартин, который знал, в чем дело, нахмурился:

— Вы опять ездите на этом чудовище? Я же вам говорил...

— Ах, я люблю кататься ночью, — мечтательно воскликнула Тифани, — особенно на Султане! Он мчится быстрее ветра, а звезды так и мелькают над головой... Ну не будьте таким занудой, Пол!

— Я поговорю с Вольцем. Если ему так нравится давать вам лошадей, то пусть дает кого посмирнее. А ведь его надо вернуть сегодня в конюшню?

— Тимми заберет его.

Лицо доктора побагровело.

— Еще не легче, — проворчал он.

— А кто этот Тимми? — заинтересовался Питер. — Ваш местный маньяк?

Тифани засмеялась и задорно щелкнула каблуками.

— Если послушать Мартина, так оно и есть! На самом деле он просто несчастный полоумный ребенок, конюх генерала Вольца. Вольц держит его из жалости. Больше он никому не нужен.

— Наверное, жалость обходится Вольцу не слишком дорого, — брякнул Питер, не подумав.

Мартин грустно усмехнулся:

— Вот именно. Тимми умственно отсталый, но физически развит как взрослый мужчина. Я предупреждаю вас, Тифани...

— О, Пол! — капризно воскликнула девушка. — Я не боюсь. Он меня обожает.

— Я уж знаю. — Мартин нисколько не шутил. Его беспокойство передалось Питеру.

— Действительно, Тифани. Доктор прав. Давайте я провожу вас. Я мечтаю прокатиться на Султане.

— Еще один зануда. — Прежде чем упорхнуть, Тифани поднялась на цыпочки и чмокнула доктора в щеку. — Завтра я позвоню вам, мистер Стюарт, — она обернулась к Питеру, — сказать, что цела и невредима! — Девушка засмеялась и выскочила за дверь.

Мужчины остались, оба мрачные и надутые. Мартин, ухмыляясь, полез за трубкой. Он всегда так делал, когда нервничал.

— Я слишком много беспокоюсь.

— Вы и меня заразили.

— Почему?

— Она такая... прелестная, такая невинная... Наверное, этот бедняга лишился из-за нее последнего ума.

Доктор засмеялся и похлопал Питера по плечу:

— А сами-то... Влюбились с первого взгляда?

— Со второго. Я уже видел ее однажды. Они были с какой-то темноволосой женщиной. Я еще подумал, что, может быть, эта женщина и есть...

— Да, наверное. — Мартин убрал руку. — Тифани живет с Кэтрин. Они дальние родственники.

Доктор вдруг торопливо попрощался, и Питер пошел к себе в номер. Теперь ему еще больше захотелось познакомиться с Кэтрин Мор. Что в ней такого, от чего при одном упоминании этого имени людей поражает столбняк? Можно подумать, она ведьма.

Глава 4

— Я хочу тебя видеть. Сегодня. Сию минуту — сказал Питер.

— Нет, сегодня я не могу. Я еду кататься.

— Да? Так поедем вместе. Генерал Вольц как раз предлагал мне лошадь из своей конюшни. Когда ты придешь?

Ее смех зазвенел, словно далекий колокольчик.

— В три часа.

— Но до трех так долго ждать.

— А ты сходи в ресторан, это отвлечет твои мысли.

— Отвлечет от чего?

Она опять рассмеялась и повесила трубку. Когда он пришел в поместье Вольца, Тифа-ни была уже там.

— Привет! — крикнула она, ослепительно улыбаясь.

Питер улыбнулся в ответ, но все его внимание было приковано к коню. Это, конечно, Султан, которого так опасался Мартин. И совершенно

справедливо, вынужден был признать Питер. Крупный, выше шестнадцати ладоней, что для гунтера считалось очень прилично, — таких красавцев Питер еще не встречал. Его экстерьер был само совершенство — от маленьких, плотно прижатых к голове ушей до блестящих черных копыт. Однако почти сразу возникало смутное ощущение, будто с лошадью что-то не так...

Питер, нахмурясь, оглядывал Султана. Тот в свою очередь косил на чужака своим диким круглым глазом. Подойдя, Питер небрежно положил руку на его выгнутую шею. Султан резко мотнул головой, но Питер не убрал руку. Султан бешено всхрапнул, но в следующую секунду сделал вид, что просто зевает. Он взирал вокруг с сознанием собственного превосходства.

— Ну и фрукт! — восхитился Питер, поглаживая Султанову шею.

— Да, он себе на уме, — согласилась Тифани.

— Не нравится мне то, что у него на уме. Может быть, отдашь его мне попробовать?

— Ладно, даю из вредности. Хочется посмотреть, что он с тобой сделает.

— Обещаю падать кувырком, чтобы ты посмеялась.

— Идет. А я тогда возьму Звездочку. Тимми! — позвала она.

Питер вздрогнул от неожиданности. Он так увлекся выполнением своего плана, что думать забыл про этого Тимми. При виде Тимми, который приближался, еле волоча ноги, Питера окатила волна отвращения.

Худой невысокий парень, одетый в заляпанную безрукавку и штаны с огромными пузырями на коленях, казался безобидным. Свои ржавые лохмы он, конечно, не мыл и не расчесывал. В них застряла солома и прочие неприятные предметы.

Черты его лица долго оставались для Питера неясными. Взглянув на парнишку в первый раз, он ужаснулся и никак не мог собраться с духом посмотреть еще. Лицо Тимми было обезображено гигантским ярко-красным родимым пятном, каких Питеру не доводилось видеть. Его вдруг пронзила жалость к бедному уроду. На все воля Божья, мысленно успокаивал он себя. Когда Творец делал с ним это, Он делал это как следует. А может, Тимми заслужил? Может, в прошлой жизни он был убийцей? Или еще чем-нибудь разэтаким? Бог шельму метит.

7
{"b":"18411","o":1}